Суббота, 21.07.2018
Журнал Клаузура

Владимир Аветисян. «МОМЕНТ ВОЗВРАТА»

О Памяти

Великие люди и события уходят в прошлое, исчезают, не оставляя о себе и следа.  Мы со временем  отрекаемся от них или равнодушно проходим мимо. И это чаще всего происходит тогда, когда жизнь этих людей, их взгляды и дела, а, равно как и события, связанные с ними,  уже не представляют интерес для современников.

И, наоборот, есть ушедшие в прошлое люди, от которых нам нельзя отрекаться, память которых мы должны чтить, поскольку они стали неотъемлемой частью нашей культуры, сильно и прочно вошли в историю родного края. Увековечивая их память на основе оставленного ими наследия, мы, прежде всего, выполняем определённый долг.  Мы как бы возвращаем их имена из небытия, воссоздаём личность этих людей и делаем их участниками своей эпохи, понимая значение их жизненного примера  для наших современников.

Первой фигурой, которой по праву мог бы гордиться наш край, это патриарх хохломской росписи Фёдор Андреевич Бедин. Мы обращаемся к его светлой памяти, поскольку эпоха нуждается в нём и готова принять его как нашего современника. Ему есть, что сказать нам. Более того, он вправе с горечью упрекнуть нас в том, что мы небрежно и легкомысленно отнеслись к славе родного края, нерачительно  распорядились уникальным наследием своих талантливых предков – хохломской росписью.

Как мы сохраняем память о таких славных людях? Их именами мы называем улицы, парки, площади, ставим мемориальные памятные доски, приводим исторические факты и рассказываем об их славных делах. Нет ничего печальнее пустых имён и названий, смотрящих на нас  с табличек на углах ковернинских улиц. Многие из них невозможно  расшифровать без энциклопедического словаря, а другие зачастую просто банальны и не обременены никакой памятной информацией.  Перечислим лишь некоторые: Северная, Южная, Лесная, Боровая, Полевая, Луговая, Заречная, Юбилейная, Садовая, Советская, Колхозная, Кооперативная…

Нельзя сказать, что память ковернинской культуры перенасыщена. Советский период наградил её множеством имён, и почти не обращал внимания на имена людей из своей  художественной культуры, которая составляла историческую славу Ковернинского края.  У нас есть улица К.Маркса, улица 50-летия ВЛКСМ, улицы Красноармейцев и Коммунистов… Конечно, за это нельзя обвинять советскую эпоху: она расточительно и небрежно относилась к народной художественной культуре, не имевшей связи с догмами партийной идеологии и политики. А ведь Бедин творил именно в советскую эпоху. Его имя одним из первых было занесено в Большую советскую энциклопедию. Открываем статью о нём и читаем:

Бедин Фёдор Андреевич [р. 16(28).05.1889, с. Новопокровское Костромской губернии], мастер хохломской росписи по дереву. Начал работать с 12 лет. Учился у мастера Ф. Ф. Красильникова. Один из основателей Новопокровской артели (1931; в 1960 вошла в состав фабрики ‘Хохломской художник’). С 1934 инструктор производственного обучения. Мастерски применял и варьировал традиционный хохломской орнамент. С середины 1950-х гг. способствовал возврату промысла к традиционному народному стилю росписи. Учениками Б. являются многие современные мастера Хохломы.

(Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия 1969—1978.)

Но чтобы в полной мере ощутить роль и значение Ф.А. Бедина  для Ковернинского края, обратимся к оценке, данной художнику большим знатоком народного творчества, известным московским искусствоведом В.М.Вишневской (автор книги «Хохлома», М., 1980) :

«Своими «звёздными часами» Хохлома всегда будет обязана Фёдору Андреевичу Бедину и его ученикам. Наследию этого мастера, как драгоценным винам, настанет свой черёд, ибо  это самое ценное, что есть в  истории становления хохломского промысла, и что нужно расходовать  бережно, не забывая временами отдавать дань уважения к памяти и делам большого народного мастера».

В 2019 году исполняется 130 лет со дня рождения Ф.А. Бедина. Этим в большей степени обусловлена и причина нашего обращения к памяти большого мастера. Вместе с тем, наше обращение  к личности Бедина есть запоздалое признание нашей вины перед патриархом росписи за нынешний упадок в головном предприятии промысла —  ТПО «Хохломский художник».  В результате варварской приватизации общенародной собственности в 90-ых годах «»Хохломский художник» лишился государственной опеки, главных жизнеобразующих связей, растеряв при этом все достижения советских времён. Словом, наследники   крайне нерачительно распорядились драгоценным наследием своих предков, пустив  его по ковылю, и этим обесценили выдающийся вклад Ковернинского края не только в народное искусство России, но и в сокровищницу мировой культуры.

Послевоенная хохлома была во многом детищем Бедина, вышла из его старой армейской шинели, и мы, что говорить, не устояли, смалодушничали, опустили свои стяги и  промолчали тогда, когда  нужно было всем миром кричать: « Эй, одумайтесь, над каким великим и священным наследием  вы подняли руку!..»

Мы обращаемся сегодня к личности Фёдора Андреевича Бедина как к Великой Тени, мысленно выражая ей свою тревогу и страх за дальнейшую судьбу Хохломы в её историческом гнездовье.

Бедин вошёл в жизнь промысла в самом начале ХХ века как предтеча современной Хохломы: он предопределил основной художественный стиль и пути развития этого народного искусства на многие годы вперёд!

Во второй раз он вернулся  в годы военного лихолетья, когда чума фашизма обескровила промысел; мастер открыл профтехшколу, обучил молодых девчат, и их стараниями Хохлома поднялась из пепла!

А теперь – уже в третий раз! – Великая Тень Патриарха  возвращается к нам, чтобы в очередной раз исполнить Миссию спасения: подобно легендарному Козьме Минину, его личность должна послужить собиранию сил для возрождения былой славы «Хохломского художника». Услышит ли немой призыв мастера Новая Россия?! Удосужится ли  она оценить своё наследие – Золотую Хохлому, — наследие, которое, в силу своей художественной и самобытной ценности, должно было стать частью её бесценного опыта прошлых лет?!

Подвижник. Новатор. Педагог

О заслугах каждого большого мастера судят не по тому, чего он не сделал сравнительно с современными требованиями, а по тому, что он смог дать сравнительно со своими предшественниками.

Бедина по-разному величали при жизни: и «замечательный народный мастер», и «патриарх росписи», и «подвижник-новатор», и «педагог-наставник молодёжи»… Но всегда эти  определения были не полны.  Казалось, чего-то не хватает – ещё одного, ещё двух эпитетов!  Их должно было сказать само Время. Подлинный знаток и ценитель хохломского искусства Вероника Михайловна Вишневская, говоря о Бедине, приводила глубокие образные сравнения:

«Бедин в хохломском промысле был тем же, чем Пушкин был в русской поэзии, или Моцарт в музыке, — он мог всё! И при этом подчинялся лишь тем законам, которые он сам над собою признавал!..»

(В.М. Вишневская. «Хохлома». М., 1980)

Иными словами, у народного мастера бы собственные  каноны труда и творчества, какие в своё время имели титаны Возрождения! Близко зная Бедина и непосредственно наблюдая его творчество, Вишневская нашла  правомерным сравнивать его  с Пушкиным или Моцартом – из любви, может быть, к порядку в творческих рядах, или с целью определения места Бедина в «табели о рангах». Но сам Фёдор Андреевич от таких сравнений, — если бы он их услышал! – наверняка бы очень смутился… Этот человек всегда был предельно скромен, сам не любил хвастаться, да и других призывал чураться неумеренного бахвальства и пылких определений на свой счёт. Однако в научной компетенции Вишневской  вряд ли кто мог усомниться: если уж  она делала какой-нибудь вывод, то  она полностью  отдавала себе  отчёт в сказанном! Вот что пишет искусствовед в своих заметках о Бедине:

«Нет ни одного известного  художественного приёма в хохломской росписи, где бы этот мастер не достиг успеха.  Более того, он сам стал родоначальником новых художественных приёмов и новых стилевых разновидностей  в практике хохломской росписи. Быть может, всё творчество этого выдающегося умельца заключалось в очищении Хохломы от мифов прошлого, и одновременно в попытке создать новый миф, выстроить собственное представление о путях развития народного художественного творчества».

Казалось бы, хохломская роспись была известна и задолго до Бедина, — история промысла насчитывает более ЗОО лет, и сохранилось множество великих имён из знаменитых мастеровых династий, обласканных в своё время представителями августейшего дома Романовых… Но заслуги Бедина перед народным искусством превосходят всё, что было до него! Касаясь этого вопроса, искусствовед Татьяна Ильинична Емельянова писала:

«Как и все великие и истинные мастера из народа, Фёдор Бедин оставался учеником и преемником старых мастеров и их школ, и в то же время это был подлинный новатор и первопроходец в хохломской росписи! Его оригинальные работы – довоенные и послевоенные –  признаны шедеврами  народного искусства! Они экспонировались в залах Третьяковской Галереи, Русского Музея, Эрмитажа, на выставках народного искусства в Париже, Брюсселе, Лондоне, Берлине…  Впитав традиции предшественников, он сделал в Хохломе то, что не сделали да и не могли сделать до него, и что принадлежало лишь ему, Бедину. Если бы даже это новое в мире росписи не было сделано с присущим ему волшебством, обаянием, чувством меры и вкуса – всё равно он был бы выше тех, кто, может быть, и с большим умением, но лишь   повторяли   старое, уже бывшее в истории промысла, а, значит, — были вторичны. И не нужны».

(Т.И. Емельянова. «Золотые травы России. Горький, 1973)

Разносторонность творческого наследия Бедина поражает! Сегодня, даже при беглом перечислении его выдающихся работ, вошедших в Золотой Фонд хохломской росписи, не перестаёшь удивляться его плодовитости, творческой энергии и напору! Известны около сотни уникальных гигантских ваз работы Бедина, хотя, по мнению специалистов, их было гораздо больше. Эти вазы  — размером от 1 метра до двух и выше! – были украшены портретными изображениями советских вождей, деятелей партии и государства, писателей, художников, артистов. В качестве юбилейных подношений, они вручались им в торжественной обстановке. В списках высокопоставленных юбиляров значились такие имена, как:  М.И. Калинин, И.В.Сталин, К.Е. Ворошилов, С.М. Будённый, Г.К. Жуков, Н.С. Хрущёв…  Юбилейные вазы от Бедина  получили художники:  М.С. Сарьян, П.П. Кончаловский, П.Д. Корин;  деятели литературы и искусства: Демьян Бедный, Илья Эренбург, Николай Кочин, Леонид Леонов, Алексей Толстой, Михаил Шолохов…  Какие-то из этих шедевров уже бесследно исчезли; некоторые из них хранятся в частных коллекциях или в запасниках крупнейших российских музеев, имеющих раздел народного искусства. Несколько ваз-гигантов можно увидеть за  стеклом  витрин  Нижегородского областного музея  народного декоративно-прикладного и художественного творчества на Покровке.  Защитный лак со временем заметно потемнел, как на древних иконах. Но формы и роспись этих изделий до сих пор завораживают зрителя великим искусством народного умельца!

Серия расписных фарфоровых изделий, расписанная Бединым хохломскими узорами на Дулёвском фарфоровом заводе в 1937 году (Московская обл.,г.Лукино-Дулёво),  получила Диплом 1 степени и Золотую медаль на Международной выставке в Париже. Хохлома на фарфоре была смелым экспериментом, вызвавшим  неоднозначную оценку критиков. Так или иначе, до Бедина  никто этого не делал.

Яркой вехой в творческой биографии мастера явилось в своё время оформление по хохломской технологии порталов Третьяковской Галереи в Москве, табачных и чайных киосков в Сочи, интерьеров Дворца пионеров в Сормове… До сих пор впечатляют бединские панно-гиганты: «Дружба народов», «Салют Победы», «Сказки Пушкина», «Богоматерь Владимирская», «Георгий-Победоносец и Змей»!.. Мало кто знает, что Бедин был отменным резчиком по дереву, и его резные скульптуры малых форм из липы  в своё время  послужили в качестве эталонов на Богородской фабрике художественной резьбы по дереву; бединские эскизы цветочного орнамента когда-то использовались  и  на предприятии художественных платков в Павлове-на-Оке…

Мастер был знаком со многими выдающимися людьми своего времени. С одними из них  он  встречался, с другими переписывался, обменивался дружескими памятными сувенирами. В круг его близких друзей входили такие известные художники, как Мартирос Сарьян, Пётр Кончаловский, Павел Корин, Аркадий Пластов…  С Ильёй Эренбургом  мастер  познакомился в Москве в 1937 году. Переписывались, обменивались поздравительными открытками. А в 1957 году в Новопокровское на имя Бедина пришла  бандероль из Москвы: в ней лежала новая повесть писателя — «Оттепель» —  с памятной надписью на обложке:  «Сказочному другу и узорному чародею Фёдору Андреевичу Бедину  из московской оттепели…» У замечательного  «узорного чародея» не раз гостили нижегородские писатели, художники, поэты. Особенно тёплые отношения сложились у него с писателем Николаем Кочиным и поэтом Фёдором Суховым. По просьбе Бедина  в Новопокровском клубе  Николай Кочин читал главы из своих романов «Парни» и «Девки», устраивал  читательские конференции для молодёжи. По признанию Фёдора Сухова, в мастерской Бедина он «наливался стихами до краёв»!.. В этой же мастерской художник Пётр Кончаловский нарисовал знаменитую  картину «Хохломские мастера», которая хранится ныне в Семёновском музее народного искусства.

Бедин несколько раз подряд избирался депутатом Областного Совета депутатов трудящихся, и даже успел на этом поприще немало сделать для родного промысла.  Оснащение предприятия  «Хохломский художник» современным оборудованием, благоустройство дорог, улучшение жилищных и бытовых условий  мастеров-художников, обучение молодёжи, преподавание хохломской росписи в школах района, внимательное отношение государства к традиционным очагам народных промыслов… — это всего лишь краткий перечень того, чем приходилось заниматься народному депутату Бедину! В своё время он обратился в ЦК КПСС и Совет Министров СССР с письмом, где предлагал  государственные решения относительно народных промыслов. К нему была направлена специальная компетентная группа экспертов из Москвы, которая изучила на месте предложения и замечания мастера. Но пока в недрах партийных и министерских ведомств готовили соответствующие решения, Фёдора Андреевича Бедина не стало… Только спустя два года после его кончины, в 1974 году вышло судьбоносное для народного искусства Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР « О народных художественных промыслах»…И в нём тоже был перст Бедина!

Акиндин Васильевич Красильников в своей замечательной книге «ЗОЛОТАЯ ХОХЛОМА» написал о Бедине так:

«Всего, что сделал за свою долгую жизнь для нашей золотой хохломы  Фёдор Андреевич Бедин, перечислить или описать невозможно. Об этом надо создавать целые книги!..».

Памятник Бедину

Первый памятник патриарху хохломской росписи, мастеру и педагогу Ф.А. Бедину  нужно было бы открыть в местечке Новопокровское, где он родился и закончил свой земной путь. Монумент или бюст  нашему великому земляку на Родине Хохломы можно было бы  поставить методом народной стройки (то есть не получая за труд ни единого рубля, и даже приплачивая из собственного кармана), почтив таким образом гениального  народного мастера, давшего принципиальные основы  современной хохломской росписи. Такому памятнику бы уготована долгая жизнь, во всяком случае, пока существует  уникальное искусство  хохломской росписи! Это не только выражение материализованной культурной памяти Ковернинского края, но и символ избранности территории, где несколько веков назад проявился уникальный художественный гений русского народа.

Конечно же, такой памятник обязана была поставить в своё время фабрика «Хохломский художник», где вся элитная творческая группа мастеров вышла из шинели Бедина. В годы войны, когда промысел был полностью обескровлен — мужчины ушли на фронт, Фёдор Андреевич, будучи уже в преклонном возрасте, открыл профтехшколу, набрал девчат-подростков и обучил мастерству росписи. Это был поистине равноапостольный подвиг великого мастера!  В период 60-90 годов  «птенцы гнезда Бедина» обеспечили высочайший творческий и художественный взлёт фабрики «Хохломский художник», принеся промыслу мировую известность! Сегодня  это легендарное предприятие, некогда называемое «визитной карточкой» района, ушло в небытие. Но за 25 лет выросло  новое художественное предприятие  — «Промысел», которое продолжило традиции и славу хохломской росписи. Возможно,  перед лицом разрушения знаменитой фабрики сегодня молодое предприятие  «Промысел» имеет моральное право установить  на своей территории бюст Ф.А. Бедина, представив это как попытку воссоздания утраченного!

Между тем, хочется спросить у властей Ковернинского района: почему к увековечению памяти нашего знаменитого земляка они стоят не лицом, а совсем другим местом? Как часто с высоких трибун мы слышим щедрые слова об уникальности Ковернинского края, а подтвердить эту уникальность на деле чем-то материальным никто не спешит! Вот уже десять лет лежит готовая к печати рукопись «Гнездовье Жар-птицы» — о жизни и творчества Ф.А. Бедина. Однако район, который своей известностью и славой во многом обязан хохломской росписи, не в состоянии найти средства для выхода книги. Конечно, издать книгу и поставить памятник Ф.А. Бедину  можно и на народные средства, — нужно только создать комитет по сбору пожертвований,  выбрать место, найти исполнителей. По идее, власти района и вся общественность должны быть кровно заинтересованы, чтобы такой памятник стоял в самом центре посёлка Ковернино, как Родины Хохломы!

В  мае 2019 году исполняется 130 лет со дня рождения Ф.А. Бедина. Наивно было бы полагать, что район сможет к юбилею «разродиться» хотя бы гипсовым бюстом великого мастера?  Нужно ведь создавать проект, объявлять конкурс, находить средства. А приближение юбилея нашего именитого земляка торопит. В пору бы обратиться в Союз художников Нижегородской области, который предложил бы кандидатуру ваятеля: здесь не нужен «ловкач», на  скорую руку  штампующий дешёвые поделки в угоду вышестоящим товарищам, а блестящий талант и великий труженик, который взялся  бы за дело со всей серьёзностью. Только тогда Ф.А. Бедин предстанет перед нами таким, каким его хотели бы видеть его ученики и продолжатели искусства хохломской росписи! Но, думается, хорошо было бы прежде издать книгу о Бедине, — «Гнездовье Жар-птицы», — рукопись  уже давно готова к печати!  И только после её прочтения люди сами бы решили, будет ли Бедин слишком хмурым, или слишком молодым и бодрым, и в каком возрасте лучше было бы изваять певца хохломской росписи! Конечно, за этот короткий срок  не факт, что какой-то из вариантов удовлетворит ковернинцев.

Впрочем, нам не следует проявлять в этом деле постыдную торопливость. Требуется глубоко осознанное решение Земского собрания, хотя такого решения мы уже долгое время ждём без особых надежд. Можно считать большим упущением, что Ковернинский  район, позиционирующий себя как Родина Хохломы, не имеет на своей территории, ни одной улицы или даже тупика, названного в честь наших великих художников росписи! А ведь у нас в активе 3 народных мастера России, 18 заслуженных художников РФ!

Эпилог

В своё время известный мастер хохломской росписи, любимая ученица Бедина, Ольга Павловна Лушина, вспоминала, что Фёдор Андреевич часто приходит к ней во сне, -просто так, без приглашения, — встаёт рядышком, заставляя отбросить пустое, мелочное и подумать о вечном!.. «Глазам своим не веришь! – рассказывала она. — Потом оказывается, что он словно всегда был где-то рядышком, среди всех нас, — только незаметно стоял в тени  как в параллельном измерении, и оттуда наблюдал, но не вмешивался в наши дела!.. И место его среди живых никто не занимал, будто оно пустовало лишь до поры, ожидая именно этого момента. Момента возврата!..»

Так после долгой зимы тают льды и снега, возвращаясь к нам водой по весне!

Так вместе с детьми и внуками снова возвращаются яркие перипетии детства, отрочества, юности, позволяя нам всё пережить сначала!

Владимир Аветисян


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика