Понедельник, 26.09.2022
Журнал Клаузура

Волшебный сказочник из страны детства: О сибирском писателе Геннадии Павловиче Михасенко, посвященная 80-летию со дня его рождения

Недавно, в январе, мы отмечали знаменательное для нашей национальной российской культуры событие – юбилей замечательного русского поэта Николая Рубцова. А в эти февральские дни мы, братчане, встречаем 80-летие со дня рождения известного сибирского писателя, Геннадия Павловича Михасенко.

На очередную литературную гостиную, посвященную жизни и творчеству писателя, его 80-летию со дня рождения, 19 февраля во Дворце Детского и юношеского творчества собрались педагоги школ, учащиеся Падунского территориального округа г. Братска, писатели России, солисты Академического народного хора «Камертон» Дворца искусств п. Энергетик, библиотекари, а также те, кто любил и по сей день любит незабываемые, искромётные произведения нашего земляка, самородного сибирского писателя Г.П. Михасенко.

Рассказ о его жизни и творчестве вёл постоянный ведущий литературных гостиных, член Союза писателей России, Владимир Корнилов.

Волшебный сказочник из страны детства.

Если бы Геннадий Павлович Михасенко был жив, то 16-го февраля 2016-го года ему исполнилось бы 80 лет. Для писателя – это самый зрелый творческий возраст… Но судьба распорядилась по-своему…

Родился Михасенко в городе Славгороде Алтайского края. Во время Великой Отечественной войны, когда мальчику исполнилось 5 лет, они с матерью переехали в деревню Кандаурово Колыванского района, находящуюся в ста километрах от Новосибирска, где жили их близкие родственники: так как отец Гены с первых же дней войны был на фронте, а им было непросто добывать себе хлеб в то голодное время.

Тяжелые не по возрасту заботы легли на хрупкие плечи деревенских мальчишек в те суровые годы. Катастрофически не хватало рабочих рук – и дети в меру своих сил старались помочь взрослым. Ребята пасли колхозных овец, копали силосные ямы, заготавливали на зиму дрова… Да мало ли приходилось делать им в ту грозную пору, чтобы всем миром советские люди смогли одолеть жестокого и доселе непобедимого врага!

Яркой иллюстрацией этому и послужила первая автобиографическая повесть Геннадия Павловича Михасенко «Кандаурские мальчишки», принесшая автору сразу же всесоюзную известность…

Но детство – есть детство. Оно долго не держит в своем сердце обид на время: ибо детство – сказочная страна, которая подарила будущему писателю не только замечательных и верных друзей, сумевших согреть и осветить его доверчивую мальчишескую душу, но и привила ему острую наблюдательность, научила любви к прекрасному русскому языку деревенской глубинки, напоенному светом добра и поэзии. Этим и освещены все книги Геннадия Павловича.

А книг он написал за свою столь непродолжительную жизнь немало. Среди них можно назвать сборник стихотворений для детей «Фантазеры», повести «Кандаурские мальчишки», «В союзе с Аристотелем», «Неугомонные бездельники», «Пятая четверть», «Милый Эп», «Я дружу с Бабой Ягой», «Класс дурацких фамилий», «Ау, Завьялова!», сказочную повесть «Земленыр, или каскад приключений», пьесу «Остров Тенга», сказку «Тирлямы в подземном королевстве», сборник повестей и рассказов «Гладиатор дед Сергей», книгу стихотворений «Азбука Братска», посвященную строителям ГЭС, своим друзьям, а также родным и близким ему людям.

Рассказы и повести писателя публикуются в те годы в журналах «Юность», «Сибирь», «Сибирские огни», выходят отдельными авторскими изданиями в Новосибирске, Москве, Иркутске, Калуге и других городах. Его книги выпускаются огромными тиражами не только в нашей стране, но и за рубежом: в Чехословакии, Германии, Грузии…

Кроме перечисленных выше произведений, оставленных нам в наследие, в домашних архивах Галины Васильевны Михасенко – вдовы писателя − находится еще множество неопубликованных сказок и стихотворений, ждущих своего издателя. Уникальный писательский талант и огромный, порой нечеловеческий труд принесли Геннадию Павловичу еще при жизни широкую известность и любовь как среди ребят младшего возраста, так и среди старшеклассников и читателей более зрелого поколения. Он – частый гость детских литературных программ Братского городского и Иркутского областного радио и телевидения. Его лирическая повесть «Милый Эп», опубликованная в «Юности», была сыграна на сценах почти всех престижных театров страны. Позже киностудия «Мосфильм» по сюжету повестей «Милый Эп» и «Пятая четверть» сняла замечательные художественные фильмы о подростках, чьи горячие, неугомонные сердца, освещенные сибирской романтикой и первыми, зарождающимися в их душах, светлыми чувствами, стремились наравне со взрослыми преобразить окружающий мир своими фантазиями.

Самобытный русский писатель, он любил всё истинно русское: русские пельмени, жаркую русскую баню с березовым веничком, задушевные русские песни и сказки… Да и сам Г.П. Михасенко был прекрасный сказочник. Его удивительные «Тирлямы в подземном королевстве» и «Земленыр…» написаны как будто на одном дыхании. Увлекательные, захватывающие сюжеты и неповторимый по художественной выразительности поэтический язык этих сказок навсегда завоевали сердца маленьких читателей.

Кроме талантливых произведений, написанных и подаренных нам писателем, у нас в памяти остался еще и образ самого Геннадия Павловича как человека огромной притягательной силы или, точнее, некоего интеллектуального центра, вокруг которого сплотилась почти вся творческая интеллигенция города, включая сюда и наше Братское городское литературное объединение «Истоки».

Частыми гостями в семье Г.П. Михасенко бывали поэты и начинающие прозаики. Мы все тянулись к нему душой, шли с новыми стихами и рассказами как на исповедь. Он многие годы был нашим духовным наставником в литературном процессе.

В результате такой совместной дружбы писателя и членов литературного объединения «Истоки» появились три книги, составленные и отредактированные Геннадием Павловичем, в которые вошли произведения не только членов разных литобъединений и творческих коллективов города, но и людей, уже давно не живущих в Братске, но оставивших в нем заметный поэтический след. Этими книгами были сборники «Мы – братчане», «Братск – Пушкину», «И пальцы просятся к перу». Последний коллективный сборник поэтов Братска посвящался 40-летию города.

Главным в творчестве и в жизни Г.П. Михасенко всегда оставались дети. Он выступает в школьных и студенческих аудиториях, в детских садах и в библиотеках… Хотя и очень он дорожил своим временем, особенно в последние годы, но на приглашение детей всегда откликался с радостью.

Вообще Г.П. Михасенко был человеком жизнерадостным, устремленным, обладающим неиссякаемым юмором и фантазией. Помнится, в 1980 году загорелся он идеей творческого обмена между литобъединениями – Братскими «Истоками» и Усть-Илимским литературным объединением. Собрались мы тогда небольшой группой, среди которой, кроме самого автора идеи, были поэты Юрий Черных, Василий Скробот, Владимир Корнилов и Михаил Ковешников… Всю дорогу, пока ехали до Усть-Илимска, Геннадий Павлович, не смолкая, рассказывал нам забавные пикантные истории из жизни своих собратьев по литературному цеху, острые анекдоты, читал шуточные стихи и пародии, написанные им на наши отдельные курьёзные строки, постоянно говоря при этом свое любимое выражение: «Сейчас я вам, ребятки, новую пародию прочту. Ну, чисто шерсть получилась!» И мы с первых же его метких пародийных строк, посвященных кому-либо из нас, покатывались от смеха.

Так вокруг него всегда воцарялась атмосфера веселого светлого праздника… Одним из таких последних литературных праздников при жизни Геннадия Павловича Михасенко был первоапрельский «Вечер юмора и смеха», проводимый в 1994 году в библиотеке 5-го микрорайона поселка Энергетик, на который собрались тогда любители острого сатирического слова, близкие друзья писателя и его товарищи по творчеству. Искрометный юмор Г.П. Михасенко, подкрепляемый новыми пародиями и свежими анекдотами, вместе с выступлениями других участников этого памятного для всех вечера сумели создать хорошее шуточное настроение. Лица собравшихся светились, а зал буквально задыхался от смеха…

***

Помимо подаренных мне книг за долгие годы нашей творческой дружбы с писателем, у меня осталось много очень теплых и памятных воспоминаний о нём, связанных с необычными шуточными историями… О некоторых из них мне бы и хотелось поделиться с читателями…

Помню, однажды зимой, возвращаясь из п. Гидростроитель, я вышел на остановке из автобуса и стал переходить через дорогу на другую сторону, ведущую к Дворцу искусств п. Энергетик. Смотрю, идет Г.П. Михасенко с детскими санками. Поравнявшись с ним, я спрашиваю: «Геннадий Павлович, куда путь держите?» Он, не моргнув глазом, на полном серьёзе мне отвечает: «Сейчас купим с тобой черно-белый телевизор и пойдем к тебе обмывать его». Я подумал, что это он сказал в шутку, но вместе с ним отправился в универмаг… Когда купили телевизор и погрузили на санки, Геннадий Павлович попросил меня довезти покупку до его дома. По лифту вместе с телевизором мы поднялись до квартиры Г.П. Михасенко. На сигнал звонка нам открыла Галина Васильевна, жена писателя. Поздоровавшись со мной, Галина Васильевна захлопотала было на счет легонькой закуски, чтобы обмыть эту желанную и долгожданную для их семьи покупку, так как старенький телевизор давно пришел в негодность и пылился в кладовке. Но Геннадий Павлович жестом остановил ее и говорит: «Галя, собирайся! Сейчас пойдем к Володе Корнилову стряпать пельмени и там обмоем это незаурядное для города Братска событие». Я опять подумал, что Г.П. Михасенко шутит, но он, не снимая верхней одежды, стал поторапливать супругу… И когда мы пришли к нам, Геннадий Павлович на приветствия моей жены прямо с порога спрашивает: «Тонечка, у тебя фарш есть?» Та утвердительно кивнула головой. А он продолжает выяснять ситуацию: «А мука и яйца есть?» Тоня ответила, что всё есть. Тогда Геннадий Павлович говорит: «Мы с Володей только что купили телевизор и пришли к вам обмывать его. Сейчас я замешу тесто и сам по своему рецепту настряпаю пельменей». Замесив привычным способом тесто и поставив воду в кастрюле на включенную электроплиту, он начал лепить свои чудо-пельмени, каждый из которых величиной был не более современной двухрублевой металлической монеты… Настряпав около двадцати штук, он тут же сбросил их в кипящую воду и спрашивает у меня: «А та гомырычка с кедровыми орешками, что мы не докончили в прошлый раз, у тебя еще осталась?» Я подтвердил, что она так и стоит в холодильнике. Вытащив из кипящей кастрюли эти мини-пельмени, Геннадий Павлович дает мне команду: «Володя, наливай!» Так весь вечер допоздна с шутками и прибаутками Г.П. Михасенко стряпал небольшими порциями свои чудо-пельмени. Смеясь, мы с аппетитом поедали эти крохотные порции. А я, не нарушая своих обязанностей гостеприимства, успевал только подливать в рюмки эту драгоценную, ублажающую душу влагу…

А вот другой, не менее памятный случай. В 1992 году Геннадий Павлович сообщил мне приятную весть, что состоялся круглый стол в Иркутском региональном отделении Союза писателей России и там приняли решение на ближайшем собрании писательской организации 23 июля о приёме Александра Семёнова, Василия Забелло и Владимира Корнилова в члены СП России. К тому времени у меня уже было издано в Восточно-Сибирском книжном издательстве три поэтических сборника. Перед поездкой в Иркутск Г.П. Михасенко дал мне наказ, чтобы я не волновался и обязательно прочитал на собрании полюбившиеся ему стихотворения «Деревенский рассвет» и «Кузнеца Корнилу». И немного погодя не забыл еще напомнить, что по приезде из Иркутска мы должны обязательно обмыть это огромной важности для г. Братска да и для любого поэта событие. Назначив дату будущего празднования, я уехал… Вернувшись из столицы Восточной Сибири радостным, что всё, как и предсказывал, Геннадий Павлович, для меня свершилось, я пригласил на дачу гостей (родных и близких мне по духу людей) на ближайшую субботу для празднования этого события. Растопив слегка для красоты и для такого торжественного момента камин, я поджидал гостей на улице. Вскоре все, за исключением Геннадия Павловича и Галины Васильевны, собрались за праздничным столом. Но многие, кто никогда не встречался со знаменитым писателем, с волнением ожидали его. И вот на пороге появляется Геннадий Павлович со своей обаятельной супругой. Я приглашаю их к столу. Но и тут (как и в предыдущем, рассказанном мной случае) Г.П. Михасенко был в своём шуточном амплуа. Он достаёт из пакета миниатюрную бутылочку малиновой настойки и вместе с ней подает мне небольшую салатницу. Но перед тем, как передать всё это мне в качестве дачного подарка, Геннадий Павлович заявляет, что теперь весь огород у них с Галиной Васильевной чист от сорняков, так как все они стали главной составляющей этого июльского салата. «Здесь и пырей, и осот, и мокрец, и прочие сорняки», – уточнил Геннадий Павлович… Все, конечно, посмеялись и приняли его необычное блюдо за шутку. Но он предложил нам под первый торжественный тост отведать именно этот витаминный салат, и мы (еще не понимая – в шутку ли это или всерьёз) потянулись к этой закуске…

Таким веселым, солнечным человеком запомнился мне Геннадий Павлович… В последний путь ушел он тоже солнечным летним днем 4-го июня 1994 года, не оставив после себя на небе ни одного облачка, чтобы не омрачать нас.

В памяти родных, друзей и его собратьев-писателей он навсегда остался добрым, светлым сказочником по имени Михась с распахнутой радостям и печалям юношеской душой…

В заключение от себя лично хочу сказать Геннадию Павловичу (хотя и посмертно) огромное человеческое спасибо за ту литературную поддержку, которую он оказывал мне, начинающему поэту, в течение многих лет, связывающих нас творческой и семейной дружбой и посвящаю его памяти эти, рожденные благодарным сердцем, стихи:

Писатель

Михасенко Геннадий Павлович

(16.02.1936–04.06.1994)

МИХАСЬ*

Памяти писателя Геннадия Михасенко

1

Шестьдесят – тебе, наш город, –

Путь нелёгкий этих лет.

Но душой ты так же молод

И улыбчив окон свет.

…С детства мы в тебе гнездились,

Словно аист нас принёс.

И тобой мы, Братск, гордились –

Не искали лучших гнёзд.

…Здесь твой друг, Михась-проказник, –

На фантазии богат –

Создавал веселый праздник

В своих книгах для ребят…

2.

Чтили в сердце мы книжных героев страны,

Их родство и духовную связь…

Но героев, что вечно остались юны, –

Подарил нам Михась.

…Словно юноша Эп был от жизни он пьян,

Звал нас в детство бродить босиком…

Пахли книги его земляникой с полян,

Кандаурским парным молоком…

Мы росли под его патриаршим крылом,

Словно гости на званом пиру.

…И когда ненароком встречались со злом,

Он учил нас добру.

Придя на могилу поэта,

Где вечность лелеет свой злак, –

В лучах поднебесного света

Вдруг чудный привидился знак.

…Как символ гармонии мира

Явилось знамение нам, –

Сквозь синь проступившая лира

Плыла по воздушным волнам…

Божественны звуки чуть слышны –

Нам солнечный свет доносил.

…И знак сей, начертанный свыше,

Как громом нас всех поразил.

 

Владимир Корнилов

Михась* – так называли Геннадия Павловича в кругу писателей и близких ему друзей.


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика