Среда, 18.09.2019
Журнал Клаузура

Образ рублёвской Троицы как фундаментальное основание в древнерусской иконописи

Доклад к научной конференции

«Святители земли Русской»

Различая живописное искусство на религиозное и светское (мирское), очевидно, что мы не сможем осуществить различение с помощью выделения каких-либо технических приёмов письма. Так как светское (мирское) искусство живописи неизменно уходит корнями в искусство религиозное, то и технические приёмы оказываются продолжением наработанных религиозными художниками техник. Такое различение возможно осуществить, обращаясь к мотивационным причинам, которые побуждают художника браться за создание произведения. На наш взгляд, можно, обобщая, обозначить эти причины следующим образом:

  1. Искусство светское (мирское) исходит из стремления самореализации художника как высказывания неких частных мнений с помощью создаваемого объекта искусства.

  2. Искусство религиозное исходит из двух иерархически невзаимозаменяемых установок: а) Храм – это место особого присутствия Божества; б) Храм – это место молитвы, место обращения к Божеству человека.

Здесь речь идёт не столько о различении практической мотивации, сколько о различении оптики во взгляде художника на свой труд. Данный подход и будет нами использован в нижеследующих рассуждениях при раскрытии символических смыслов древнерусской иконописной традиции через икону Андрея Рублёва «Троица».

В современной России активно идёт процесс восстановления православных храмов и храмоздательства вообще. Но возведение храма предполагает и создание иконописных образов. Именно в этом заключается важность восстановления памяти символического языка русской иконы.

«Троица» Андрея Рублёва является одним из важнейших национальных культурных кодов. Именно поэтому мы сегодня продолжаем «вспоминать» тот язык, на котором говорили наши святые подвижники, и который испокон веков был понятен русскому православному человеку, и, прежде всего, иконописцу.

«Раннее направление древнерусской иконописи проходило под влиянием Греко-византийской традиции, для которой характерна особая экспрессия настроения образов и способов письма. Подобное экспрессивное направление в искусстве Древней Руси (особенно ярко проявившееся в новгородских и псковских стенных росписях последней четверти XIV века, а также в ряде икон типа псковского «Собора Богоматери» (слайд 06)), естественно, не могло не вызвать вскоре и своего рода реакции на него. Это проявилось в стремлении к более спокойной и более уравновешенной системе образов.

Собор Богоматери, Псков

И на смену удивительно напряжённой живописи исихазма приходит гармоничное искусство Андрея Рублёва (ок. 1360 – 1430 гг.) (слайды 07, 08 – миниатюры их Евангелия Хитрово), его учеников и последователей – вплоть до знаменитого иконописца рубежа XV – XVI столетий Дионисия, автора прославленных стенных росписей Ферапонтова монастыря».

Евангелист Матфей и Ангел (А.Рублёв, Евангелие Хитрово)

Своим уникальным спокойствием и напряжённой жизнью лиц, взглядов стиль Андрея Рублёва создал новую эпоху именно русской традиции иконописи. Один из самых известных в мире образов Православия, который был когда-либо отображён в иконописи — это образ Троицы, написанный Андреем Рублёвым в первой половине XV века. Икона «Троица» была создана для Троице-Сергиевой Лавры в память основателя Лавры Сергия Радонежского. В 1551 г. на Стоглавом соборе именно этот образ обозначен как ориентир для русских иконописцев.

В основе изображения лежит известный из Ветхого Завета сюжет явления Аврааму Господа в виде трёх мужей. Писание рассказывает о том радушии и гостеприимстве, которое проявил Авраам. Изображавшие это ветхозаветное событие иконы так и называются «Гостеприимство Авраама» или «Ветхозаветная Троица» (слайд 02).

Гостеприимство Авраама (Ветхозаветная Троица)

Почему же именно «Троица» Андрея Рублёва стала канонической и в чём её отличие от предыдущих изображений явления Триипостасного Бога? Чтобы понять уникальность рублёвской «Троицы» необходимо узнать основные особенности изображения события «Гостеприимство Авраама» на предшествующих и подобных им иконах. Одним из таких предыдущих иконических изображений является «Зырянская Троица» (слайд 03).

Зырянская Троица

Сюжет и правила его отображения на иконе «Зырянской Троицы» отражён, в частности, в таком, более позднем, источнике как «Ерминия или наставление в живописном искусстве, составленное иеромонахом и живописцем Дионисием Фурноаграфиотом» и описан следующим образом: «Странноприимство Авраама В куще три ангела сидят за столом, на котором поставлены голова тельца в чаше, хлебы и другие блюда с яствами, сосуд с вином и кружка. С правой стороны ангелов Авраам несет накрытое блюдо, а с левой Сара подает на блюде печение из пшеничной муки (слайд 04) (Быт., гл. 18)».

Сара (Зырянская Троица, фрагмент)

На этой иконе мы видим не только трёх ангелов, но и Авраама, Сарру и даже тельца, которого Авраам приготовил для угощения гостей. Бытовые детали говорят нам о том, что это изображение ветхозаветного события в буквальном смысле. На других иконах «Гостеприимство Авраамово» можно увидеть, например, обильные угощения на столе перед ангелами или отрока, который закалывает для трапезы тельца (слайд 01).

Гостеприимство Авраама (Троица Ветхозаветная)

Сосредоточенность на буквальном описании произошедшего у дубравы Мамре явления Господа Аврааму — это главное отличие многих известных дорублёвских икон Троицы. Но с появлением «Троицы» Рублёва это «старое» отображение сюжета оставалось вполне известно и доступно иконописцам. Хотя «многие исследователи XX–XXI веков толкуют канон расширительно» [3], но в случае с рублёвской «Троицей» речь идёт о развитии канонического правила изображения в расширительном понимании остающемся в рамках канона. По сути, Андреем Рублёвым было раскрыто то иконописное изображение, которое до него оставалось не развитым, но потенциально возможным в иконописи.

Рассмотрим образ Троицы в иконе Андрея Рублёва и символические значения комплекса элементов данного изображения (слайд 05).

Троица (Андрей Рублёв)

Андрей Рублёв отобразил на иконе не просто событие Авраамова гостеприимства, но главные события – явление Троицы, Таинство Божественной Литургии, Спасение человечества от власти греха — именно эти центральные события являются в рублёвской Троице ключевыми и об этом говорят все остальные символы на иконе.

«Важнейшей частью православного богослужения является литургия. Традиционно литургия совершается в храмах, планировка которых соответствует необходимым требованиям. Важное значение имеет иконостасная перегородка, отделяющая алтарь от остальной части храма» [4, с. 87].

Рублёвская Троица относится к этим требованиям в двух смыслах – это икона местного ряда иконостаса, то есть ключевой образ освящения храма; литургия представлена в композиционном центре изображения.

Помимо центрального символизма, в рублёвской Троице присутствует символика дополнительных элементов. За правым ангелом мы видим изображение горы (скалы) (слайд 09).

Скалой или камнем Господь назвал апостола Петра (Мф. 16:18), тем самым символизировав начало Церкви, в основе которой лежит твёрдая вера. И как гора остаётся непоколебимой в самую бурную непогоду, так твёрдая вера даёт силы и смысл жизни в самые ненастные и лихие времена испытаний.

У горы есть и ещё одна особенность — с какой бы стороны человек на неё ни всходил, каков бы ни был его путь наверх, но он всегда будет сходиться в одной точке, на вершине. Цель и смысл человеческой жизни как раз и заключается в том, чтобы стремиться к вершине веры, ибо это есть единственный путь к спасению. Пути Господни неисповедимы, но нам известна цель (спасение) и нам была явлена вершина (Иисус Христос).

За центральным ангелом мы видим изображение древа (слайд 10).

Этот символ напоминает нам о первородном грехе, который был совершён Адамом и Евой (Быт. 3: 1-19). Как на древе был совершён первородный грех, так на древе креста Господь примирил нас с Собой, принеся Себя в жертву за наши грехи — это и есть та светлая надежда, которую мы испытываем, глядя на изображённое древо в центре иконы. Память о первородном грехе и о жертве Господа, давшей нам с Ним примирение и надежду на спасение — это тот смысл, который мы видим в древе за центральным ангелом. Кроме того, это отсылка к образу древа вечной жизни в раю, обещанном в Откровении Иоанна Богослова (Откр. 2:7).

За левым ангелом изображено здание, которое в иконах Ветхозаветной Троицы Гостеприимство Авраама называют «палаты Авраамовы» (слайд 11).

Здесь мы опять вспоминаем, что в дубраве Мамре, где явился Аврааму Господь в виде трёх ангелов, были раскинуты Авраамовы шатры. Такое понимание в рублёвской «Троице» есть, но оно не является главным, ибо, как уже сказано выше, Андрей Рублёв пишет образ Троицы, а потому здание символизирует нечто большее, чем человеческое жилище. Здесь надо вспомнить о том, что Господь — Творец. Из безмерной Своей любви Господь не только принёс Себя в жертву за наши грехи, но и вообще сотворил мир и человека. Главное же для нас понимать, что домостроительство Божественное — это осуществление Божественного замысла спасения человечества в истории. Домостроительство спасения нашего совершается Господом Иисусом Христом по благоволению Бога Отца при общении Святого Духа. Во Христе исполняется замысел Промысла Божия о всем мире, домостроительство Благодати Божией о всем творении, направленное на спасение, освящение и обожение всех в Богочеловеке. Именно Божественное домостроительство символизирует здание за левым ангелом.

Но кроме символики сюжета и предметов, на иконе есть ещё символика цвета. Каждый из трёх ангелов одет в хитон (нижняя длиннополая рубашка), и сверху на хитон наброшена накидка (гематий). Важно, что у каждого из ангелов одежда имеет свое сочетание цветов, но почему? Для того, чтобы ответить на этот вопрос давайте вернёмся к символическому значению предметов на дальнем плане.

За левым ангелом изображено здание, о котором мы уже знаем, что оно символизирует домостроительство Божественное. Левый ангел изображён в розоватого цвета накидке и в синим хитоне (слайд 12).

Синий в иконе — это не просто цвет земного небосвода, но символ цвета того божественного небосвода, который для человека непостижим. Другими словами, синий цвет хитона левого ангела символизирует высокую глубину тайны божественной сущности. Розовая накидка говорит о том, что эта сущность Господа скрыта от человека за светом, о котором Григорий Палама сказал: «сверхразумный и неприступный свет, свет небесный, необъятный, надвременный, вечный, свет, сияющий нетлением».

Центральный ангел наоборот укрыт синим гематием, но хитон его багряного цвета (слайд 13).

Здесь мы можем заметить совпадение этого багряного цвета с цветом багряного тельца, лежащего перед ангелами в чаше. Древо сзади ангела — это древо грехопадения и также древо крёстной жертвы для спасения людей. Багряный — цвет жертвенной крови, а золотая полоска на багряном указывает на царский род. Такие полоски были на хитонах римлян, принадлежавших к древним и знатным родам. Но почему накидка на этом ангеле синяя? Тайна пришествия Господа осталась и остаётся неувиденной, неузнанной многими людьми.

За правым ангелом возвышается гора (скала), что символизирует твердыню православной церкви, через которую все её чада приходят к спасению. Настоящая жизнь без веры невозможна и, только поднимаясь к вершине нравственности и духа, человек начинает понимать, что такое настоящая жизнь. Накидка правого ангела поэтому имеет цвет возрождения и жизни — зелёный (слайд 14).

Но непостижимая сущность, природа божественного животворения здесь также скрыты от человеческого разумения, что показано через синий цвет хитона.

Завершая наше небольшое исследование иконописной символики рублёвской Троицы, хочется заметить, что сегодня возрождение храмоздательства неизменно связано с возрождением иконописных традиций. Именно подчинение эстетики евангельскому этическому началу некогда сформировало древнерусскую иконописную традицию. Можно сказать, что архитектурно храм является пространственной иконой, а храмовая иконопись есть пространство смыслов, которое продолжает, развивает и дополняет собой архитектурную форму. Одна из фундаментальных основ, на которых стоит национальная история храмоздательства – это, несомненно, традиция иконописной символики, созданная культурой русского православия.

Иван Образцов

Список литературы:

  1. Беседа с настоятелем Иоанно-Богословского храмового комплекса города Барнаула, протоиереем Георгием (Крейдуном) // Огни над Бией. — — № 42. – С. 189-198.

  2. Дионисий Фурноаграфиот. Ерминия или наставление в живописном искусстве, составленное иеромонахом и живописцем Дионисием Фурноаграфиотом. 1701-1733 год // Труды Киевской Духовной академии. -Киев: Киевская духовная академия, 1868. — № 2. — С. 269-315.

  3. Заграевский С.В. Методологические проблемы изучения канона, символики и пропорций в православной храмовой архитектуре. М., 2016.: Электронный доступ: http://www.rusarch.ru/zagraevsky48.htm

  4. Крейдун Ю.А. Иконостасы первых миссионерских храмов Алтайской духовной миссии // Мир науки, культуры, образования. – 2009. – №1(13). – С. 87–89.

  5. Крейдун Ю.А. Стилистический анализ храмов Алтайской духовной миссии // Вестник Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета. — 2015. — №4(30). — С.158-173.

  6. Лидов А.М. Лекция «Иеротопия современного храмоздательства: византийская традиция и современная практика». Семинар для храмостроителей Барнаульской епархии. — Барнаул, 31 августа 2012 года. Электронный доступ: http://kreydun.web-box.ru/nauchnye-raboty/stati/ierotopija/

  7. Русские иконы XII – XIX веков. – М.: «Искусство», 1988.

  8. Св. Григорий Палама. Триады в защиту священно-безмолвствующих. — М.: Канон, 1995.: Электронный доступ: http://www.orthlib.ru/Palamas/triad_cont.html

  9. Три очерка о русской иконе. Князь Евгений Трубецкой. – Новосибирск, Издательство «Сибирь XXI век», 1991.

 


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика