Воскресенье, 21.07.2024
Журнал Клаузура

Ордынское иго Востока и вашингтонский гнёт Запада. Куда мы катимся?

31 мая 2024 года The Wall Street Journal (США) опубликовала статью, в которой приходит к неутешительному для Америки выводу о том, что западные санкции против России привели к созданию «независимой от США» экономики. Эту «глобальную теневую» экономику автор именует «Осью уклонистов» во главе с Китаем. В этой паре фраз уместилось сразу несколько тенденционных утверждений, оскорбительных для «остального мира». Во-первых, независимые от Штатов экономические отношения рассматриваются как некая аномалия. Во-вторых, «уклонизм» Китая объявляется, по сути, предательством в отношении США. В-третьих, все экономические связи, не контролируемые Штатами, объявляются «теневыми», то есть, по сути, криминальными, а, следовательно, и подсудными США.

В кратком комментарии к статье в ИноСМИ вся эта казуистика подвергается убийственной критике. Цитирую дословно: «Независимые государства оказывается ось уклонистов… Остальные тогда ось терпил? Которые молча платят дань». С грамматикой здесь не всё в ладу, но голова у автора — в полном порядке, и вещи им названы своими именами. Американцам кажется, что, если они организовали зависимые от США Всемирную торговую организацию (Общий рынок), Международный валютный фонд (МВФ) и Международную экономическую организацию в целом, а также имеют американский доллар в качестве мировой валюты, то именно они устанавливают (и произвольно меняют!) правила мировой экономики, а остальные государства-члены ООН (между прочим, со штаб-квартирой в Нью-Йорке!) должны послушно их исполнять.

То есть Штаты выступают, в их понимании, даже не просто законодателями в экономической сфере, а являются своего рода феодальными властителями всей мировой системы государств, которые как бы являются их вассалами. Причём со всеми вытекающими отсюда экономическими и политическими последствиями. Не удивительны поэтому то хладнокровие и та беспечность, с которыми все американцы (от президента до захудалого провинциала) относятся к колоссальному государственному долгу США, постоянно растущему почти в геометрической прогрессии. Во-первых, ясно, что руководство страны не собирается его погашать. А во-вторых, при существующем господстве доллара как мировой валюты этот долг тяжким бременем ложится на плечи граждан других стран, которые, тем самым, превращаются в вечных должников Штатов и закабалённых ими данников.

До Октябрьской революции 1917 года и в советское время историками много внимания уделялось так называемому ордынскому игу: его истокам, его тяготах и духовному возрождению Руси-России, позволившему ей, победив свои слабости, героически одолеть могучего противника. В анализе истоков покорения Руси делался упор на её внутренних слабостях: её раздробленности, княжеской междоусобице, народной пассивности и отсутствии единой государственности. В плане тягот отмечались, прежде всего, полная политическая зависимость Руси от Орды, даннические поборы, ослаблявшие экономическое развитие Москвы, а также княжеское соперничество в демонстрации угодливости перед завоевателями. Духовное возрождение Руси связывалось почти исключительно с победой христианской православной веры над «диким» азиатским язычеством.

Всё вроде бы было именно так, но только если смотреть на древнюю российскую историю глазами неискушённого в деталях и разного рода нюансах летописца российского Средневековья. Дореволюционные и советские историки так и делали, тщательнейшим образом исследуя летописные своды, фольклор и бытовые записи (лубки, берестяные грамоты). И это считалось большим плюсом исторической науки, но в то же время фактически было и её минусом, так как исследователи старины невольно подпадали под влияние летописцев-дилетантов. Отсев фактуры, конечно, был и «сноска на ветер» истории, разумеется, учитывалась, но были и упрощения, схематизм и, современным языком говоря, произвольное «структурирование» реальных исторических процессов.

Либеральные идеологи своим предвзятым волюнтаризмом нанесли невосполнимый ущерб исторической науке, по сути, лишив её корней и превратив в наложницу современной идеологии. Это было проделано не росчерком пера, а хорошо проплаченной переакцентировкой внимания общественности со вчерашнего дня на сегодняшний, объявленный Фрэнсисом Фукуямой «концом истории». При этом США возвели себя в эталон непогрешимости (в своего рода Прокрустово ложе!) в политической (особый «демократизм»), экономической («свободный» рынок), социальной (абсолютное право личности) и духовной («терпимость» безнравственности) сферах. Это был, действительно, конец истории как науки, но, разумеется, не конец истории самой по себе.

И всё же, по пословице, «нет худа без добра». Будучи сами не без греха в каждом из названных аспектов, США попытались обозначить некие условные идеалистические формулы, которые, как кальку, можно накладывать не только на отдельные страны и режимы, но и на целые исторические пласты, включая в том числе и ордынское иго. Это странно звучит, но у Золотой Орды, основанной внуком Чингисхана Батыем (1208-1255), было немало аналогий с Америкой Джорджа Вашингтона (1732-1799), первого президента США. В Америке, как и в Азии, создание и обособление нового государства рассматривались как акт «освобождения» из зависимости от окружающего мира, а применение жестокого насилия – как превентивная мера в отношении внешних «агрессоров», жаждущих погибели ни в чём не повинных людей.

Это, конечно, была ложь, но я хотел бы в данном случае сосредоточить внимание не на её разоблачении (она сама себя в лице США сегодня вполне наглядно разоблачает), а на том внутреннем позитиве, который произошёл с нашей страной в течение двух веков ордынского ига. Но, разумеется, не благодаря ему, а вопреки игу, в борьбе с ним и с самими собой, — со своей подневольностью, своими страхами, своей покорностью несчастливой юдоли. Критерий здесь простой: надо посмотреть не «замыленными» глазами человека XXI века на то, чем была до монгольского нашествия разваливавшаяся Киевская Русь и чем она стала под эгидой Москвы, сбросив с себя казавшееся вечным чужеземное бремя и обезопасив себя от параллельного нашествия с Запада.

Что касается Киевской Руси, то, высоко взлетев в X-XI веках, она начала разваливаться уже в XII веке, стремительно дробясь и погрязая в княжеских распрях. Никто почему-то не задумывается о том, что стало бы с первым славянским государством русичей не будь этого злополучного азиатского ига. Не исключено, что оно рухнуло бы само по себе под натиском враждебного окружения, включая поляков, литовцев, немцев и шведов. Ордынское нашествие лишь ускорило этот процесс. Более того, в интересах повышения эффективности сбора дани, монголы вовсе не были против формальной централизации славянских земель и даже были заинтересованы в обережении своей «дойной коровы» от её соперников. Потому-то Московская Русь и стала «буфером» между Востоком и Западом, что, страшась могучей Орды, западники как бы приносили ей в жертву богатые славянские земли.

Есть ещё один важный аспект ордынского ига, который как-то ускользает от внимания историков. Я имею в виду роль Русской православной церкви. В советской историографии упоминалось о «странной» лояльности язычников-монгол к православной христианской религии. Но ничего странного в этом нет. Хорошо зная монгол как неспешно рассудительных и прагматичных людей, я могу предположить с большой долей вероятности, что их подход к русской вере был тщательно обдуман и выверен с учётом знания и практической оценки христианского учения. Культ терпения в страданиях и пиетет перед властями предержащими, содержащиеся в церковных догматах, вполне устраивал угнетателей, а о могучей внутренней силе православной веры они могли либо не догадываться, либо не задумываться вообще.

Наполненный доверху страданиями русских людей «котёл» азиатского гнёта, подогреваемый верой в милосердного Бога и надеждой на конечное освобождение от дьявольской напасти, оказался хорошей плавильней для пассионарного русского духа и обжига государственных основ будущей российской державы. Угнетаемый русский народ именно в период ордынского ига принял «всем сердцем своим и всей душой своей» веру и учение страдальца Иисуса Христа и, тем самым, обрёл одухотворённое национальное единство. Урок же былых княжеских распрей и наглядный пример иерархически отлаженной и централизованной сплочённости угнетателей породил идею особой, русской самодержавной государственности.

Именно на этих новых фундаментальных основах начал «собирание» русских земель, раздробленных княжеской распрей, великий князь владимирский и московский Иван III Васильевич (1440-1505), первый среди русских правителей получивший прозвание Великий. Это была достойная во всех отношениях личность, «государь всея Руси», именовавшийся в зарубежных источниках «кайзером» и даже «императором». При нём состоялось окончательное освобождение Московской Руси от ордынского ига. По его инициативе принят Судебник 1497 года, аналогов которому не было на Западе и который лёг в основу формирования уникальной российской государственности. При нём построен нынешний московский кремль, возведён кафедральный Успенский собор, принят герб России – двуглавый орёл и родилась идея о преемственности Москвы и Константинополя.

В отличие от ордынского ига, установленного прямым наскоком могучей тёмной вражеской силы, косвенное унижение России Западом происходило медленно, плавно, в процессе культурно-духовного просветительства. Да, военные действия происходили, но с отдельными странами (Швеция, Германия, Франция, Англия) и оканчивались либо победой России, либо её несущественными потерями (Крымская война, 1853-1856). На мирном же «фронте» Россия не только заметно уступала поле битвы Западу, но в самой стране, в её правящей элите, начиная с Петра I, постепенно набирала силу партия «западников», всё больше превращавшаяся в хронически недовольную, враждебную властям, либеральную «пятую колонну».

«Славянофильство», инициированное Пушкиным, попыталось дать бой западничеству, породив «золотой век» русской культуры, но вскоре впало в декаданс и уступило либералам культурное пространство. Такая сдача позиций Россией Западу не могла бесконечно продолжаться, и в октябре 1917 года наступил неизбежный момент истины. Беременный социалистической революцией Запад породил своего могильщика Карла Маркса (1818-1883). Его радикальные идеи напитали дух и помыслы ненавистника российского самодержавия Владимира Ленина (1870-1924). Возглавляемые им большевики осуществили Великую русскую революцию, в огне которой сгорели не только российский самодержавный строй, но и восторжествовавший было на короткий срок прозападный либерально-буржуазный режим. Иосиф Сталин (1879-1953), по сути, добил либеральную «пятую колонну», восстановив в России режим единоличной власти и жёсткой государственности.

Так Россия вновь превратилась в упрямую антитезу Западу, который стал искать военные пути завоевания нашей страны. В качестве пробного шара была организована интервенция западных войск в ходе Гражданской войны 1918-1920 годов, когда англичане, французы и американцы, в тесном контакте с японцами, под видом «помощи» белогвардейцам (прообраз «гибридной войны» на Украине!), по сути, прощупывали почву возможной оккупации России. Изгнанные с позором из нашей страны оккупанты устроили «ловкий», по их мнению, трюк с поверженной Германией, протежируя фашистам и натравливая их на СССР. По сути, это было опробирование американского «ноу хау» в специальной подготовке киллера под конкретного «клиента».

Когда всё пошло не так, как хотелось, и фашисты вышли из-под контроля, американцы без тени смущения объявили Гитлера врагом и аккуратно, без надрыва включились в опасную «покерную игру» уже в качестве «союзника» СССР. Однако «дружба» была короткой, и в 1954 году, с подачи Уинстона Черчилля (1874-1965), США инициировали «холодную войну» Запада с СССР, которая больше напоминала долговременную осаду – тотальную, безжалостную, на измор противника. По времени «холодная война», ведущаяся извне, совпала с возобновлением и нарастанием внутренних бродильных процессов в советской правящей элите, проявившихся в хрущёвской «оттепели», брежневском «хельсинкском процессе» и горбачёвской «гласности».

Двойной удар (снаружи и изнутри) привёл к началу 1990-х годов к распаду Советского Союза и фактической оккупации вашингтонской «ордой» (наподобие нынешней Украины) территории осиротевшей, униженной и обобранной России. За десять лет безграничного хозяйничанья в нашей стране бывшая гордая РСФСР превратилась даже не в колонию США, а в некую бесхозную территорию, отданную «победителем» на тотальное разграбление и опустошение. Причём не только при попустительстве российских властей, а с активным участием чиновных «баскаков» во всеобщем грабеже государственной собственности и общенародного достояния.

Отличие угнетённой России от той же Украины, никогда не имевшей собственной государственности, состояло в многовековом опыте борьбы нашего народа за свою державную и национальную идентичность. Даже в рамках торжествующего вашингтонского гнёта российский народ (русский – в первую очередь) просто ушёл в подполье в ожидании неизбежных перемен. Ослабленная большевистскими погромами Русская православная церковь стала быстро набирать влияние на властные структуры. Страдалец Иисус Христос вновь перешагнул через церковные пороги и предстал перед русскими людьми в лике Спасителя. Россия, по сути, застыла на месте в ожидании лидера и соответствующего знака небес.

Было бы натяжкой утверждать, что своего лидера страна обрела уже в 2000-м году. «Миллениум», конечно, был знаком новизны и надежды для всего человечества. Но своего будущего боевого вождя Россия пестовала, окружая его народной любовью, верой и надеждой, в течение долгих 20 с лишним лет и обрела, наконец, 24 февраля 2022 года. То, что по инерции всё ещё именуется из политических соображений СВО, — вовсе таковой не является. Всё больше становится ясным, что на полях Украины идёт великая битва — битва историческая, судьбоносная, наподобие той, что произошла 644 года назад на Куликовом поле. Масштабы, формы, временная протяжённость, – всё другое, но суть, накал, значение — те же самые.

Именно здесь, именно на Украине, именно сейчас решается вопрос даже не о судьбе России, а о спасении всего человечества от вашингтонского гнёта Запада, решившего дать нашей стране, в назидание всему миру, «последний и решительный бой». Но Запад просчитался. Мы нанесли в своё время смертельный удар на Куликовом поле «непобедимой» Золотой Орде, предрешив, тем самым, спасение того же Запада от ордынского ига. Дробя и перемалывая сегодня на Украине всё новые воинские силы и смертоносные средства Запада, Россия вновь готовит поражение тёмных сил планеты, сосредоточенных теперь на западном направлении.

Нет сомнения в том, что, рано или поздно, Россия опять обязательно победит, ибо нашими союзниками являются родная земля, обильно политая русской кровью, народы других стран, вовсе не жаждущие угнетения, а также наш победоносный исторический опыт. Главным же всё-таки является то, что с нами Бог – всемогущий поборник правды и нещадный гонитель тьмы, а Его просто невозможно победить!

Александр Афанасьев

 


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика