Понедельник, 01.03.2021
Журнал Клаузура

Николай Михайлович Карамзин (1766-1826) — поэт, писатель, переводчик, реформатор

В этом году исполняется 255 лет со дня рождения великого Гражданина Земли Русской Николая Михайловича Карамзина писателя, переводчика, издателя, реформатора и основоположника русского сентиментализма и создателя грандиозного труда «История государства Российского», которому он посвятил 21 год своей жизни.

ДЕТСТВО

Родился Н.М. Карамзин в Симбирской губернии, в родовом имении Знаменском 12 декабря 1766 года. Отец писателя Михаил Егорович, капитан гвардии в отставке, был   помещиком среднего достатка, а мать Екатерина Петровна умерла, когда мальчику едва исполнилось два года, поэтому воспитанием его занимались няньки, гувернёры и, разумеется, отец.

Первым учителем у Коленьки был сельский дьячок, наставлявший его в церковнославянском, который тот освоил буквально за несколько недель, и читал всё, что попадалось под руку. А русский алфавит мальчик разбирал по басням Эзопа и начал читать запоем, благо в имении была богатая библиотека, оставшаяся от покойной матушки. Но домашнего образования, естественно, не хватало, посему отец отправил сына в дворянский пансион Симбирска, где тот проявил отличные успехи, и, получив прекрасные рекомендации, тринадцатилетний подросток оказался в Москве, в одном из лучших учебных заведений – в пансионе профессора Московского университета И.М. Шадена, оказавший на воспитанника огромное влияние при формировании его мировоззрения. Там Николай Карамзин изучал литературу, философию, иностранные языки, историю, поэтику, параллельно посещая, с разрешения И.М. Шадена, лекции в Московском университете.

Блестяще закончив курс, будущий историк и писатель тем не менее вынужден был, по настоянию отца, отправиться в Петербург, чтобы продолжить его дело – служить в гвардейском Преображенском полку. Однако «военное дело» у него не заладилось, и спустя несколько месяцев Карамзин взял годичный отпуск, после чего подал в отставку. Таким образом в 1784 г. закончилась военная карьера Николая Михайловича и началась новая эпоха его жизни.

ЮНОСТЬ

Получив желанную свободу, Карамзину вопреки своим планам пришлось вернуться в Симбирск, поскольку в 1783 г. скончался единственный родной человек – отец. Недолго пребывая там, он познакомился с одним из интереснейших людей своего времени Иваном Петровичем Тургеневым, другом Николая Ивановича Новикова, выдающегося просветителя, издателя, общественного деятеля, историка, автора труда «Древняя Российская Вавлиофика» (история Московского государства), с которым встретился и подружился, уже переехав в Москву.

Мировоззрение, общественная деятельность этих двух личностей во имя процветания Отечества и просвещения народа оказали очень сильное влияние на юношу, и он вступил в масонскую ложу «Просвещение», членами которой они были, а затем со всем пылом молодости отдался новому делу – изданию первого в России детского журнала «Детское чтение для сердца и разума», основанного Новиковым.

…В эти же годы Николай Карамзин сблизился с семьёй Плещеевых, особенно с Настасьей Ивановной (в девичестве — Протасовой), ставшей его другом, на младшей сестре которой Елизавете он в 1891 году женился. Брак был счастливым, но, к великому сожалению, кратким: в марте 1892 г. Елизавета Ивановна родила дочь Софью (будущую фрейлину императрицы и большого друга А.С. Пушкина,и Лермонтова –- ред.), а в апреле от родовой горячки умерла. Очень горевал Николай Михайлович: «Я лишился милого ангела, который составлял всё счастье моей жизни, – писал он брату. – Всё для меня исчезло, и в предмете осталась одна могила. Стану заниматься трудами, сколько могу: Лизанька так хотела». Но светлая память о первой любви осталась в названии, а также – в имени героини первой повести писателя «Бедная Лиза», которая принесла Карамзину оглушительный успех у читающей публики.

Второй женой стала Екатерина Андреевна Колыванова, единокровная сестра (по отцу) поэта П. А. Вяземского. Эта красивая, умная, тонкая женщина, безмерно любившая мужа, и не смотря на молодость (на 14 лет младше – ред.), стала верным другом и помощником Николая Михайловича во всех его делах. Она подарила супругу 9 детей, из которых четверо, увы, отдали Богу душу во младенчестве…

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ЕВРОПЕ

Николай Карамзин, всячески поддерживая просветительскую деятельность масонов, абсолютно отвергал их склонность к мистике, что и стало причиной его с ними охлаждения. Кроме того, Императрица Екатерина II объявила «войну» масонам, которые выступали за отмену крепостного права: закрывались ложи, их организаторы жестко преследовались, многие были арестованы. Оставаться в России стало опасным, и Карамзин в 1789 году решает уехать за границу, тем более, там он никогда не был. В Европе он пробыл более года, путешествуя по Германии, Швейцарии, Англии, Франции, посещая музеи, театры, встречаясь и беседуя с философами, писателями, политиками, журналистами и другими «властителями умов», что позволяло ему прекрасное владение многими иностранными языками.

В Париже Карамзин стал свидетелем Великой французской революции, всех её ужасов, видел, как рухнула Бастилия. Поначалу Николай Михайлович приветствовал политические перемены, говоря, что «это событие относится к тем, которые определяют жизнь человечества на много веков вперёд», но после начавшегося террора пришёл к убеждению, что «насильственные потрясения гибельны, и каждый бунтовщик готовит себе эшафот». С этого момента он стал убеждённым защитником монархии и противником самовластия народа.

Свои впечатления о поездке Карамзин выразил в «Письмах русского путешественника», которые публиковались в журнале, а по возвращении на родину он издал их отдельной книгой. Написанные увлекательно, простым, ясным и высокохудожественным языком, «Письма» сделали Николая Михайловича известным литератором.

КАРАМЗИН – ИЗДАТЕЛЬ

Путешествуя по Европе, Николай Карамзин, бывая на площадях, слушая ораторов, острые дискуссии, читая газеты и журналы, понял, насколько действенно «живое слово». И вернувшись в Россию, начал издавать «Московский журнал», где публиковал не только собственные сочинения, но и художественные произведения различных авторов, а также исторические и критические статьи, летописные памятники и т.п.

Журнал был замечен и имел успех, однако вскоре «московские» рамки оказались тесны, а посему Карамзин затеял новый проект – стал издавать первый в России общественно-политический и литературно-художественный журнал «Вестник Европы».

Отныне не только Россия узнавала европейские новости культуры, науки, политики, но и Европа была в курсе того, чем живёт и дышит великая Россия со своей многовековой историей. Именно в «Вестнике» Карамзин опубликовал несколько сочинений по русской истории («Марфа Посадница, или Покорение Новагорода», «Известие о Марфе Посаднице, взятое из жития св. Зосимы», «Путешествие вокруг Москвы», «Исторические воспоминания и замечания на пути к Троице» и др.), отдельные сюжеты которых вошли впоследствии в его главный труд жизни – «Историю государства Российского». Сочинение много раз переиздавалось на родине, а также и переводилось на многие европейские языки ещё при жизни писателя.

КАРАМЗИН – ПОЭТ, ПИСАТЕЛЬ, ПЕРЕВОДЧИК,

РЕФОРМАТОР РУССКОГО ЯЗЫКА

Поэзия Николая Карамзина коренным образом отличалась от традиционной, взращённой на одах Ломоносова и Державина – торжественных, выспренних и громоздких. Карамзина интересовал внутренний, духовный мир человека, поэтому его стихи говорят на «языке сердца», а не разума. Они легки и понятны, созвучны чувствам простого человека, побуждая его чутко откликаться на происходящее вокруг. Сентиментализм Карамзина (друзья прозвали его «русским Стерном») оказал большое влияние на развитие русской литературы, получив блестящую поддержку в творчестве Вяземского, Жуковского, Пушкина и других талантливых современников.

Карамзин решительно взялся за реформацию русского литературного языка. Он отказался в своих произведениях от церковнославянского (лексика и грамматика), заменив его обиходным, более созвучным эпохе. Ввёл в оборот много новых слов, таких как: благотворительность, влюблённость, влияние, вольнодумство, впечатлительность, достопримечательность, ответственность, подозрительность, трогательный, утончённость, занимательный, первоклассный, моральный, эстетический, человечный, сцена, эпоха, катастрофа и ряд других, которыми мы пользуемся и ныне.

Памятник букве Ё

Одним из первых Карамзин начал использовать в печатных изданиях букву Ё, которую ещё ранее ввела в алфавит директор Петербургской Академии словесности княгиня Екатерина Дашкова, заменив две буквы – одной (1783 г.). Впервые буква появилась в альманахе поэзии «Аониды», в слове «слёзы», который под редакцией Карамзина был отпечатан в Московской университетской типографии в 1796 году.

Однако Ё не сразу завоевала признание, и частенько из-за этого возникали всевозможные недоразумения в написании имен и фамилий, а подчас и грубые ошибки в военных документах. (Кстати, И.В. Сталин, обнаружив это, пришёл в ярость и выпустил специальный Указ об обязательном использовании буквы Ё в военных картах, а в 1942-м – и в школьных учебниках. Но со временем буква так полюбилась гражданам, что ей стали ставить памятники; есть они в Самаре, в Перми, Калининграде, Москве, в Чувашии, а в Челябинской области букве посвятили даже храм! – ред.)

…Прекрасно владея многими иностранными языками, Николай Михайлович занимался и переводами. Увлечённый творчеством Шекспира, он познакомил русского читателя с трагедией «Юлий Цезарь» а также перевёл древний памятник индийской литературы – драму «Сакунтала» (автор Калидаса), желая доказать, что «творческий дух обитает не в одной Европе; он есть гражданин вселенной. Человек везде – человек, везде имеет он чувствительное сердце, и в зеркале воображения вмещает небеса и землю».

КАРАМЗИН – ИСТОРИК

С ранней юности Николай Карамзин очень увлекался историей, и мечтал о том, что когда-нибудь он сможет «приняться за такой труд, который мог бы остаться памятником души и сердца моего». И наконец, эта мечта исполнилась: в октябре 1803 г. император Александр I пожаловал Н.М. Карамзину пожизненное звание Историографа, которого до сих пор не было ни у кого, с пенсией 2000 руб. для сочинения российской истории. С этого времени Карамзин прекратил всякую литературную деятельность, «постригся в историки», отказываясь от любых государственных постов, которые ему предлагали. Любимому делу Николай Михайлович посвятил 21 год своей жизни, работая сначала в Остафьево, подмосковной усадьбе Вяземских, а затем – в Петербурге, в непосредственной близости к царскому двору, что обеспечивало частые встречи Николая Михайловича с Императором, а также – прочтение им того, что выходило из-под пера писателя.

Памятник Карамзину и его книге в Остафьево

Для Историографа отныне были открыты все библиотеки и архивы, как отечественные, так и иностранные. Начав с древнейших времен и первых упоминаний о славянах, Карамзин успел довести «Историю» до Смутного времени. Это составило 12 томов текста высоких литературных достоинств, с приложением более 6 тыс. примечаний.

При жизни автора «История» успела выйти двумя изданиями в 3000 экз. Первых 8 томов первого издания были раскуплены меньше чем за месяц. Пушкин признавался, что, будучи серьёзно больным, «читал «историю» в постели с жадностью и вниманием», и прибавлял:

«Все, даже светские женщины, бросились читать историю своего отечества, дотоле им неизвестную. Она была для них новым открытием. Древняя Россия, казалось, найдена Карамзиным, как Америка — Колумбом».

После 1818 года Карамзин опубликовал 9-11 тома, а последний, 12-ый (незавершённый, остановленный на событиях 1611 года) вышел уже после смерти историографа.

В Остафьево, где Карамзин 12 лет писал свою «Историю», в 1911 году благодарные потомки поставили памятник его великому творению: отлитые в бронзе ежат на пьедестале 7 томов, восьмой – в свитке, а рядом – перо и чернильница писателя…

В.Г. Белинский писал:

«Карамзин открыл целому обществу русскому, что у него есть отечество, которое имеет историю, и что история его Отечества должна быть для него интересна, и знать её не только полезно, но и необходимо. Подвиг великий!».

КОНЧИНА Н. М. КАРАМЗИНА

Наступил роковой 1825 год. В ноябре скончался император Александр I, что Николай Михайлович воспринял чрезвычайно тяжело. А 14 декабря – Сенатская площадь, восстание декабристов, где Карамзин провёл целый день, сильно простудился и слёг…

К сожалению, он так и не оправился от болезни, а также и от морального потрясения, которое испытал как убеждённый сторонник монархи: ведь среди восставших были близкие, дорогие ему люди. И 22 мая (5 июня) 1826 года Николай Михайлович отдал Богу душу, покоится он на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры.

Заслуги Карамзина перед Отечеством были отмечены высокими наградами: орден Святого Владимира III степени (1810); орден Святой Анны I степени и возведён в чин статского советника (1816); стал почётным членом Императорской Академии наук, действительным членом Императорской Российской академии.

Николай Карамзин

Посвящение больному другу

Болезнь есть часть живущих в мире;

Страдает тот, кто в нём живёт.

В стране подлунной всё томится;

В юдоли сей покоя нет.

Но тем мы можем утешаться,

Что нам не век в сем мире жить;

Что скоро, скоро мы предстанем

Страдать, стенать и слёзы лить.

В страны блаженства вознесёмся,

Где нет болезни, смерти нет.

Тогда, мой друг, тогда узнаем,

Почто страдали столько лет.

Тогда мы, светом озаряся,

Падём, поклонимся Творцу;

В восторге слёзы проливая,

Воскликнем к нашему Отцу:

«Ты благ, премудр, могущ чудесно!

Ты всё во благо превратил,

Что нам великим злом казалось;

Ты нас к блаженству сотворил!»

                                                              1788

О ДРУЖБЕ

«Вернейшая, приятнейшая спутница жизни для сердца благородного чувствительного, от колыбели до могилы, есть Дружба. С нею играем цветами в детстве; с нею делим восторги юношества и любви, ей в Летах мужества поверяем великодушные намерения славолюбия, важные опыты и мысли сокровенные, в то время, когда все иные успехи, склонности, страсти оставляют нас; когда любовь гаснет в сердце и в воображении; когда честолюбие, насыщенное или обманутое, засыпает в душе утомленной; когда самая надежда отлетает от угрюмой старости: Дружба и тогда ещё стоит за нами с кроткою улыбкою приветствия, готовая внимать последним нашим беседам о жизни и мире, утешать, ободрять нас именем Провидения, вечности и добродетели».

Н.М. Карамзин

ПАМЯТНИК Н.М. КАРАМЗИНУ

На пьедестале – величественная статуя музы истории Клио: правой рукой она возлагает на жертвенник бессмертия скрижали «Истории государства Российского», а в левой у неё – труба, сквозь которую Клио вещает о славных страницах жизни России.

Ниже, в круглой нише – бюст историка; на одном из горельефов памятника – Карамзин читает императору отрывок из своей «Истории»; на другом – Николай Михайлович запечатлён на смертном одре в окружении родных. Все фигуры, по канонам классического стиля, изображены в античных одеждах. Надпись на пьедестале гласит:

Н.М. Карамзину историку Российского государства повелениемъ

императора Николая I-го 1844 годъ.

На открытие памятника

Николаю Карамзину

Он здесь! Он вечно ваш! Изображенье Клии
Отныне передаст в позднейши времена
И дар Царя, и дань признательной России
К трудам Карамзина.
Так русский юноша, теперь идущий мимо,
Взглянув на этот лик, сияющий в меди,
Любовь к Отечеству, сей огнь неугасимый,
Восчувствует в груди.
В ней вдруг пробудится неведомая сила
Высоких подвигов, чем втайне мысль кипит,
И, как птенец орла, свои расширив крыла,
Он к солнцу возлетит!
Да, Волга, он твой сын! Когда иноплеменный
Нас спросит: «Это кто?» Мы гордо скажем: «Тот,
Кому приветливо внимал благословенный
Средь царственных забот!
Кто время Грозного, бесстрашный и свободный,
Деянья тёмные потомству передал;
Впервые нам раскрыл язык простонародный;
Русь — миру указал!
Кто щедро взысканный, мечтал и дней в закате
О славе Родины, когда язык немел!
Над кем монарх скорбел, и в сделанной утрате
С Россией сиротел».

                                                         Дмитрий Ознобишин

                                                        23 августа, 1845

                                                        г. Симбирск

Римма Кошурникова


комментария 4

  1. Дмитрий Станиславович Федотов

    Отличная, познавательная работа! Подобные тексты хорошо бы включать в школьную программу по литературе и истории… Но — увы!

  2. Римма Кошурникова

    Анатолий Владимирович, прекрасные стихи, но они просятся на музыку!.. Ведь наверняка у Вас есть знакомые композиторы, предложите им эти, за душу берущие, стихи!.. СПАСИБО!..

  3. Анатолий Казаков

    Материал о Николае Михайловиче Карамзине просто греет душу! Захотелось привести свои стихи, ведь это от души, а вам дорогая Римма! Низкий поклон!



    Отчизна! Родина! Услышьте песню нашу
    Земля отцов, дубрав зелёный шум…
    Я врос корнями в русский лес и пашню.
    О Богородица, убереги от тяжких дум.
    Белы снега, просторы голубые…
    Быть может, в этом сущность бытия,
    Где отчий дом, там помыслы благие
    Зовут и грезятся. И, веру обретя
    В то доброе, зовущее из детства,
    Мальчонкой босоногим вновь бегу,
    Храню в душе богатое наследство,
    И мне не надо плыть к родному берегу.
    Отчизна, Родина! Услышьте песню нашу:
    Земля отцов, дубрав зелёный шум…
    Я врос корнями в русский лес и пашню.
    О Богородица, убереги от тяжких дум!..

  4. Инга

    Большой познавательный материал о Карамзине-писателе, историке и человеке автор статьи оживила замечательными поэтическими примерами и вложила в текст свою душу и чувства, что безусловно привлечет интерес любого читателя.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика