Воскресенье, 24.05.2020
Журнал Клаузура

Золотое перо Евгения Трещева. О творчестве писателя

Трещев Евгений Иванович — коренной житель Тульского края и всю жизнь прожил и проработал там же. Он родился 2 марта 1948 года в г. Щекино Тульской области. Евгений Иванович имеет высшее образование, является членом Союза писателей России, действительным членом Петровской Академии наук и искусств. Он почетный работник общего образования РФ, почетный учитель, почетный работник газовой промышленности РФ, ветеран газификации Тульской области и ветеран труда, почетный гражданин Чернского района Тульской области. Им издано двадцать восемь книг, в том числе первых в Тульской области муниципальных учебников «История родного края» для седьмых и восьмых классов. Печатается в журнале «Приокские зори», альманахе «Ковчег», в других журналах, альманахах, антологиях и хрестоматиях, в коллективных сборниках и газетах. Лауреат всероссийской литературной премии «Левша» им. Н. С. Лескова, лауреат областных литературных премий имени Л. Н. Толстого и имени А. Г. Лаврика, лауреат и дипломант многих литературных конкурсов и фестивалей. Награжден «Знаком ордена Доброты», семью правительственными медалями и восемью ведомственными знаками, многими грамотами и благодарностями. Главный редактор литературных альманахов «Приупские просторы» и «Солова». Имя Евгения Ивановича внесено в энциклопедию «Лучшие люди России», в «Тульский биографический словарь. Новые имена», в сборники: «Наши знаменитые земляки» и «Лучшие учителя Щекинского края», в «Энциклопедию городов и районов Тульской области», в путеводитель «Край наш Тульский», в сборник «Дарящие тепло. ОАО «Тулаоблгаз» в судьбах и лицах».

Е. Трещев — известный меценат и краевед, с юных лет проявивший интерес к истории. Им, кроме поэтических и литературоведческих книг, муниципальных учебников, написано несколько книг по краеведению, в которых автор показывает жизнь наших древних поколений, а также отражает современность и передает собственный житейский опыт. Поэтому его книги ценны для соотечественников, в том числе и для молодежи. Их ценность заключается еще и в том, что Евгений Трещев занимает активную, бойцовскую позицию, вот строки его стихотворения: «… Поседели мы, постарели, / Отправляют нас на покой. / А душа? А душа не стареет, / Рвется к жизни: где жизнь, там бой!» (1) «Уйти в старость проще простого. А вот сохранить свежесть чувств, что и является главной мечтой ЖИЗНИ — именно жизни, а не существования, — ой как нелегко. Для этого надо иметь большой запас даже не физических, а прежде всего, духовных сил, накопление которых начинается в юные годы…» (2).

Евгений Трещев не устает комментировать произведения авторов — прозаиков и поэтов — с пониманием и теплом, душевно, со всем тем, на что способна его широкая натура, абсолютно чуждая недружелюбия и критики, и, наоборот, открытая  благотворению и свету. Будучи мудрым человеком, он спешит делать людям добро, его работы свидетельствуют о том, что писатель, любящий людей человек. В них живут чувства, вера и надежда на счастье, способные отозваться в сердцах читателей. «Тот, кто может сказать о … чужом рассказе, стихотворении что-то хорошее, обязательно должен это сделать. Ведь творческие люди так ранимы! Помогите, защитите их» (3). Потому писателя и привлекают, прежде всего, люди близкие ему по духу. Это можно выразить словами поэта И. Прасолова: ««Я о дружбе так сужу: /  Кто открыт душою, / Значит, с теми я дружу / Дружбою большою» (И. Прасолов) (4).

Отсюда и полное отсутствие зависти, мелочности и амбициозности. Вот такой этот человек — Евгений Иванович. «Я всегда рассматривал своего читателя, как друга…» (5),— говорит он. Поэтому, читая любой его отзыв на прозу или поэзию, исполненный по-настоящему мастерски, реалистично и незамысловато просто, будто отворяешь окно в душевный мир другого человека, с его горестями и радостями, бедами и удачами. Кроме того он, будучи человеком гражданской направленности, глубокомысленно вглядывается в окружающий его современный мир, в сегодняшнюю нашу жизнь, глубоко любит Родину и думает о ней, о смысле жизни и месте современного человека в ней. Все это в совокупности является основой его произведений.

Е. Трещев — духовный человек. Духовность многими понимается как то, что по западным канонам ведет к «благословению божьему», т.е. к преуспеянию, богатству, здоровью, счастью в любви и т.д. И только  по-настоящему духовный человек понимает, что не по тем канонам путь к благословению, что даже у кромки бездонной пропасти может человеческая душа устремится к Богу, и вместо мучения, смятения и беспокойства обрести умиротворенность, четкое осознание всего и любовь, то есть настоящее благословение, к которому по воле Божией приложится и остальное. И нужно-то для этого только смирение и признание: «Да будет воля Твоя, а не моя!» Но как далеко к этому идти большинству людей! Трещев Е. И. же, отвергая  тоску и злые сомнения, молясь, идет по родной земле, любит ее, учит этому других и показывает верный жизненный путь.

В своих произведениях автор и прямо, и косвенно не устает утверждать, что у человека есть единственный наиглавнейший долг — быть Человеком и главный смысл жизни — Любовь! Ибо «Где любовь — там и жизнь»,— учил Махатма Ганди*. Поэтому его строки наполнены добротой ко всему сущему, ко всем, о ком он пишет.

«… Старую дружбу ценю и храню, / Прошлое в памяти нежно лелею, / В самом святом никогда не солгу, / Друга предать и продать не посмею»,— пишет он в своем стихотворении (10).

Евгения Трещева волнуют нравственные вопросы жизни человека. «Конечно, не может быть абсолютной свободы от общества, но стремление личности к свободе было, есть и будет всегда» (11),— говорит он и многое делает для развития нравственной силы своих читателей. Вся его жизнь — это движение вперед, понимание, что возврата в прошлое нет, но послушание голосу совести, стремление не потерять этого чувства, не успокоенность и неравнодушие закономерно отражаются в творчестве.

Следующие строки, приведенные писателем в одной из своих работ, можно со всем основанием отнести и к самому автору: «Но, если в главном цель у нас – добро, / Для многих приносимое негласно, / То наша жизнь – что чистое окно: / Всегда мы можем видеть Мир прекрасным» (12). Добро… Быть добрым и добреньким — это далеко не одно и то же. Добро может быть и с кулаками… Из многих высказываний Е. Трещева ясно, что ему свойственны разумность и человечность — черты, которых так не достает многим нынешним людям.

Евгений Иванович переживает, что люди не хотят жить по законам совести и добра и полагаться на волю Божью. Ведь каждый человек оставляет след на своем пути по земле. Но и этот путь запечатлевается в душе путника, идущего им. Другими словами, мы являемся той стезей, которою шли и идем. Только у одних она прямая, а у других путанная. Однако, так или иначе, она должна привести к Богу, конечно, за редкими исключениями…

Е. Трещев глубоко верующий православный человек: «… Вера есть у меня / Вечна наша душа» (Все еще впереди) и «… Годы жизни земной – один миг для Вселенной» (Любовь с нами) (13).

В работах Трещева Е. И., в том числе, прослеживается тяготение к раздумьям на философские и этические, нравственные и социальные темы. «Путь к истине в большинстве случаев труден. Но вера, стремление к познанию, любопытство влечет человека и дает дополнительные силы» (9) ,– пишет он. Ведь истина — это то, что существует порой за обманчивой действительностью, но верно отражает эту действительность, т. е. правда; то, что проверено практикой, жизненным опытом поколений.

Автор осязает каждое слово, его значение и энергию, знает, что написанное не исчезает и оставляет вечный след в душе читателя. Евгений Трещев обладает созидательным образным воображением, способностью не только задавать себе темы для размышления, но и вникать в их суть, и находить верные решения. Знакомство с его работами поднимает человека, облагораживает, делает внутренне богаче. А ведь, что может быть важнее, ибо «человек способен изменять свой внешний мир посредством изменения своего внутреннего мира»*.

Писатель обладает богатым жизненным опытом, накладывающий сильный отпечаток на все, создаваемое им. В его творчестве, в каждом живом слове отражается его биография и сама его личность, душа творца, чувствуется испытанное, пережитое им, как всегда и происходит с талантливым творцом. И, тем не менее, он постоянно стремится познать новое. «Даже микроскопический кусочек новой и полезной информации вызывает у меня радость» (6),— пишет Евгений Трещев.

Однако не всякая новая информация радостна для него. Современные люди, тем более молодежь, сейчас не могут жить без телевидения и компьютера, без бессмысленной музыкальной невнятицы, живут, погруженные в гаджеты. А люди постарше —  не могут жить без «мыльных» телесериалов. И всем поголовно подсознательно, на уровне двадцать пятого кадра рекомендовано учиться на жизненных примерах нынешних «хозяев жизни», и в мировой паутине, во многом обслуживающей их интересы; учится основному закону сильных хищников: «Нам все можно, все, желаемое нами!  И не сметь никому нас судить!»

Писатель — большой труженик. Потому он так ценит это качество в других:

«Постоянный, интенсивный и упорный труд всегда принесет результат. Надо работать, работать и работать» (7).

Так же много и радостно Евгений Иванович трудится сейчас на поприще писательского и поэтического труда, как ранее творчески трудился на производственной ниве. В его работах, отличающихся художественной силой, ему присущи искренность, доброта и сердечность, явно прослеживается глубина мысли, ясность изложения, логическая закономерность в раскрытии предмета его внимания, четкость и безошибочность определений. «Полнота, стройность, законченность – характерная черта произведений. … Особая сила убедительности, окрашивает эмоционально, выявляет неповторимую творческую индивидуальность» (8), – пишет Е. Трещев о поэзии В. Г. Сапожникова. И эти слова совершенно справедливы и в отношении к нему самому.

А картины русской природы, которые очень изобразительны в его произведениях? И у других авторов Трещев Е. И. отмечает их своим вниманием. Это говорит о его любви к природе, с величием которой мы, как дети, несоизмеримы, о любви к красоте, о том, что он неразделен с красотой родной земли: ее лесами и реками, полянами и лугами.

Жить бы и радоваться и самому бытию, и красотам родной природы, и духовно красивым людям, и удачной мысли, метафоре, образу. Однако наше несправедливое время не дает постоянно пребывать в таком состоянии. Вот и многие люди думали и поныне думают, что не будет больше лада и правды в обществе, чувства собственного достоинства в людях, что останутся только деградация всего и всех, беспредельное потребление и мздоимство, распутство и мерзость во всем… Но автор думает по-другому. На вопросы: будем ли мы жить в согласии со своей совестью, обретем ли утерянное достоинство, возродим ли и обновим Россию, восстановим ли ее величавый ход? — Евгений Трещев однозначно отвечает утвердительно.

Потому написанное Евгением Ивановичем весьма убедительно и полезно.  Мы знаем его как очень неравнодушного, переживающего в полной мере за происходящее человека, пропускающего это сполна через свое сердце. Как верно сказал Виктор Гюго: «Перед великим умом я склоняю голову, перед великим сердцем — преклоняю колени»*.

Большое место в творчестве Е. Трещева занимает тема патриотизма — «не квасного», а истинного. Эта тема волнует всех прежде живших и нынешних русских писателей-патриотов, постоянно обращающихся к этой теме и любви к Отчизне. «Мой друг, Отчизне посвятим / Души прекрасные порывы!»** – вечные слова А. С. Пушкина. Этими чувствами преисполнено все творчество Трещева Е. И. Он испытывает гордость за Россию, независимо от периода ее истории, и славит ее, ибо у сына, даже в болезни матери, не уменьшается чувство любви к ней, а только увеличивается. О чем бы ни говорил автор в своих произведениях, чувствуется, что рядом его родная земля, отчий край, любимая мать-Родина,  его Россия. Потому-то он и не приемлет «девиз»: «Там отечество, где хорошо!» Поэтому история Родины нашла широкое отражение в произведениях Евгения Трещева. Он считает, что история нашей страны – особое, неповторимое звено мировой истории, и сама Россия легендарна и уму непостижима.

Но кое-кто думает иначе. Недоброжелатели делают все, чтобы подорвать наши скрепы, прежде всего веру в Бога, в Россию, в народ, делают все, чтобы дискредитировать русских и страну, не понимая, извращают, ставят с ног на голову, пачкают. Во многом это потому, что русский человек, живущий в атмосфере своих легенд и преданий, не может радостно существовать на чуждой ему почве и трудно адаптируется к прозаической, читай, чисто материалистической жизни. Наши геополитические противники никогда не примирятся с тем, что   еще в древности народ Руси своим особым нравом, терпимостью к другим народам и народностям, к их верованиям, со стремлением собирать земли и объединять народы, а не бросать их; сберегать народное богатство, а не растрачивать его; делиться с бедными, а не жадничать; уважать духовное, а не низкое; а также  необъятными пространствами своей земли раздражал разного рода завоевателей. Это, с теми же и другими действующими лицами, наблюдается и в современности.

Без этих отличий не может быть России, не может быть веры в ее великое будущее, считает писатель. «Неуважение к предкам есть первый признак дикости и безнравственности. Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно, не уважать оной есть постыдное малодушие»,— считал А. С. Пушкин. Писатель также думает, что без здорового национального чувства не может существовать народ. Однако, как всякий настоящий патриот он понимает, что нельзя закрывать глаза на недостатки. «В недавнее время патриотизм состоял в восхвалении всего хорошего, что есть в отечестве; ныне уже этого недостаточно, чтобы быть патриотом. Ныне к восхвалению всего хорошего прибавилось неумолимое порицание и преследование всего дурного, что есть еще у нас»*, — писал Николай Александрович Добролюбов. Это неотъемлемые составляющие патриотизма, без которого можно потерять страну, сознают болеющие за Россию патриоты.

Каждый искренний патриот России, а таковым безусловно является Евгений Иванович, страдает от того, что наша страна в настоящем находится не в лучшем своем положении. Любовь к Родине, патриотизм, считает писатель, это не вспышка эмоций, а чувства, проистекающие из наших постоянных будней, а они, скажем прямо, не очень-то благоприятны. Произошло же это из того времени, когда мы перестраивались, чтобы у нас на полках в магазинах было все и еще больше. «Мечты» вершились, но, кажется, что-то упущено, что-то мы променяли на «чечевичную похлебку»*, потеряли что-то духовное, что-то «наше» продали за грош, да и купить можем далеко не все и всегда… И Е. Трещев серьезно переживает, видя во всем упадок, разлад, расстройство, порой и полную разруху в экономике и неимоверные контрасты: сверх богатство единиц, тотальную и беспрецедентную коррупцию, с одной стороны, и нищету большинства, с другой (см. (33)).

Много негативного происходит и в нынешнем селе, когда  полуразрушены  дома, одичали сады и огромное количество плодородных земель заброшено и превращается в степное пространство, зарастает кустарниками, деревьями и травами, буйствует на нем в рост человека крапива с лопухами, как будто захвачено оно вражьей силой, не встречающей более отпора. Как после бомбардировки, стоят разрушенные конструкции животноводческих помещений, механических мастерских и тракторных станов. Село тихо умирает. А рядом с гибнущей деревней, гибнущими полями и лугами, дичает и река, зарастают и пруды… Былое созидание  и благоразумие отступили. В современной России слишком уж много всего этого, словно потеряна святость земли, и зараза расползается по телу ее, губит людей и оставляет после себя скверну одичания. А ведь если не будет людей на земле, способных хранить заветы и предания предков, кто будет говорить на родном языке?

И Трещев Е. И. пишет:

«Разве можно быть свободным, жуя кусок хлеба, произведенный в чужом государстве? Только страна, полностью обеспечивающая себя продовольствием, может быть независимой и свободной. Без своего хлеба нельзя говорить о силе и могуществе государства и его процветающем будущем» (29).

Как правильно сказано Его Святейшеством Патриархом Московским и Всея Руси Кириллом: «Экономическая система, построенная только на стремлении к наживе, на равнодушии к судьбе человека, на пренебрежении к нравственным нормам, лишена устойчивости и может рухнуть в любой момент, погребая под своими обломками судьбы людей. Безнравственная экономика не эффективна, более того – нежизнеспособна и опасна» (34). Потому и больно автору за страну, которую разрушили буквально на его глазах, больно за миллионы сынов и дочерей Отечества, которые отдали свои жизни за Родину. Он ощущает рану в сердце от того, что мы оказались чужими в ней, беззащитными против взяточников и «распильщиков» бюджета, против культа насилия, разрушения чувства совести и стыда, искажения понятий о добре и зле, перевирания нашей истории, унижения русского народа, процветающих в средствах массовой информации. Чего ради растоптали свою страну, потеряли так много территорий, стали разбросанным по разным углам народом, стали терпящими бедность и поношение людьми? Почему в шестьдесят считаемся долгожителем, уменьшаемся в численности, деградируем и трудимся за малую зарплату? Ведь на виду всей Земли страдает наша страна. И что интересно: теперь, когда на Западе начинают работать механизмы социальной справедливости и государственных гарантий человека (кстати, во многом под влиянием бывшего СССР), это все кое-кому кажется бросовым, хламом, и это в лучшем случае, а в худшем – элементами тоталитаризма… Евгений Трещев делает вывод, что отказ от бесценных практических наработок прежних поколений, от морально-нравственных основ, когда, по сути, рушилась привычная жизнь, путем навязывания «средствами массовой дезинформации» чуждых ценностей, является большой бедой, даже драмой, нашей страны и нашего народа. Индивидуально это воспринимается как  опустошенность, ощущение несправедливости и неблагополучия. «Когда это безобразие прекратится? — Задается вопросом, как и всякий честный человек, писатель.— Другой истории у нас нет. И другого народа нет тоже. И судьбу, в конце концов, не выбирают!» (35) — восклицает он.

И Евгений Иванович спрашивает себя — неужели похоронена наша Родина, и наш народ остался круглым сиротинушкой? Неужели его доля в том, чтобы, как будто на роду написано, до скончания времен ждать свой золотой век? Дождемся ли? Однако ведь были же и другие времена, были добросовестные, самоотверженные работники, молодые и зрелые, были, кто учил заветам предков, кто воспитывал подрастающих! Неужели смерть и растворение? Для этого ли происходил весь процесс становления нашего народа и России?

И бьется сердце, как колокол, у Е. Трещева, неравнодушное сердце неравнодушного человека.

Он знает, почему мы выстояли в девяностые,— потому что подсознательно знали, в чем всегда было спасение наших отцов и дедов. А было оно в добывании, проливая порой обильный пот, своего насущного хлеба и в продолжении несмотря ни на что своего рода. Мучения были не напрасны: каждый день во тьме, голоде и холоде, каждый день бесплатного труда держались мы и, выходит, держали страну, не позволяя погибнуть. Часто мы при этом задавались вопросом: «За что это нам досталось жить в эти жуткие девяностые годы двадцатого столетия?», но ответа не находили…

Однако нам есть чем гордиться, уверен автор. Наши прародители, деды и отцы создали народ и великую державу, которая еще совсем недавно была на первых ролях на Земле. «Русский народ создал могущественнейшее в мире государство, величайшую империю. С Ивана Калиты последовательно и упорно собиралась Россия и достигла размеров, потрясающих воображение всех народов мира»*.

И Трещев Е. И. отвечает тем, кто поносит нашу Родину и народ: «Как же мы, «ударенные пыльным мешком», лентяи и пьяницы умудрились освоить такую огромную территорию?  … Как же мы – «слабые, неумелые, безразличные» смогли дать по рукам всем завоевателям? … Кто обжил эту землю, построил города, создал замечательные произведения литературы и искусства? Кто создал передовую науку и запустил первый космический спутник? Разве не мы и не наши предки?» (31) Но с другой стороны дела обстоят так, что «стоит вам только заикнуться о величии русского народа, как вас тут же обвинят в национализме» (32).

Но не может быть действенного патриотизма и действенной любви к Родине, если дух не силен в человеке. Когда человек крепок духом, то его «можно убить, но не сломать душу. Мы – победители! Об этом говорит вся история нашего народа» (20),– говорит автор. Не могут быть слабы духом люди, рожденные после Великой Отечественной войны, которая показала, насколько силен и уникально жизнестоек наш народ, и получившие от своих родителей геном Победителей даже в самых что ни на есть невыносимых обстоятельствах.

Таким духом силен и Евгений Трещев. Потому и говорит: «Перепуталось все кругом … / … Кому верить? / Как дальше жить? / И услышал ответ вдали: / Стойким будь. Своей жизнью живи. / Правде верь и дружи с Добротой, / Наслаждайся земной Красотой. / Даже если слабый ты, / Храбро стань на защиту страны». (На перепутье) (16). И он верит, что нашу Россию ждут светлые времена. Только для этого каждому нужно раствориться в реке истинного патриотизма, обретя благодаря этому могущество и красоту, ведь обособленность ни к чему хорошему не приведет. Еще он обращает внимание читателя на то, что «нашей культуре свойственна особая форма патриотизма. У нас за многие сотни лет выработалось родственное отношение к стране». (19)   

Да и как же иначе может быть, если вокруг свои родные люди — земляки! И Евгений Иванович говорит: «Я родился на этой земле: / Синь небес, шепот трав – все во мне. / Радость встречи, пожатье руки – Земляки!» (Земляки). «… На всю жизнь нам друзья / Земляки. …» (Земляки) (17).  А у таких есть антиподы – это: «Человек без рода и без племени, / Для тебя открыта вся Земля;/ Корешки иссушены, изъедены, / Ты забыл, где Родина твоя (Человеку без Родины) (18).

Писатель думает:  не может быть, чтобы все испытания, выпавшие на нашу долю, были напрасными, не может быть это умиранием. На это писатель категорично отвечает: — «Нет!» Может быть, это родовые муки при появлении на свет новой жизни? – спрашивает он себя и отвечает: дай бог, только не плутать во тьме, не изнемочь, не сбиться и не погибнуть в пути, дойти до своего времени. «Мы живем в эпоху перемен. Идет война за души людей. Потоком изливается клевета на великую историю нашей страны, унижается наше национальное достоинство» (28). Чуткое сердце Е. Трещева переживает и мобилизуется на преодоление. При этом важно отличать критику от клеветы. Он считает, что если с критическими замечаниями выступает умный человек, то хоть и неприятно, но полезно. Ибо это «…есть не преступление, а заслуга, есть истинный патриотизм»,— писал Виссарион Белинский*. Он считает, что сейчас, кроме самокритики и осознания всего позитивного, мы должны изыскивать в себе силы и способности, навыки и умения для постоянного созидания и возвеличивания России в противовес разрушению и умалению ее. А для этого очень важно сберечь и укрепить веру в Россию, сберечь и укрепить память – ее историю. Трещев Е. И. знает, что, как говорится в теории, без национального самосознания, понимания собственной уникальности и самобытности в совокупности всех духовно-нравственных и материальных форм существования не может быть народа. Сейчас России, как никогда, как воздух, требуется концепция, которая сможет сцементировать народ, сделать таким же великим и крепко спаянным народом, каким был ранее советский народ. Главными  основополагающими принципами ее должны непременно быть: преемственность всех благих достижений наших предшественников, сохранение и передача потомкам памяти о наших великих предках и устроителях земли Русской, непоколебимость фундаментальной цивилизационной идентичности России, незыблемость ее устоев.

Нужно созидать! Чтобы у нас и наших детей было будущее, считает автор, мы должны перестать потворствовать насаждению невежества и бескультурья, потребительства и разврата во всех их формах, а напротив — вкладываться в человека. «Для этого во главу угла должно быть поставлено развитие медицины, образования, науки, культуры, соцобеспечения, воспитание подрастающего поколения в патриотических традициях. Необходима сплоченность общества, наличие цели, понимание вызовов и задач, стоящих перед ним. Люди должны быть уверены в справедливости… На том и будем стоять!» (21).

Евгений Трещев размышляет не только о состоянии нашего государства, но и о  нынешнем человеке,  его месте в жизни. «… И шагает грозно по планете / Самый страшный хищник – человек!» — пишет он (Человек шагает по планете). Почему так получилось, что второстепенное поставлено на первое место? Почему потерян образ Божий? Почему оскорблена память наших отцов и дедов и разлагаются наши дети? Деньги, деньги, деньги… Они поставлены во главу угла, они стали мерилом всего. А еще, кроме корысти,– зависть, предательство, взаимная вражда, ожесточение, продажная – скрытая и открытая — любовь. В России простому человеку сейчас тяжело. Свалившаяся невесть откуда бедность, потеря достоинства в жизни на скудный заработок…

Писатель хочет, чтобы люди опомнились, ибо нельзя так жить, ведь нет счастья, когда все продается и покупается и вещи являются критерием уровня человека. Видеть цель жизни в накоплении и высоком уровне потребления – означает навсегда остаться догоняющими и обезьянничающими, вместо того, чтобы понять, что  нужно, прежде всего о состоянии души думать, развивать и расширять сознание… В противном случае могут ли люди остаться людьми? Вот и А. А. Яшин пишет: «… пришлось догонять Запад …  в части расчеловечивания, отказа от высшей в Истории христианской морали и – от образного литературного мышления и восприятия его продуктов некогда «самой читающей в мире страной»* … «и выйти в холодящий душу мир глобализованного человейника с людьми роботами, винтиками-шестеренками всемирной машины, где … нет места вдохновенному слову, обращенному в бездушную цифру сугубо утилитарного мышления. Назовем это новым словом: цифрофрения»**.

Потому Евгений Иванович пишет: «Я не новый русский, я из старых. / Больно мне за Родину мою: / Разорили, обокрали, оболгали, / Кучи грязи навалив на белизну». (Боль моя) (30).  Он неистово обличает низкое существо самого чудовищного хищника – двуногого, потерявшего человеческий облик. Об этом же говорит и, по образному выражению автора, «летописец смутного времени» — В. Я. Маслов***.

Золотой нитью пронизывает все творчество Е. Трещева любовь к русскому народу. «Русские люди никогда не будут счастливы, зная, что где-то творится несправедливость,— говорил Шарль де Голль****. Разве можно не любить такой народ? «Русский народ есть особенный народ в целом свете, который отличается догадкою, умом, силою. Я знаю это по двадцатилетнему опыту. Бог дал русским особое свойство … верю, взойдет звезда Востока, откуда должен воссиять свет, ибо там (в России) больше, чем где-нибудь, хранится под пеплом духа, мощи и силы»,*****— писала Екатерина II. «Мы — свободный народ, сильный своей любовью к Родине и верой»,— говорит и Е. Трещев.— «Свободный народ не желает быть побежденным, и он никогда не будет побежден» (22). Однако Трещев Е. И. знает, что народ не появился в готовом виде из ниоткуда, потому он пишет: «Из глубины веков, подернутой пеленой забвения, смотрят на нас народы, когда-то называвшие наши земли своей Родиной. Многие тысячелетия и столетия назад они обитали здесь, а потом исчезли, оставили нам свои традиции, черты лица, отдельные слова, названия рек» (23). И не все гладко было в процессе формирования народа. «В восемнадцатом веке языческие реликвии активно уничтожались по всей стране, а языческая вера была предана анафеме. Фактически был истреблен огромный пласт культуры» (24). (см. стихотворение Е. Т. «Человек шагает по планете» (25)).

Так в мастерской истории путем сложений и вычитаний формировались русские. К этому процессу вполне применимо определение, данное писателем В. Грековым: «Были – разброд, стали – народ», ставшее названием его рассказа. И мы видим три основные черты русского народа: «… Необыкновенное трудолюбие, доходящее иногда до самоистязания, любовь к родине, часто даже неосознанная умом, и талантливость» (26).

Однако через тяготы и тернии шло формирование, и поэт Евгений Трещев отражает это в своих стихах: «Кошмары рабства и позора / Враги несли нам из степи. / За гибель близких нет пощады! / На степь идут полки Руси». (В поход). «… Истории тревожные шаги. / Прислушайся – услышишь ты тогда, / Как сердце предка бьется у тебя…» (Шаги истории). «Орловско-Курская дуга. / Прошла здесь грозная война. / Смотри в пыли после дождя / Следы оставила она / … Увидишь ты: среди ракит / Окоп обрушенный стоит, / В высоких зарослях травы / Воронки старые видны». (В местах былых сражений) (27).

Преданность своему народу, защита его единства и независимости стоят на одном из главных мест в творчестве автора. «Быть русским – значит не только говорить по-русски. Нужно воспринимать свою Родину душой!» — говорит он и приводит строки поэта Ходулина, лучше которого о Родине вряд ли можно сказать: «… Нет земли ни привольней, ни краше — / И когда в ее очи смотрю: / — Как прекрасна ты, Родина наша, — Сам себе я в душе говорю…» (14) Евгений Иванович не только любит Россию, которая на планете прекраснее всех, но не может жить без нее и все делает ради ее блага. И тому свидетельство его поэтические строки: «… Земля дорогая, родная земля, / Готов пред тобой на колени склониться. / Просторы твои беззаветно любя, / За счастье твое продолжаю молиться» (Родная земля) (15). Любовь эта зиждется на памяти родителей и представителей старших поколений. Она присуща и молодежи, хоть и отрицающей порой многое, но в основе своей переживающей за будущее.

Все это вышесказанное и послужило становлению Евгения Ивановича как писателя. Отношение к литературе и писательскому труду у него всегда было серьезным. «Можно ли научиться писать? Думаю, что если тебе не дано поэтического огня в душе, его и не появится»,— размышляет писатель в работе «Ужель с годами свыкнемся с покоем?», посвященной творчеству  А. А. Яшина* (44).

Он знает, что для многих грамотных людей чтение естественно в жизни и что они воспринимают в прочитанном материале и перерабатывают то, что исходит в основном из личного их опыта. И многое здесь зависит от умения автора установить диалог с читателем и активизировать его душу. Однако Е. Трещев понимает также все значение возможного откровения новизны для человека. Потому он пишет: «Слово, сказанное человеком, имело и сегодня имеет огромную созидательную и разрушительную силу. … Этим свойством обладает и напечатанное Слово» (36). Из чего ясно, что книга обязана побудить человека к духовной жизни, а не наоборот, как это и происходит по большей части с современным «чтивом». Но в современном обществе отсутствует это понимание.

А ведь хорошее произведение – это итог долгих творческих исканий и трудов, когда все пропускается через личность, через ум и сердце автора. И тогда какое удовольствие испытывает он от удачной строки, абзаца или страницы. «… Книга – это всегда послание к читателю, в ней заложена частица жизни автора. Жизнь книги, по существу,  оплачивается здоровьем и жизнью творца» (37),— говорит Трещев Е. И.. Ведь целью является — увлечь, пробудить интерес читателя к произведению. И когда читаешь Евгения Трещева, чувствуешь, что то, о чем он пишет и что он пишет, не надуманно, а взято из реальной жизни, взято именно взволновавшее его душу, поселившееся в его сердце, заставляющее его учащенно биться и звучать и требующее излияния на бумагу.

«Быть писателем — мало. Нужно жить. Любить, дружить. Уметь делить с людьми чувства радости и печали, набираясь опыта, чтобы когда-нибудь изложить все это на листе бумаги» (38).

Однако прозой и публицистикой не исчерпывается творчество автора. Он еще и талантливый поэт, который, в отличие от некоторых стихотворцев, любит не только свои стихи, но и саму Поэзию. «Не любить поэзию — значит не любить, не понимать литературу вообще» (39),—  пишет он. И в душе его горит поэтический огонь и стремление передать красоту жизни, которая есть не только красота природы, но и добро, и истина, и любовь. И у него это хорошо получается, так как вся красота не в ком-то, чем-то и где-то, а в том, прежде всего, кто ее находит, видит, ощущает и воспринимает.

«Многое должно пройти через сердце автора. Он многое должен пережить сам, испытать и, обладая художественным чутьем, уметь выражать свои чувства — просто, правдиво и естественно» (40), — говорит поэт.

И мы читаем: «… И песня жизни на земле / Как солнцу гимн звучала!» (Затмение); «… О доме мечтал я, / Веслом шевеля. / Мне путь освещали / Любовь и мечта» (По реке). (45).

Евгений Иванович воспевает любовь к женщине и делает это особенно, как свойственно только ему одному: «… А теперь на висках седина, / Сеть морщин на лицо ложится, / Но глядишь ты светло на меня, / И любовь вокруг нас струится / … Дни проходят, летят года, / Юность пеплом седым покрыта, / А любовь все равно жива, / И душа для нее открыта» (А душа для любви открыта); «… Был я счастлив жизнь прожив рядом с тобой, / С самой милой, ненаглядной, дорогой» (Растревожена душа); «… Ты пойми, жизнь дана для любви. / Красоту пожалей и ее береги. / Жизнь дана для любви» (Жизнь дана для любви) (41).

Его стихи искренни, интересны, насыщенны жизненными реалиями, пронизаны мыслью, написаны легким, непринужденным и в то же время искусным, конкретным и безошибочным языком,  способным передать мельчайшие сердечные движения, и полны воодушевлением, человеколюбивы и жизнерадостны, в них видна работа ума и сердца, соблюдено равновесие мысли и чувства. Они говорят о чувстве прекрасного у автора, преисполнены любовью  к людям, к просторам центральной России — малой родины поэта, наполнены красотой природы и обычной жизни. Стихи Е. Трещева обладают силой и точностью определений, авторитетностью высказываний, основанных на сугубо личных переживаниях, способны вести за собой патриотически настроенного человека, гражданина страны, ибо отражают все современные нестроения и негативные стороны жизни народа. Одним словом, все они говорят о вечных категориях, о смысле всего сущего и волнуют человеческие души. Как пишет сам поэт: «… За струны трогала сердца и грела душу» (У костра) (42).

К поэтическому творчеству Трещева Е. И. вполне приложимы строки стихотворения поэта Б. М. Голованова:

«…Всю жизнь рассыпал я в стихах,  /  Роняя их, как перья птица» (43).

Таким образом, дорогие читатели, приобщившись к искреннему и высокопрофессиональному творчеству Евгения Трещева, вы познакомитесь не только с произведениями многих прозаиков и поэтов земли Тульской, близких ему по духу, но и с душевным миром, с опытом много пожившего и много прочувствовавшего автора, с душевным миром творца, великого труженика, неповторимой индивидуальности. Вы найдете в его лице своего союзника в вере, духовности, нравственности и в великой любви  к большой и малой Родине. Творчество писателя — это мощная школа патриотизма — осознание корней, опора на прошлое, преодоление всего негативного в стране и в современном человеке и светлая вера в прекрасное будущее — и высокого чувства к общему народу нашей большой страны, к единству всех народов и народностей, населяющих ее.

Успехов вам в пути по литературной стране Евгения Ивановича Трещева!

Яков Шафран

ПРИМЕЧАНИЯ:

(1) Е. И. Трещев, Д. Е. Трещев. «В поисках утраченного, 5-я часть».—  Щекино: ОАО «Щекинская типография», 2005, — 104 с. «От реформы к революции» («Где жизнь, там бой»), с. 59.

(2) Евгений Трещев. «Золотое перо». Часть V.—  Щекино: ОАО «Щекинская типография», 2011, — 80 с. «Влюбленный в жизнь» (А. А. Янежич). — с. 49.

(3) Евгений Трещев. «Личные впечатления». Часть I. —  Щекино: ОАО «Щекинская типография», 2010, — 80 с. «О книгах и писателях».— с. 79.

(4) Евгений Трещев. «Золотое перо». Часть V.—  Щекино: ОАО «Щекинская типография», 2011, — 80 с.  «С любовью в сердце» (И. Н. Прасолов).— с. 20.

(5) Евгений Трещев. «Взгляд со стороны». Часть II.—  Щекино: ОАО «Щекинская типография», 2010, — 88 с. «Писатель и читатель».— с. 64.

(6) Там же. «Слово».— с. 8.

(7) Евгений Трещев. Е. Т. «Коллеги по перу». Часть III.—  Щекино: ОАО «Щекинская типография», 2010, — 60 с. «Далекая звезда в ночи моей» (К. В. Струков).— с. 30.

(8) Евгений Трещев. «Личные впечатления». Часть I. —  Щекино: ОАО «Щекинская типография», 2010, — 80 с. «Врач, ученый, поэт» (В. Г. Сапожников).— 25.

(9) Евгений Трещев. Е. Т. «Коллеги по перу». Часть III.—  Щекино: ОАО «Щекинская типография», 2010, — 60 с. «Наши реки текут в никуда» (В. Н. Шавырин).— с. 27.

(10) Евгений Трещев. «Радуга на небе засияла».— Тула: «Шар», 2000,— 152 с. «Жизнь дана для любви» («Размышления»).— с. 103.

(11) Евгений Трещев. «Взгляд со стороны». Часть II.—  Щекино: ОАО «Щекинская типография», 2010, — 88 с. «Писатель и читатель», с. 68.

(12) Евгений Трещев. Е. Т. «Коллеги по перу». Часть III.—  Щекино: ОАО «Щекинская типография», 2010, — 60 с. «Не жди чудес: они вокруг!» (П. П. Юрьев).— с. 38.

(13) Евгений Трещев. «Радуга на небе засияла».— Тула: «Шар», 2000,— 152 с. «Вечность».— сс. 115 и 121.

(14) Трещев Е. «История родного края».—  Щекино: ОАО «Щекинская типография», 1997, — 160 с.— С. 6.

(15) Евгений Трещев. «Радуга на небе засияла».— Тула: «Шар», 2000,— 152 с. «На родной земле» («Родная земля»).— с. 10.

(16) Там же. «Жизнь дана для любви» («На перепутье»).— с. 86.

(17) Там же. «На родной земле» («Земляки»).— с. 23.

(18) Там же. «На родной земле» («Человеку без родины»).— с. 7.

(19) Евгений Трещев. «Золотое перо». Часть V.—  Щекино: ОАО «Щекинская типография», 2011, — 80 с. «Писатель от земли» (Н. А. Смирнов), с. 39.

(20) Евгений Трещев. «Мастера слова». Часть IV. —  Щекино: ОАО «Щекинская типография», 2011, — 104 с. «Воин и поэт» (М. А. Абрамов), с. 66.

(21) Евгений Трещев. «Золотое перо». Часть V.—  Щекино: ОАО «Щекинская типография», 2011, — 80 с.  «Путь писателя» (Д. Е. Ракитин).— с. 57.

 (22) Евгений Трещев. Е. Т. «Коллеги по перу». Часть III.—  Щекино: ОАО «Щекинская типография», 2010, — 60 с. «Историк, краевед, литературовед» (В. И. Боть).— с. 42.

(23) Е. И. Трещев, Д. Е. Трещев. «В поисках утраченного, 5-я часть».—  Щекино: ОАО «Щекинская типография», 2005,— 104 с. «Путешествие во времени», с. 3.

(24) Там же, с. 4.

(25) Евгений Трещев. «Радуга на небе засияла».— Тула: «Шар», 2000,— 152 с. «Ветры войны» («Человек шагает по планете»), с. 126.

(26) Евгений Трещев. «Золотое перо». Часть V.—  Щекино: ОАО «Щекинская типография», 2011,— 80 с. «Историк и краевед» (В. Я. Греков), с. 60.

(27) Евгений Трещев. «Радуга на небе засияла».— Тула: «Шар», 2000,— 152 с. «Ветры войны» («В поход», «Шаги истории», «В местах былых сражений»), с. 134, 138, 146.

 (28) Евгений Трещев. «Личные впечатления». Часть I. —  Щекино: ОАО «Щекинская типография», 2010, — 80 с. «Путь поэта» (В. Н. Савостьянов), с. 46.

(29) Е. И. Трещев, Д. Е. Трещев. «В поисках утраченного, 5-я часть».—  Щекино: ОАО «Щекинская типография», 2005, — 104 с. «Путешествие во времени», с. 16.

(30) Евгений Трещев. «Радуга на небе засияла».— Тула: «Шар», 2000,— 152 с. («Боль моя»), с. 101.

(31) Евгений Трещев. «Мастера слова». Часть IV. —  Щекино: ОАО «Щекинская типография», 2011, — 104 с. «Дай мне силы, чтобы в строки жизни капельку вдохнуть» (А. В. Толчий), с. 9.

(32) Евгений Трещев. «Личные впечатления». Часть I. —  Щекино: ОАО «Щекинская типография», 2010, — 80 с. «Путь поэта» (В. Н. Савостьянов), с. 47.

(33) Евгений Трещев. «Золотое перо». Часть V.—  Щекино: ОАО «Щекинская типография», 2011,— 80 с. «Летописец смутного времени» (В. Я. Маслов), с. 22.

(34) Там же. «Писатель от земли» (Н. А. Смирнов), с. 38.

(35) Там же. «Путь писателя» (Д. Е. Ракитин), с. 56.

(36) Евгений Трещев. «Взгляд со стороны». Часть II.—  Щекино: ОАО «Щекинская типография», 2010, — 88 с. «Слово», с. 3.

(37) Евгений Трещев. «Личные впечатления». Часть I. —  Щекино: ОАО «Щекинская типография», 2010, — 80 с. «О книгах и писателях», с. 79.

(38) Евгений Трещев. «Взгляд со стороны». Часть II.—  Щекино: ОАО «Щекинская типография», 2010, — 88 с. «Слово», с. 8.

(39) Евгений Трещев. «Золотое перо». Часть V.—  Щекино: ОАО «Щекинская типография», 2011,— 80 с. «От автора», с. 3.

(40) Евгений Трещев. «Личные впечатления». Часть I. —  Щекино: ОАО «Щекинская типография», 2010, — 80 с. «Музыка стихотворения» (Д. Е. Трещев), с. 52.

(41) Евгений Трещев. «Радуга на небе засияла».— Тула: «Шар», 2000,— 152 с. См. сс. 68, 73 и 85.

(42) Там же. «Времена года» (У костра), с. 41.

(43) Евгений Трещев. «Взгляд со стороны». Часть II.—  Щекино: ОАО «Щекинская типография», 2010, — 88 с. «И запела душа словно птица» (Б. М. Голованов), с. 31.

(44) Евгений Трещев. Е. Т. «Коллеги по перу». Часть III.—  Щекино: ОАО «Щекинская типография», 2010, — 60 с. «Ужель с годами свыкнемся с покоем» (А. А. Яшин).— с. 9.

(45) Евгений Трещев. «Радуга на небе засияла».— Тула: «Шар», 2000,— 152 с. «Времена года» (Затмение), с. 34. и (По реке), с. 39.

______

Сноски:

* Моханда́с Карамча́нд (Маха́тма) Га́нди (англ. Mohandas Karamchand «Mahatma» Gandhi) (2 октября 1869, Порбандар, Гуджарат — 30 января 1948, Нью-Дели) — индийский политический и общественный деятель, один из руководителей и идеологов движения за независимость Индии от Великобритании. Его философия ненасилия (сатьяграха) оказала влияние на движения сторонников мирных перемен. Материал «Махатма Ганди»из Википедии — свободной энциклопедии.

*  Уильям Джеймс (англ. William James; 1842—1910) — американский философ и психолог. Мудрые цитаты, афоризмы и высказывания про внутренний мир, стр. 2.

    http://www.wisdoms.one/tsitati_pro_vnutrenniy_mir_2.html

* Викто́р Мари́ Гюго́ (фр. Victor Marie Hugo) — французский писатель (поэт, прозаик и драматург), одна из главных фигур французского романтизма. (26.02.1802 — 22.05.1885 (83). 198 цитат. https://socratify.net/quotes/viktor-giugo/43945

** Пушкин А. С. Собрание сочинений: В 20 т. — М.: Художественная литература, 1947. — Т. 2.

  Стихотворения, 1817—1825. Лицейские стихотворения в позднейших редакциях. — С. 72. «К  ЧЕДАЕВУ».

* Семь цитат Николая Добролюбова о патриотизме, актуальных и сегодня

https://mir24.tv/news/16337267/sem-citat-nikolaya-dobrolyubova-o-patriotizme-aktualnyh-i-segodnya

* Библия. Современный русский перевод. Книга «Бытие» — М.: Российское Библейское общество, 2017. — 2640 c. «Бытие» рассказывает, как один брат продал другому брату свое первородство за чечевичную похлебку.

* Бердяев Николай. Судьба России . Сборник статей (1914 — 1917). ISBN: 5-94865-448-6, 978-5-94865-448-5 (7)

* Виссарио́н Григо́рьевич Бели́нский (30 мая [11 июня] 1811, крепость Свеаборг, Великое княжество Финляндское — 26 мая [7 июня] 1848, Санкт-Петербург) — русский литературный критик. Материал «Белинский, Виссарион Григорьевич» из Википедии — свободной энциклопедии.

* Алексей Яшин. «Житие наше оцифрованное: Новеллино (девятая книга рассказов Николая Андреяновича): Академия российской литературы.— Москва: РОО «Литературное сообщество «Новые Витражи», 2019.— 329 с., ил. (Библиотека журнала «Приокские зори»). «Современная литература как салонный вид творчества», с. 7.

** Там же, с. 7.

*** Маслов Валерий Яковлевич. Родился 6 ноября 1943 года в городе Донском Тульской области.  Имеет три высших образования. Член Союза писателей СССР с мая 1991 года, член Союза журналистов СССР с 1976 года. Член Союза писателей России, заместитель Председателя Правления Тульской организации СПР. Председатель Межрегионального Союза писателей, член Международного Литфонда, Заслуженный работник культуры РФ. Награжден многими государственными орденами и медалями, а также литературными медалями. Лауреат многих литературных премий.  Является автором более 30 книг.

**** Шарль Андре́ Жозе́ф Мари́ де Голль (фр. Charles André Joseph Marie de Gaulle; 22 ноября 1890, Лилль — 9 ноября 1970, Коломбе-ле-Дёз-Эглиз, деп. Верхняя Марна) — французский военный и государственный деятель, генерал. Во время Второй мировой войны стал символом французского Сопротивления. Основатель и первый президент (1959—1969) Пятой республики. Материал «Де Голль, Шарль» из Википедии — свободной энциклопедии.

***** Из записей Екатерины II Великой Императрицы Всероссийской (1729—1796).

Источник

* Алексей Афанасьевич Яшин — главный редактор всероссийского ордена Г. Р. Державина литературно-художественного и публицистического журнала «Приокские зори», член Союза писателей СССР, Союза писателей России и Белорусского литсоюза «Полоцкая ветвь», член Правления Академии российской литературы, лауреат многих литературных премий, Заслуженный деятель науки РФ, доктор технических наук, доктор биологических наук, имеет два ученых звания профессора. Окончил Литературный институт им. А. М. Горького Союза писателей СССР.  См. также материал в Википедии «Яшин, Алексей Афанасьевич».


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика