Суббота, 25.05.2024
Журнал Клаузура

2024 со 2 по 30 апреля в «АРТПЛЕЕ»

Арт-игра – что может быть серьёзнее…

5 апреля 2024 года в Центре дизайна ARTPLAY в зале «Лаборатория» КВАРТИРА S открылась выставка абстрактной живописи и графики «КООРДИНАТЫ ГАРМОНИИ».

Авторами выставки стали московские художники Елена Ляпина и Искан Ильязов.

На фото: Экспозиция выставки. Выгородка с композициями Искана

Было любопытно посетить эту галерею, являющуюся частичкой многофункциональной арт-площадки, что по сути напоминало винтик в механизме. Представлялся образ  большой и модной механической игрушки. Такие игрушки достигли расцвета в XIX веке. Они были замысловаты, и вызывали восторг окружающих.

И действительно, судя по названиям: и ARTPLAY, и КВАРТИРА S, и зал «Лаборатория» (в «белой» части зала без «кирпичной» секции), всё обещало быть необычным, всё обещало игру, пока ещё не совсем ясную, но кое-что начинало вырисовываться…

Игра набирала обороты: вход в британку (Британскую Школу Дизайна), второй этаж, направо, вокруг дизайнерские корнеры, салон Мандерс, магазин «Передвижник», декораторы и стилисты…

Как говорила Алиса в стране чудес: «Всё страньше и страньше».  Все эти непонятные названия «выскакивали» как ориентиры на дороге, когда стремишься в какой-то пункт назначения. Это напоминало квест, который необходимо пройти. Но вот, наконец, мелькнуло знакомое слово «Передвижник», и в памяти всплыло общество художников-передвижников. А затем появилась ободряющая мысль: «Художники – это уже теплее, это ближе к цели».

Я долго не могла понять, почему в этой игре меня так волнует ключевая фраза «КООРДИНАТЫ ГАРМОНИИ». Я произносила её, как заклинание, прислушивалась к сочетанию слов, к их звучанию, будто они могли прошептать мне свой скрытый смысл, будто я могла подслушать их тайный код. И вот наконец я уловила те вибрации, что не давали мне покоя. Они выявляли понятие многозначности и многомерности, что несло значение слова «координаты». Да, оказалось, меня тревожила не тема «гармонии» и её ассоциация с красотой и искусством, с соразмерным сочетанием частей единого целого. Всё дело оказалось в «координатах»: в заданных точках, в их пересечениях, в их соединении и построении пути. Куда же вёл этот путь? В мир гармонии, построенный на математической точности и вдохновении, на законах природы и интуиции?..

О, тот, кто сложил это название о координатах, – затевал большую игру. И я охотно приняла в ней участие, я сделала свой первый ход: я вспомнила школу и уроки географии. Восточная и западная долгота, северная и южная широта – как весело было по заданным координатам находить точки пересечения, строить маршруты, отыскивать географические объекты, лавировать между параллелями и меридианами, молниеносно пронизать пространство! Оно становилось подвластно. Это была моя любимая игра.

Я сделала второй ход и вспомнила уроки алгебры и геометрии, функции и графики, оси абсцисс и ординат. И вновь заданные координаты, и вновь точки пересечения, и вновь я соединяю карандашом эти точки, и прочерчиваются линии: плавные, ломаные, прямые, кривые. Я прочерчиваю их во времени и пространстве. Перекидываю «мостик» от начальной точки к конечной, пробиваюсь сквозь числовые величины. Пустота приобретает форму – тайное становится явным.

Удивительная, увлекательная игра: пересечение букв и чисел, градусов и минут, времени и пространства, науки и искусства, реальности и воображения. Сколько же таких точек пересечения ведёт в мир абстракций!.. …Стоит лишь «развернуть», как карту, перед собою мироздание и не ограничивать полёт своей мысли… Эти точки можно задать, вычислить, нафантазировать, представить, узнать из книг или вытащить из подсознания. Их разнородные координаты будут задавать путь в мир бесконечный, наполненный мыслями, чувствами, образами, – мир абстрактный… Игра стоит свеч!

«Игра стоит свеч» – звучит оптимистично. В отличие от изначального французского варианта поговорки о незначительном выигрыше и игре, не стоящей свеч: «Le jeu n’en vaut pas la chandelle».

С этой мыслью я поднялась на второй этаж, прошла «кирпичную» секцию и оказалась в «белой» части зала. Арт-галерея начиналась со стен кирпичной кладки. Сбоку находилось небольшое пространство прямоугольной формы, где заметно выделялся белый гипсовый конь в натуральную величину. Это зрелище было так странно и так неожиданно, что происходящее вновь напомнило некую игру. Среди стекла и металла, среди индустриального стиля, царившего в здании бывшего завода, одинокое реалистическое изображение выглядело неуместным и казалось случайно возникшим призраком. И вдруг вспомнились такие же призрачные слова Нострадамуса, французского врача, поэта, астролога и алхимика XVI века, предсказавшего в одной из строк своих пророческих катренов крушение великой империи: «Не удержится всадник на белом коне в стране Аквилонской».

Случайное образное совпадение между старинным стихом и гипсовым изваянием одинокого коня без всадника – будто специально, по воле игры и обстоятельств, приобретало символический смысл и мистические параллели с реальностью. Подобно фантому, передо мной мелькнули отправные координаты, отсылающие к происхождению пространства Artplay.

Artplay находится на территории бывшего завода «Манометр», история которого охватывает более ста лет. Его просторные цеха с большими окнами были переоборудованы под студии и офисы. Простота построек сохранилась и в дизайне помещений.

Переоборудованное здание завода напоминало о некогда великой империи, рухнувшей в конце ХХ столетия. Сам завод был индустриальным звеном с 1886 года. Но ХХI век поставил на кон судьбу многих предприятий павшей державы, затеяв игру по новым правилам. И старые испытанные заводские стены «Манометра» теперь потенциально служили идее всепоглощающего мира искусства. Многие концерты, фестивали, лекции, семинары ждали своего часа. Ныне этим пространством уже завладел яркий мир дизайна. Мастерские, студии дизайна и архитектуры, разнообразные выставки активно несли иные ритмы, иную атмосферу. И о прежней принадлежности завода к индустрии говорил только его стиль индастриал (от англ. Industrial – промышленный).

«Всадник не удержался на белом коне» – ушли в небытие устои империи, подобно им, провалились в небытие заводские цеха: тяжеловесный мир производства сменился лёгким, невесомым миром художественных образов. Они сдвигали и рушили границы реальности, чтобы впустить мир вымышленный, превращая мир грубой материи в мир тонкого духа. Материя и дух: пересечение этих двух координат открыло перспективу моего начавшегося странствия в тонких сферах гармонии и искусства, в эстетических областях абстрактной живописи и графики.

Белый зал, где расположилась выставка, словно цеплялся за образ белого коня и нёс в себе поэтические отголоски белого цвета, который опоэтизировал индустриальный стиль арт-пространства, не упуская ни одной его определяющей детали. Гладкие белые стены гармонировали с белыми, чистыми, но кое-где шероховатыми балочными потолками бывшего цеха и других заводских помещений. Их дополняли серебристые строительные коробы, мотки чёрной проводки и металлические трубы с прожекторами. Они пересекали пространство под прямым углом, образуя несложные конструкции. Серые полы, своим цветом напоминающие бетонные покрытия, кирпичные секции, большие застеклённые окна имели свою простую гамму красок и в итоге складывались в нейтральную цветовую палитру, о чём хотелось сказать: «Естественно, аккуратно, устойчиво». Но установленные большие белые кубы и ширмы создавали новые внутренние очертания этого пространства, привнося в него лёгкость и дополнительный свет. Ширмы были выстроены по кругу. Сквозной проход делил их на два полукружия. Белый цвет придавал им изящество и нежность. Увенчанные картинами с внутренней и внешней стороны, они были похожи на живописную ротонду.

Белые кубы играли другую роль. Сложенные по два, они напоминали большие каменные блоки начатой строительной кладки. Возле съёмной коричневой перегородки, они образовывали неожиданно возникшую новую, частично замыкающую грань белого зала. Вместе с этой гранью лестничная балюстрада, находящаяся напротив, и две поперечные белые секции создавали некое абстрактное, словно врывающееся в этот мир, четырёхгранное пространство галереи. По всему его периметру располагались картины. Они появлялись над белыми кубами, «летели», заполняя собою «воздух» белых стен, и как апофеоз этого абстрактного действа над открытой балюстрадой «парила» внушительных размеров композиция № 99 «ЗОЛОТО ИНКОВ» (80×120 mexico). По словам почётного деятеля искусств России, члена Союза писателей России, художника Искана Ильязова, его картина до сих пор с 2016 года излучает вибрации и фонит.

Глядя на эту картину, вспоминается стихотворение американского поэта Карла Сэндберга о двух звёздах по имени Джанетта. Оно заканчивается вопросом:

«Так к какой же звезде мы поедем с тобой –

К белой или голубой?»

На фото: Искан. Композиция № 99 «ЗОЛОТО ИНКОВ» (80×120 mexico)

На мой взгляд, ответ очевиден. Его даёт картина Искана, надо только суметь разглядеть: «к звезде по имени Солнце»!

Сквозь синюю бездну

Верхом на Красном коне

Помчимся мы к Солнцу…

Далёкой Звезде!

Идея выстраивания нового мира, наполненного творческой фантазией, открытостью и прорывом сквозь грани реальности охватывала пространство галереи, возобладав над индустриальной мыслью, оттесняя незавершённость заводского образа, занимая его пустоты. И можно было наблюдать со стороны игру художественного стиля живописи и дизайнерского стиля интерьера. Мир абстракции хлынул с полотен мощным энергетическим потоком. А белый цвет «подхватывал» его, на лету «подыгрывая» абстракции и вписывая её в интерьер. Духовность, метафизика, живые краски холстов навевали свою атмосферу. Но вот её эмоциональные токи стали наполняться смысловыми вибрациями, материальными прообразами, исходными моделями этих символических картин…

Внутреннее движение атмосферы усиливалось и заставляло стили прислушиваться друг к другу, взаимодействовать, дополнять и находить общие точки пересечения. И тут внимание улавливало нюанс: название выставки «КООРДИНАТЫ ГАРМОНИИ» написано белым цветом…

Куратор выставки Вера Тимошенко, арт-менеджер, арт-журналист, эксперт в сфере внешних коммуникаций так охарактеризовала представленный проект:

«Абстрактное искусство говорит иносказательно – на языке символов, знаков, цветов и форм, в которых каждый может найти скрытый смысл, видимый только ему. Диалог с абстрактным искусством – это индивидуальное путешествие внутрь себя, самопознание, вдохновение, вопросы, ответы на которые стоит искать в себе.

Эмоциональные, яркие, солнечные геометрические абстракции Искана Ильязова созвучны медитативным, замысловатым, поэтичным произведениям Елены Ляпиной в поиске внутреннего космоса и гармонии. У каждого художника свой особый стиль, свой голос, но звуча вместе, они складываются в блестящий творческий дуэт».

Мой путь в мир абстракции выстраивался сам собой. Следующие координаты оказались столь очевидны, что о них даже не пришлось размышлять. Эту выставку задумали два художника: мужчина и женщина – два мира, начала двух вселенных. Пересечение мужской и женской природы творчества, мужской и женской энергетики определили дальнейшее восприятие экспозиции. И уже при беглом осмотре стало ясно, что эти же координаты легли в основу структуры и подачи материала.

Выставка состояла из двух уровней: внешнего и внутреннего. Внешний уровень представлял собою квадрат – стены галереи, а внутренний – круг: составленные ширмы, о чём уже говорилось выше. По квадрату располагались картины Искана Ильязова. По кругу – картины Елены Ляпиной. Так строилась геометрия пространства. Круг был вписан в квадрат, словно женская вселенная была вписана в мужскую, словно это было гармоническое сочетание внутреннего и внешнего мира человека, художника, творца.

И новая ассоциация, которая торжествовала в этом «белом» зале абстракции, вела к поэтическим строчкам из «Евгения Онегина» Пушкина: «И тёмной рамою мужчин вкруг дам, как около картин». Эта метафора в контексте выставки начинала звучать необычно, с оттенком символизма, далеко не чуждого поэту. Из глубин пушкинского стиха ненавязчиво выступал образ картины, художественного произведения, рождающегося из символического круга взаимодействия творческой энергии женского и мужского начала природы.

Я поймала себя на мысли, что и Александр Сергеевич успешно вписался в пространство абстрактного искусства. И это делало честь классику, свидетельствуя об универсальности его таланта. В то же время это делало честь и абстрактному искусству, на примере классики подчёркивая его глубинную неразрывную связь с традициями высокой культуры. Что ж, истинное искусство всегда найдёт координаты пересечения или свои координаты гармонии. А выставка Искана Ильязова и Елены Ляпиной производила должное впечатление. Её отличали красота и философия, богатая образная составляющая, единство внешней формы и внутреннего содержания. И вновь мы возвращаемся к структуре.

В этом ключе представляет интерес и приобретает значение символика упомянутых геометрических фигур: квадрат и круг как сочетание материального и духовного начала, коих гармоническое равновесие следует искать в человеке, в творчестве, в искусстве, в мироздании, в божественном идеале, в вечном стремлении к совершенству…

Стоит отметить, что геометрическая структура выставки всё же сложнее. Это и квадрат, и его недостроенные грани, рушащие привычные рамки восприятия. Это и круг, где для демонстрации картин задействована наружная и внутренняя часть. Но если квадрат можно обойти по периметру, то круг со сквозным проходом через центр можно было обойти, описав по траектории круг и восьмёрку – символы совершенства и бесконечности, в которых читается божественная гармония.

Обосновывая сей выбор структуры и принцип повестки картин, куратор выставки Вера Тимошенко озвучила и такую трактовку как микромир и макромир, обращая внимание на особую масштабность образов художника Искана, и на противоположные им, обращённые к внутренним чувствам человека, образы Елены.

Действительно, от её картин веет сокровенностью и погружением в тайны своего я. Её живопись исполнена чувственности и духовных прозрений, созерцания собственной души.

Такова, например, картина «TREE GROW» (Дерево растёт), 70х55, холст, акрил, 2024. В ней чарующая магия дремлющих внутренних сил, пробуждения родовой памяти, осязания себя, наивность восприятия мира в розовых тонах. И если есть выражение «материнское лоно природы», то я бы охарактеризовала картину Елены как «материнская плата природы». Словно её рельефные компоненты и спайки проглядывают в фигурных мазках красочного слоя. Сквозь них брезжит образ и прорастает жизнь. И сочиняется картина. Я вижу молодой берёзовый лес и слышу пение: «Я в весеннем лесу пил берёзовый сок…»

Другая картина Елены «FLOWER ALIEN» (Цветок-инопланетянин), 100х70 см, холст, акрил, 2015. В этой картине магия иного свойства. В ней чудится горькая и злая женская ирония. Сквозь пустую коньячную рюмку прорастает цветок. Его полупрозрачные лепестки – из крыльев мёртвых бабочек и стрекоз. А из толстой короткой ножки-стебля вытянулись белые усики, похожие на нитевидные нервы. Они опутали пространство вокруг и устремились в тёмную бесконечность. Промежутки между витками нитей отражают радужный свет, как поверхность крыльев насекомых. Сколько погибших стрекоз и бабочек, сколько весёлых крылышек хранит это великое наслоение! Тычинки цветка похожи на глаза бабочек и стрекоз. Они хранят синеву неба и превращаются в стеклянные украшения. Может, в них застыли слёзы…

Эту картину Елены Ляпиной хочется сопоставить с композицией Искана Ильязова № 340 ty 90×70 w yellow triangle vertic. В композиции Искана улавливается изображение цветка. Его лепестки так же схожи с лёгкими сквозящими крылышками насекомых. Но они полны радости жизни и весеннего полёта. В них горит солнце, стремительно проносится небо с белёсыми облаками и шумит ветер. А алая сердцевинка манит тайной женских прелестей. Поток ярких красок картины стремительно несётся на вас. Их энергия неудержима, её невозможно остановить, она выплёскивается и перелетает за рамки холста, занимая пространство. Цветок источает любовь и о чём-то нежно и страстно перешёптывается с космосом…

На фото: Елена Ляпина «Цветок-инопланетянин»
Искан. Композиция № 340
Елена Ляпина «Квадратики»

Обращаясь к картинам Искана, куратор Вера Тимошенко упомянула о том, что развеска его работ по периметру квадрата, то есть по четырём сторонам, неоднозначна. Каждую грань можно рассматривать как подборку по теме или цветовой гамме. Например, коричневая стена с белыми кубами вместила четыре композиции в холодных сине-зелёных тонах по теме путешествий. Белая секция слева вместила больше картин, но они были выполнены в тёплых жёлтых, оранжевых или коричневых красках. Куратору виделась в них космическая тема. Тему Вселенной отражала и единственная картина над балюстрадой. Её размер и колористический набор не предусматривали соседства. Аналогично, в одиночестве, размещалась небольшая картина по правой стороне в зоне белой секции. По мнению куратора, эта картина символизировала осень, а четыре грани квадратного пространства для размещения картин Искана трактовались как смена времён года.

Я отметила про себя этот нюанс и подумала: «Смена времён года предусматривала природный цикл, что символически выражал белый круг ширм».

На одной из таких ширм с внешней стороны висела картина Елены Ляпиной «KVADRATIKI» (Квадратики), 60х60 см, холст, акрил, 2016.

Искусная работа вновь напоминала о магии искусства. Холст был поделён на маленькие квадратики по 27 с каждой стороны. Каждый из них был изящно выписан и имел очень простой узор. Квадратики играли и переливались, как цветные стёклышки. Было ощущение, что перед нами мозаичное полотно из сине-зелёной смальты с золотыми вкраплениями. Полотно жило и дышало красками природы. Стёклышки смальты полнились её голосами и складывали стихи.

ПРИРОДА

Не спрашивая ни о чём

Перелистывая стопами шуршащие травы

Неровно лежащие на пути

Пройти бы ещё

Но как

Будто ни вперёд ни назад

Ныряю в себя сквозь пустоту

Жду что ожидания исчезнут

Тихо

Расслаиваюсь

Какие прозрачные слои

Я представляю как ложусь на землю

На весеннюю траву

Стерегу букашек

Дышу

Слушаю

Представляю как лежу так очень долго

Очень

Мне так хорошо

Прильнув к траве

Я забываю взгляд

Ты смотришь на меня

Закат

15 минут до лета

(Елена Ляпина)

И вновь сама собой напрашивается параллель с композицией Искана. На этот раз № 424, 100х100 acr straights pastels. Его квадратный холст имеет ту же цветовую гамму: золотую и сине-зелёную. Но его квадраты огромны. Их всего четыре. Их изображения наплывают одно на другое, теснясь, стараясь уместиться на небольшом холсте, и всё же показать нам этот огромный мир в его величии, размахе и просторе. Они, как большие зеркала отражают бездонное голубое небо с тонким, почти прозрачным, словно пенка, облачком. Отражают зелень трав, золото полей. В вышине ли, или далеко внизу квадраты-зеркала внимают голосу природы. Они отражают и в то же время познают мир, давая возможность познавать и нам. Они любуются его бесконечным разнообразием форм, отражая их суть в наших мыслях и чувствах, в нашем сознании и в нашей душе. Символические образы картины несут свои открытия мира, проникая в идею мироздания. А может, это всего-навсего видимость, и всё совсем наоборот?.. И большой квадрат зеркал – это лишь увеличенный квадратик мозаичной смальты или выхваченный его малый фрагмент, отразивший внутреннюю суть человеческой природы…

«КООРДИНАТЫ ГАРМОНИИ», –  читаю название выставки под этой картиной Искана.

В самом деле, поиск координат – интересная задача. Сколько открывается пересечений…  ненависти и любви…

Подводя итог проведённой экскурсии, Вера Тимошенко обратила внимание, что абстрактная живопись легко вписывается в любой интерьер. Примеры этого она и постаралась наглядно продемонстрировать, разместив картины на пустой стене или возле современной мебели, стилизованной под диван; возле традиционного деревянного шкафа или над лестницей в пустоте заводского пространства.

Абстрактные изображения вполне пересекаются с реальной жизнью. Могут становиться узорами на тканях, выстраиваться в декорации, составлять альбомы по искусству, а могут оставаться картинами. Но они всегда будут обращаться к нашей фантазии и нашему воображению, к нашим эмоциям и мыслям. И всегда будут зависеть от нашего личностного восприятия и истолкования… от силы и красоты личности. Пожалуй, это главные координаты гармонии.

Приведу высказывание Искана:

«Подумалось. Свойство абстракции.

Между моей интенцией смыслов, зарядом энергий и эмоций, с одной стороны, и, с другой стороны, восприятием моего художественного высказывания зрителем, рождается момент истины: реализация предназначения произведения искусства».

Возможно, в этом кроется некий секрет игры…

Светлана Волошина-Андрийчук,

почётный деятель искусств России, член-корреспондент МАСИ,

член Союза театральных деятелей России,

член Союза писателей России, заслуженный писатель МГО СПР,

действительный член, профессор ПАНИ


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика