Четверг, 16.09.2021
Журнал Клаузура

Пьеса по мотивам рассказа Александра Грина «Элда и Анготэя» (1928 г.)

23-го августа – день рождения замечательного русского писателя-неоромантика Александра Грина (род. В 1880 г.)

Так совпало, что – совершенно непреднамеренно – первый вариант пьесы «Зеркальная тропа» (по одному из рассказов А. Грина), предлагаемой вниманию читателей «Клаузуры», был закончен автором именно 23-го августа. Как рассказывает автор пьесы, драматург и прозаик Валерий Веларий, этот рассказ,  «Элда и Анготэя» (1926 г.), запал ему в душу еще в тинэйджерском возрасте. Много десятилетий он подступался к тому, что найти для рассказа сценическое переложение.

Можно добавить также, что автор пьесы принадлежит к тем, для кого рассказы А. Грина представляют особый интерес в его литературном наследии. Все они были опубликованы в разных изданиях. Но большинство из них, тем не менее, не «на слуху» у широкого круга читателей.

Предлагаемая вашему вниманию пьеса стала лауреатом в одном из конкурсов инсценировок русской и советской литературной классики.

________

Валерий ВЕЛАРИЙ

ЗЕРКАЛЬНАЯ  ТРОПА

(новая вышивка по давней канве)

По мотивам рассказа Александра Грина

«Элда и Анготэя» (1928 г.)

23 августа 2017 – май 2019 – июнь 2021 гг.

Москва

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

АКТРИСА, Элда СИЛЬВАН – ныне; а ее прежнее имя – АНГОТЭЯ, тогда она была возлюбленной Фергюсона

Фергюс ФЕРГЮСОН, 45 лет, давний жених Элды-Анготеи

ГОТОРН, друг Фергюсона

ДОКТОР, лечащий врач Фергюсона

* Необязательно в сценографии буквально создавать «зеркальность»  пространств, в которых происходит действие – как описано в предваряющей ремарке; лаконизм и условность сценографии и постановочного приёма – на усмотрение режиссера.

* Возможен такой вариант:

При желании, на усмотрение постановщика, можно, конечно, представить сюжет и так: актриса плюс три актера. Текст в этом случае менять не придется, кроме отдельных купюр в самом начале.

Пространство поделено сдвинутой в глубину частью овальной рамы огромного «зеркала» — «вход» из одного мира в иной. Или вместо «рамы» портьера; оттянута к стене лентой, с обеих сторон завязанной одинаковым бантом. Под бантами возможны уголки «живой природы»: похожие камни, растения. Вещи по обе стороны — как взаимное отражение. По одну сторону лежанка, стул или пуф, столик: кабинет мужчины. По другую сторону  – тахта, табурет-пуф. У тройного зеркала на столике — предметы, показывающие: это женская гримерка в театре.

В гримерную входит молодая женщина. Из тахты достает трех больших кукол-«мужчин». Уложила одного на тахту, прикрыв ноги пледом. Выходит вперед.

АКТРИСА. Здравствуй! Ты в скайпе. Я вижу. Я была у Фергюса. Но я не с ним. Ты моя жизнь. Я включила камеру. Ты увидишь всё. Моё прощание с прошлым. Сейчас все займут свои места. Мне важно, чтоб ты понял.

Сажает в изножье куклу-«Доктора». На пуф – третьего. Говорит в «монитор».

Для всех я Элда Сильван. Имя для сцены. Стало мною. Но прежнее, Анготэя, напомнило о себе. Из прошлого за мной пришел посланник. Важный. Готорн. Друг Фергюса. Этот.

Куклу-«Готорна» на пуфе разворачивает лицом к «монитору».

Когда я что-то вспоминала: любопытно из сегодня глянуть, как было? У мужчин не так? Ты улыбался: прошлое неповторимо. Мы иные. Ну, не о том. Ты ревновал. Но с Фергюсом снова? Нет. С ним как в тисках. Сбежала перед свадьбой. Рада! Жестоко? Но вот Готорн. И как удар в сердце: увижусь с Фергюсом. Он стал богаче. Плевать. Не вернусь. Но встречусь. Чтоб освободиться насовсем. И… искупить. То, что терпела от него. Что вырвалась. Повлияла не его мольба судьбе меня вернуть. А условие Готорна. Ты мне еще веришь?

За ГОТОРНА (он подает ей визитку). Поразительное сходство!

АКТРИСА: Вы о чем? (Глянула в визитку.) Господин Готорн?

Села — ногу на ногу. Готорн – рядом.

За ГОТОРНА. Сидите почти по-мужски. Меня это сразу, хм, освободило. От стеснения.

АКТРИСА (нарочито грубовато). Вы всегда так откровенны? При знакомстве? Сходу.

За ГОТОРНА. Чистый лоб! Линия шеи! Очень красивы. Серьезно-лукавая нежность во взгляде. И твердая острота. Деловиты. Внимательны. Держитесь жестко и свободно.

АКТРИСА. К комплиментам я привычна. Давайте о сути.

За ГОТОРНА. Ни мало не смутились. То, что требуется. Так вот. О сути. Я из…

АКТРИСА (в монитор). Из города у моря, где началось с Фергюсом. Ушедшее так близко! Меня как жаром. Ты напрягся, я ощутила. Когда узнал: мы на гастроли в моикрая. Час езды по горной дороге до городка Фергюса. Я и не вспоминала его. Есть ты и я.

Переходит с Готорном «границу между мирами» и вступает в гримерку.

Но пришел Готорн. За кулисы, после репетиции. И теперь душа разрывалась.

За ГОТОРНА. Вам не по себе? О вас говорят: никогда не теряете головы.

АКТРИСА (Готорну). Устала. (В монитор.)  В темноте зала дышат зрители. А тут лишь горит маркер. Слова, как в прорву. Это нервирует. Какое сейчас твоё лицо? Взгляд. Сжатый рот? Ощутить тебя! Ты там. Я тут. Но мы вместе? Где-то в ином мире. Как прошлое, которое хочется увидеть:  Может, оно есть где-то, не переменившееся? Я не сказала Готорну, что знаю тот городок. Я вмиг взяла себя в руки.

За ГОТОРНА. Душечка, думаю, вы встречали всяких чудаков. Становлюсь в их ряды. Предлагаю вам сыграть роль, Не на сцене. В жизни.

АКТРИСА (в монитор). Я наигрывала дурочку, какой считают актрис надутые богатеи. Надо сразу раскручивать: чего хочет? (Готорну.) Смело с вашей стороны! Для первого шага. Я не прочь. Знакомиться ближе. Но за город не тащите. Обожаю ресторан «Альфа».

За ГОТОРНА. Милочка, дело серьезное. Я выбрал вас исключительным образом.

АКРИСА. Да-а? Уже заинтригована.

За ГОТОРНА. На Тэринкурских холмах дом Фергюса Фергюсона: Это мой друг. Хотя и не очень давний. Но когда я узнал его историю…

АКТРИСА (в монитор). Эти холмы. Имя Фергюс. Я верила: все отрезано. А с тобой как полет в небе. Но Готорн говорил. И прошлое накрывало меня с головой. На встречу я пошла не чтоб убедиться: была права, когда вырвалась от Фергюса. Не проверять: как он без меня? Не красоваться: как мне хорошо не с ним! Я не так мстительна. Характер не подарок. Партнеры по сцене знают. И ты. Но Готорн… Дослушай. Бывает же: давнее, забиравшее всю душу мучением, ушло. Но чем-то еще держит. Будто недоговорено что-то. Или не сделано. Яснее сказать не могу. Но ты понимаешь. Ты чувствуешь меня.

За ГОТОРНА. Я искал именно вас. Ничего не зная о вас. Для Фергюсона.

АКТРИСА. Это сводничество? (О кукле-Готорне.) Похож ли? Я не работала в театре кукол. Но играла в спектакле, где мой партнер кукла. Я её сделала. Говорила за нее. Хвалили! Режиссер. Директор. Газетчики. С тех пор, если кто мне очень запомнился, хорошим или плохим, делаю его куклу-портрет. Из того, что под  рукой. Я не падка на игру в колдовство. Когда куклу-символ врага жгут. Или прокалывают. Я актриса. Разыграть в лицах! Эти куклы как бы те, кто был в моей последней встрече с Фергюсом. И он. Смешно? Но если бы встреча с Фергюсом кончилась не так, как ожидал Готорн… Не знаю, как бы тебе и мне дальше… Хотя без тебя мне не жизнь.

За ГОТОРНА. Фергюсон живет на пенсию, оставленную ему мужем сестры, и на доход от капитала. Ему сорок пять лет. (Включает смартфон.) Какое одухотворенное лицо!

АКТРИСА (в монитор). У меня дыхание зашлось. (Готорну.) Интересный мужчина. Сумасшедшинка во взгляде. (В монитор.) Порой Фергюс казался словно не в себе.

За ГОТОРНА. Угадали. Он помешан. Прислуга сбежала. Его пунктик: исчезла жена. А ее у него не было. Вот справка. Видно, он нестерпимо страдал от одиночества.

АКТРИСА (глубокомысленно). Мы все теперь живем разобщённо. Не как прежде. Кому-то нравиться общаться удаленно. В переписке. Или перезваниваться.

За ГОТОРНА. Но кто-то страдает. Ум Фергюсона не выдержал. Выдумал жену и поверил в фантазию. Это фото Анготэи. Так он называет жену. Откуда фото? Был ли он знаком с этой женщиной? Не знаю. Изумительно похожа на вас.

АКТРИСА. Какие загадки. Вы, часом, не переняли от вашего безумного друга?

За ГОТОРНА. В интернете я перебрал тьму фото. Телеведущих. Моделей. Э-э… эскорт-девушек. Я задумал… Мне нужна актриса. Чуть грима. Изменить прическу. Перевоплотиться. Но хотелось сходства. И я увидел вас. На афише вашего театра. Потом на сцене.

АКТРИСА (в монитор). Скажи теперь, что не судьба правит. И нет предопределенности.

За ГОТОРНА. Необыкновенное сходство. Я понял, что помогу Фергюсону обрести потерянную жену. Даже если её не было. А фотография куплена.
АКТРИСА. Ха. Всё-таки сватаете меня? Без спроса. За безумца!

За ГОТОРНА. Врач говорит: к вечеру Фергюсон умрёт. По словам Фергюсона, в день свадьбы он с невестой поехал за город. К их любимой скале. Там овальный проем. Тропа за овалом и перед ним как отражения. Это магическое зеркало, уверен Фергюсон. Анготэя ушла туда и там заблудилась. Мне хочется, чтобы он увидел ее. И умер не тоскуя.
АКТРИСА. Ну, ну! (В монитор.) Я помолчала. Как бы для приличия. (Готорну.) Забавно. Сентиментальный дурак. Не нравятся мне такие типы. И к чему вся эта история?
За ГОТОРНА. Согласны ли вы полчаса быть Анготэей? Он призывает ее. Это человек прекрасной души. Многим помог. Он заслуживает иную судьбу.

АКТРИСА (в монитор). У нас не сложилось с Фергюсом. Но его великую душу я знала.

ГОТОРН (сухо.) В случае вашего согласия назначайте, сколько хотите.

АКТРИСА. Не ревнуй. Всё прошло. Но Готорн! Надутый богатый индюк. А какое сердце. Мы молча изучали друг друга. Для деловых мы, из театра, продажные притворы. Я решила его проучить. Пусть думает: считаю, сколько сорвать? (Готорну.) Что нужно делать?
За ГОТОРНА. Вот. (Подает листок.) Примерно я набросал.

АКТРИСА (в монитор). Я изобразила вовсе недалекую. Читала молча. Шевеля губами. (Готорну.) Изумительно! У меня смятка в голове. Скажите. Вы психиатр?
За ГОТОРНА. Я патолог. И я его друг.
АКТРИСА. Врачи и пациенты порой дружат. Выйдите пока. Обождите. Я попробую.

«Отсаживает» Готорна. Поворачивается к монитору.

Прежде не говорила. Если о Фергюсе, ты… Я чувствую. Он известен! Тропа и скала существуют. По обе стороны овала растения и камни почти одинаковы. Зеркало! Фергюс и я любили там гулять. Загадывали: а уйти за зеркало? Вставали по обе стороны овала.

Берет куклу-«Фергюса» идет с ним в раму, показывает то, что рассказывает.

Держались за руки. Из этого мира в тот. Вдруг там не просто отражение? В этом что-то есть. Вот действо на сцене. Я там внутри выдумки. И в нашей жизни. Между сценой и залом нет границы. Ее нет и внутри нас. Я в роли не я. Но мой персонаж все же я. В жизни разве не так? Наша душа зазеркалье того, что вокруг. Но не точно такое, как вокруг. Ты бы сказал яснее. Но я пытаюсь объяснить, что было в овале между мной и Фергюсом.

За ФЕРГЮСА (он держит ее за руку). Однажды ты туда уйдешь. В другой мир.

АКТРИСА. Не шути так! Я пугаюсь.

За ФЕРГЮСА. Актриса! Вся в придумках. Я тебя коснулся, ты напряглась. Что-то во мне не то? Не такой, каким вообразила? Ну, честно. Ты моя. И не смеешь от меня таиться.

АКТРИСА. Мне каждый раз страшно. Не привыкну никак? Или… Не знаю.

За ФЕРГЮСА. Я знаю. Я бужу в тебе женскую природу. Ты должна хотеть своего мужчину. Чтоб актриса так стеснялась? Или это игра? Чтоб сильней завлечь? Иди ко мне!

«Фергюс» жадно и властно «целует» ее. Вгляделся. Снова целует.

АКТРИСА (в монитор). Он ощущал: рвусь освободиться от него. Все решал за меня. Его чувство закрывало от меня все. Задохнусь. Как актриса. И… Я уже решила: не будет свадьбы. Но как сделать? Сам подсказал. Знал бы Готорн! Едва стал объяснять, я поняла: поеду. Сыграть себя. Прошлую. Это не предательство того, что у нас с тобой. Но… Случай искупить вину. Не собиралась прощаться с Фергюсом последней близостью. Ну, когда… и прочь навсегда. Готорн же сказал: Фергюс умирает. Я захотела спросить у той себя, у Анготэи: я права, что вырвалась? Исчезла. В день свадьбы. На зеркальной тропе.

Как бы высвобождаясь из объятий «Фергюса», отсаживает куклу.

(в монитор). Как объяснить? Даже в близости ощущала себя не возлюбленной. А ученицей. Просвещал бестолочь! Свысока. Как телесным общением радовать его. В близости не стесняюсь ничего. А он, как магнит, притягивал. Но с ним бывало так унизительно. Еще и спрашивал: «Тебе со мной хорошо?» Может, по молодости, я была слишком самолюбива.

Возвращает «Фергюса» на постель.

Сутки ты не мог со мной связаться. В почте. В скайпе. В мессенджере. Ты звонил директору театра. Узнал: куда я с кем-то уехала. Мне сказали. Подслушали? Я не хотела причинять тебе боль. Но всё так вмиг завертелось! Ты обиделся. Не ответил мне на звонки. Спасибо, что открыл сообщения. И включил скайп. Я поехала с Готорном, словно проверить: прошлое, став настоящим, где-то рядом? Прежнее. Его можно отодвинуть так, чтоб освободиться? Я приняла деляческий вид. Самой было противно. Готорн стоил иного отношения. Как печется о душе друга! О Фергюсе. Но какие они разные! Готорн спокойный. Вежливый. Внимательный. Если б не его снисходительное отношение к нам, театральным… Эдак свысока, Может, по-другому бы держала себя с ним. Я позвала Готорна.

Берет в гримерке куклу-«Готорна» — ему, грубовато.

Мы это обстряпаем. Но сперва о деньгах.

За ГОТОРНА. Да. Конечно. Сначала о вашем интересе.

АКТРИСА (в монитор). Так уверен в моей корысти! Я обозлилась. Едва не забыла о его мучениях из-за друга. (Готорну.) Сколько вы намерены заплатить?
За ГОТОРНА. Сумма… (Как бы шепчет ей на ухо.) Не для чужих ушей.
АКТРИСА. Да-а? Не ожидала. Ошеломили. Но… На меньшее я бы не согласилась.
За ГОТОРНА. Будет, сколько названо. Я обещаний не переменяю.
АКТРИСА. Преклоняюсь. (В монитор.) Я старалась говорить жалко и жадно. (Готорну.) Одно условие. Если этот ваш Фергюсон выздоровеет. Я не обязана продолжать игру.
За ГОТОРНА. Разумеется. Автомобиль внизу. Вы можете поехать сейчас же?

АКТРИСА. Да. Вечером спектакля нет. Завтра с утра нет репетиций.

За ГОТОРНА. Думаю, к ночи вернетесь. К холмам Тэринкура езды час.

Актриса выносит вперед пуфы. Усаживается на них с Готорном, как в авто.

АКТРИСА (в монитор). Сказала о выздоровлении Фергюса, сердце скакнуло. Как в опаске. И забыла. Пока ехали, думала: сбавить гонорар? Последнее желание умирающего романтика. А я причина болезни Фергюса. Но чем больше мне нравился Готорн, тем больше он меня злил. Щедрый. Благородное сердце. Верный друг! А людей сцены и театр считает чем-то лживым. Пусть платит за работу. Его деньги. Не Фергюса.
За ГОТОРНА. Вас больше ничего не интересует? Что обдумываете?

АКТРИСА. Примериваюсь. Вы ясно очертили задание. Я должна говорить ваш текст?

За ГОТОРНА. Довольно вашего сходства с несуществующей Анготэей.
АКТРИСА. Этого мало. Вы, извините, не режиссер. Не драматург. Надо точнее. Он видел ее в бреду. А встретимся наяву. (В монитор.) Мой уход в зеркало не бред. Все разыграла сама. Пусть Готорн думает: азарт актриски.  Сыграть ту, какой не было. Чистый театр!
За ГОТОРНА. Делайте, как сочтете верным. Но сознавая великую ответственность. (Указывает.) Вот те ущелья, которые влекли Фергюсона. Эта тяга к созерцанию бездн говорит о его душевном состоянии. Эти тени в той пропасти. Хоровод в пустоте одиночества.
АКТРИСА. Да. (Помолчав.) Я хочу спросить. Деньги будут уплачены сразу?
За ГОТОРНА. Не сомневайтесь.
АКТРИСА. Благодарю вас. (В монитор.) Я глядела в окно. Родные места. С Фергюсом я не была по-настоящему счастлива здесь. Только с тобой. С ним быть вровень… он не позволял! При всей чуткости, широте души. Готовности помочь. Бескорыстно. Но он хотел подавлять. С ним не было внутренней свободы. Не могла узнать, какая я. Это дал мне ты.

За ГОТОРНА. Та самая тропа. Я поднимался по ней. Что-то есть в обрезе скалы. Но тропа не зеркальна по обе стороны. У вас художественное воображение. Хотите взглянуть?

АКТРИСА. Пожалуй, да. Настроюсь. Доброму вору все в пору. Недалеко?

За ГОТОРНА. Шагов триста. Прошу, проникнитесь. Вы примете последний вздох необычного человека. Не знаю, что там, по ту сторону жизни. Но хочу, чтобы мой друг ушел туда с просветленной душой. И спокойствием в сердце. Для вас еще одна роль. Но не на сцене. Что случится, не переиграть заново. У вас полчаса. Я подожду здесь.

Усаживает «Готорна» в кабинете. Возвращает на место пуфы. Идет к «раме».

АКТРИСА (в монитор). Магия места не исчезла. И я знала то, чего не мог вообразить Готорн. Я приду к постели Фергюса босая. Как уходила тогда. А туфли несла в руках.

«Фергюса» усаживает у «зеркала». Сняв туфли, ставит «за зеркалом».

Я снова за зеркалом. Словно слышу крик Фергюса: «Не уходи!..» Я исчезла. За выступом, он как рамка зеркала, спрыгнула с тропы. В сквозную пещерку из ущелья к дороге. В детстве мы, ребятня, открыли этот ход. С тропы он не виден. Не сознавая, Фергюс подсказал, как спастись от него. Без объяснений. Я убегала, царапая ноги. А за спиной его крик.

Она перегибается через «раму». Как бы из зазеркалья берет руки Фергюса в свои.

За ФЕРГЮСА. Вернись! Я знал… Анготэя! Вернись!

Она и Фергюс всматриваются друг в друга. Она отворачивается.

АКТРИСА (в монитор). Кто-то умный сказал или написал. О несбывшемся. Надежде на праздник души. Ты моё несбывшееся, которое сбылось. Будто судьба нашла нас друг для друга. В том театре, где я впервые вышла на сцену, в меня влюбился молодой режиссер. Целовал мои руки, умолял: «Уйди от Фергюсона! Буду носить на руках». Но Фергюс почти что носил меня на руках. Не выпускал из цепкой хватки. Расписывал мне каждый час.

За ФЕРГЮСА. Смотри в смартфоне. План на неделю. Выставка керамики. Видео-арт. Перформанс. Участвует звезда горлового пения. Тебе пригодится для нового спектакля.

АКТРИСА. Что нам нужно, позволь решать режиссеру.

За ФЕРГЮСА. И напомни ему: сменить тебе парик. Я в попечительском совете театра.

АКТРИСА. Да. Тебя уважают в театре. Но ты не профи сцены. Ты из другой области.

За ФЕРГЮСА. Не спорь. Я советую не пустое. Вижу, что тебе нужно для развития.

АКТРИСА (в монитор). Я против воли начинала злиться. (Фергюсу.) А тебе не кажется…

За ФЕРГЮСА. Если кажется, сморгни. Завтра я с партнерами провожу благотворительный вечер для сложных детей. Ты раздаешь подарки. И сценка в стихах. Текст прислал.

АКТРИСА. Видела. Подберу песенку?

За ФЕРГЮСА. Будь добра делать то, что я наметил. В среду…

АКТРИСА. Может, хоть один вечер проведем вдвоем?

За ФЕРГЮСА. Как в тот раз? На скалах за зеркальным овалом на тропе? Уволь.

АКТРИСА (в монитор).  Тогда он опять предрёк: я уйду в это зеркало. Я сказала: «Давай вместе глянем, что там». Мы перешли по одну сторону овала, на площадку на скале. Он меня обнял. Властно стиснул, словно пытаясь удержать навсегда. Я потянула его сесть.

За ФЕРГЮСА. Может, еще разлечься тут? (Саркастично.) И одежды долой?

АКТРИСА. Почему нет? Небо. Солнце. Мы ничем от них не отделены.

За ФЕРГЮСА. Ты всерьез? В эту пыль? Навиду у всех?

АКТРИСА. Я никого не вижу. (В монитор.) Даже в этом проявилась его ревнивость. Ну, да. Это была еще одна моя проверка его. Мы все устраиваем проверки друг другу.

За ФЕРГЮСА. Будь сдержаннее. Вы, актеры, по природе не такие, как прочие люди.

АКТРИСА. Не совсем нормальные?

За ФЕРГЮСА. Не перевирай. Без конца обнимаетесь. Да, обмениваетесь энергией. Без задних мыслей. Но ваши театральные нравы… Все время целуетесь.

АКТРИСА. Мог бы привыкнуть. Мы и в ролях целуемся.

За ФЕРГЮСА. А видеть со стороны, как ты… Очень неприятно.

АКТРИСА Хотя бы не вмешивайся, что мне играть. Как. С кем.

За ФЕРГЮСА. Сбавь тон. Оставь эмоции для театра. Побереги мой покой. Мои чувства.

АКТРИСА (В монитор). А мои чувства? Ты принял меня, какая есть. Мы вровень. А он перекраивал меня, как вещь. Под свой лад. И мои отношения с профессией. Обычный взгляд мужчин на женщин, свысока? Что-то еще было, нездоровое. Даже в его ревности. Словно ревновал ко всему миру. Даже к потустороннему.

За ФЕРГЮСА. Давно замечаю: кое-кто на тебя по-особому смотрит.

АКТРИСА. Он угадал тебя прежде, чем мы с тобой познакомились. (Фергюсу.) Кто?

За ФЕРГЮСА. Не важно. На вечере, который я устроил для ветеранов. И на семинаре авторов интернет-изданий. В его взгляде читается ваше большое будущее.

АКТРИСА. Если уйду за зеркало?

За ФЕРГЮСА. Не задавай злых вопросов. Вопросы и ответы за мной. И советы.

АКТРИСА (в монитор). Приказания! Я тогда была неопытной актрисой. Он наставлял меня. Пытался влиять на всех, с кем я работала. Вполне в его духе! Он особенный. Был. Кидался на помощь по первому зову. И без зова. Но его вера только в правоту его слова!

За ФЕРГЮСА. Как-то видел: двое встретились, целуются, будто уже в экстазе. Но оба уткнулись в гаджеты. Словно пришли не на свидание. Все обособляются. Надо противостоять. Я знаю. Я много пережил.

АКТРИСА. В его самомнении и ревности был не просто эгоизм. А боязнь одиночества. Болезненная. Готорн прав. Опять Готорн. Ну, да. Без него ничего этого не закрутилось бы. Но давай о тебе. После Фергюса у меня были… Не увлечения, а… Я с трудом приходила в себя. В чувствах путалась. Я тебе всё рассказала. Но ты к этим зигзагам души не ревновал меня. Даже к нашему хореографу. Не сильно, Или не показывал? Солидный, тот серьезно, на глазах у всех, ухаживал за мной. Звал замуж. А к Фергюсу ты еще ревнуешь. До боли. Я чувствую. Он много дал мне. Правда. И тебе кажется: он еще борется с тобою во мне. Если было… Уже нет. В сердце я рассталась с ним раньше, чем сбежала. Под конец сезона мы отыграли премьеру. И Фергюс заговорил о свадьбе.

За ФЕРГЮСА. У вас до гастролей неделя отдыха. Я назначил свадьбу. Через два дня.

АКТРИСА (Фергюсу). Не рано? Мы срочно летим на Марс?

За ФЕРГЮСА. Премьера прошла. Ты сделала важный шаг в профессии. Теперь сделаешь в жизни. А в качестве моей жены постарайся быть менее строптивой.

АКТРИСА (в монитор). При актерском темпераменте? Ну, строптива. Я долго смотрела ему в рот. Но он сказал о свадьбе, и я поняла: все! (Фергюсу.) Я не готова.

За ФЕРГЮСА. Мы уже как муж и жена. Мое слово для тебя закон. Судьба говорит: пора.

АКТРИСА. Ты как не в себе. (В монитор) Романтика мистики при его рассудочности! И занудном поучительстве. Вера в потустороннее. Можно уйти в зазеркалье! Болезненно звращенный эгоизм. Я задыхалась. И уже не сомневалась: освобожусь от него.

Отсаживает Фергюса по одну сторону «зеркала», сама сдвигается по другую.

Он долго искал меня. Подруга, мы с ней снимали жильё, принесла из гримерки мои вещи. Я уехала. В другом театре стала Элдой Сильван. Потом… ты! Но я снова на тропе. По ту сторону зеркала. Анготэея! Опять захотелось сбежать. Через расщелину. Причина его болезни я. Эта вина открыла: еще не свободна. Бежать теперь? Нет. Будто глас ниоткуда: вот случай насовсем освободиться от Фергюса. Я перешла овал и вернулась к Готорну.

Возвращает «Фергюса» на постель, под плед, Выносит вперед  «Готорна».

Таких, как Готорн, не обманывают. Пусть я для него почти продажна. Как с улицы.

За ГОТОРНА. Я думал, прожду вас дольше. Что?

АКТРИСА (небрежно). Честно говоря, это ничего не дает.

За ГОТОРНА. Но вы, душечка, вернулись оттуда словно немного иной. Надумалось что?

АКТРИСА (в монитор). Какой чуткий. Он вглядывался в меня. Не командно. Добродушно. С ироничным прищуром. А ирония его не ехидная. Как у Фергюса.

За ГОТОРНА. Ну, не смею вмешиваться в художественный замысел.

АКТРИСА. Ценю.(В монитор.) Разговорить бы его. Но… (Готорну.)  Едем?

За ГОТОРНА. Мы почти у места. Дом Фергюсона уже виден отсюда.

АКТРИСА. Там найдется, где переодеться? Подправить макияж? Ну, вы понимаете.

За ГОТОРНА. Непременно. Для вас все приготовлено.

АКТРИСА. Хорошо иметь такого друга, как вы. (В монитор.) В доме нас встретил доктор. Огромный человек. Всклокоченный.

Берет куклу-«доктора». «Доктор» раскланивается с «Готорном» и с нею.

За ГОТОРНА. Знакомьтесь. Элда Сильван. Актриса.

АКТРИСА (в монитор). Внимательный взгляд доктора сразу вызывал доверие.

За ДОКТОРА (Готорну). Фергюсон очень спокоен. Молчит. Иногда рассматривает фотографию. Силы покидают его быстро. Изредка забывается. Очнувшись, спрашивает, где вы.
За ГОТОРНА. Как видите, я привез Анготэю. Когда можно ввести?

АКТРИСА (в монитор). Доктор профессионально прятал волнение. Но волнуется и как врач. И как человек, который сопереживает. А Готорн всё ж интереснее…

За ДОКТОРА. Я в затруднении. Он умрет к вечеру. Стоит ли рисковать? Порой при маниакальном безумии вдруг наступает прозрение. При нервном потрясении. Ум прояснится. Но выживет ли Фергюсон? Чужая женщина. Анготэи не было! Новое потрясение?

За ГОТОРНА. Как же быть?
За ДОКТОРА. Не знаю.
За ГОТОРНА. Я тоже не знаю.
АКТРИСА (в монитор). Они глядели на меня в сомнении. А я уже хотела видеть Фергюса. Мы расстались плохо. Но из глуби души звало иное. Я по-своему подбодрила их. (Грубовато, с вызовом.) Что же? Я зря сюда тащилась? (В монитор.) И враз сменила тон. (Певуче, тревожно и нежно.) Вы не пустите к нему его долгожданную Анготэю?!

За ДОКТОРА. Как это вы. Раз, и! Ко мне вернулась уверенность.

За ГОТОРНА. Доктор, к нему пойдет только она. Мы будем смотреть в дверь.

АКТРИСА (в монитор). Я оглядывала стены. Вещи. Впитывала заново душу дома. Они шептались. Думали, я не расслышу. Но актерский слух ловил каждое слово.

За ГОТОРНА. Эта женщина,, э, слишком проста. Но надо на нее положиться. Она сильна.

За ДОКТОРА. Она сложнее, чем кажется вам.

За ГОТОРНА. Не думаю. Ее сущность может невольно сказаться. И обратит это, и так запутанное и рискованное милосердие, в смешное и тяжелое замешательство.
За ДОКТОРА. Надо рискнуть. Ради его души. И собственной совести.
За ГОТОРНА. Сейчас, слушая вас, я сомневаюсь меньше. (Актрисе.) Душечка! Пойдемте, я покажу, где вы можете, э-э, стать другою.  Там все приготовлено.

АКТРИСА. Я привезла все, что мне нужно.

 Усадив «Готорна», отходит к портьере. Достает необходимое. Переодевается.

(в монитор) Туфли прочь. Я ушла босая. Юбку рваную. Я скиталась. В ущельях. Нарисовать бы на ногах ссадины… Волосы в узел. Лоб открыт. Одна прядь свободна. Блузу распахнем. Глубже. На одном плече чуть вбок. Вместо яркого макияжа легкие тени: лицо обветрено, исхудало. Губы бледны. На  сгиб локтей темный платок. Вернулся Готорн.

Берет куклу-«Готорна».

За ГОТОРНА. Я поражен. Вы ответили моему впечатлению о вымышленной женщине.
АКТРИСА (в монитор). Хоть и вымышленная! Хоть бы сама не была Анготеей. Что я за актриса, если не сумею вообразить. Что нужно. Примерно. Нет. Почти точно.

За ГОТОРНА. Я доволен, Элда. Вы угадали.
АКТРИСА. Угадала? Бросьте. Столько лет на сцене. (В монитор.) Не могла ж я ему показать, что мне приятна его похвала! (Готорну.) Пора идти?
За ГОТОРНА. Пора.

АКТРИСА (в монитор). Быстрее развязаться с мрачной историей, и обратно в театр. И я рвалась увидеть Фергюса. Договорить недоговоренное? Доказать что-то Готорну? Надо доиграть. Дожить. Мысли спутались. Думалось: без этого не вернуться к тебе. И что-то еще. Неясное. Тревожащее. Анготея оживала во мне. Мы подошли к кабинету Фергюса. (Готорну.) Я боюсь. (В монитор.) Доверчиво сказалось.  Он тяжело на меня глянул.

За ГОТОРНА (мягко). Элда, вы должны понимать. Вы женщина.

АКТРИСА (в монитор). Я пожала плечами. (Помедлив, Готорну.) Идемте.

Устраивает «Готорна» в кабинете у стола. Там же пристраивает «Доктора».

(В монитор.) Глубокий вдох. Пошевелить пальцами на ногах. Про себя: раз, два, три. Боковым зрением вижу, мужчины потрясены: на их глазах менялась я. Мой голос стал другим. Фергюс… Он лежал исхудавший. Полуседой. Ликуя и плача, я подбежала к постели.

Припадает к изголовью. Берет руки Фергюса в свои.

(Фергюсу.) Наконец-то. Встречай бродягу свою, друг мой. Будто вечность прошла. Прости! Если не забыл меня.

За ФЕРГЮСА. Ты! Ты… (С мучением.) Анготэя! Теперь ты не будешь ходить одна?

АКТРИСА (в монитор). В этом вопросе весь Фергюс: учит и направляет. Я помогла ему опереться на подушки. Готорн и доктор шептались у двери.

Прислоняет Фергюса к изголовью. Отходит к доктору и Готорну.

За ГОТОРНА. Как ужасно он вскричал.  Как исступленно смотрит. Будто его сталкивают в пустоту. Словно задыхается. Дугой выгнулся.

За ДОКТОРА. Не спешите вмешиваться. Смотрите, улыбается. Широко. Остро.

За ГОТОРНА. Да. Он сейчас видит лишь ее. А она смело перевирает мой набросок.

За ДОКТОРА. Ее слова точнее. Он залился слезами. Засмеялся. Лицо просветлело.

Актриса возвращается к «Фергюсу». Опускается на колено у постели.

АКТРИСА: Теперь никогда без тебя. Я была далеко. Но помнила о тебе. Всегда. Изголодалась. Напугалась. Ноги мои устали. Изранены. Там всё немило и чуждо! Стены кругом, внизу рокот. И не выйти из скал. Это зеркало…

За ФЕРГЮСА. Но ты здесь. Наконец-то! Я моими мольбами, моей волей вернул тебя. Ко мне. Или я там… уже? Прорвался к тебе. За тобой. В тот мир.

Она потерлась лицом о щеку Фергюса.  Утерла слезы.

АКТРИСА (в монитор). Мы вглядывались друг в друга. Я пыталась понять. Он доживает свой бред? Или разгадал игру? Понял: это я, спустя много лет, играю в себя прежнюю?

За ФЕРГЮСА. Почти не переменилась. Моя. И… не совсем моя. Что-то иное. От других?

АКТРИСА (улыбаясь). Ай-яй-яй. Нехорошо ревновать в такую минуту. Я поведу тебя по тайнам и ловушкам зазеркалья и покажу, как там было.

За ФЕРГЖСА. Но… Если мы там… Сперва мы там сыграем нашу свадьбу.

АКТРИСА (в монитор). Он жадно разглядывал меня. Мне стало страшно. Будто вправду мы с ним улетели за какую-то грань. (Фергюсу.) Я не хочу о свадьбе. Там. Сперва я покажу тебе в том мире место, где наша тропа ведет в небо. Но без тебя я не осилю.

За ФЕРГЮСА. Так же упряма. Я виноват в том, что не сбылось. Но теперь только вместе.

АКТРИСА. Рука в руке. (В монитор.) Он говорил, как прежде. Почти. Но мягче. Взгляд стал почти осмысленным. Я оглянулась. Готорн и Доктор встали.

Идет к «Готорну» и «Доктору». Ставит их на ноги. Отходит к «Фергюсу».

За ФЕРГЮСА. Обманный мир! Уйдем отсюда. Вместе.

АКТРИСА (в монитор). Он говорил в пустоту. И глядел в пустоту. Но словно видел меня. (Фергюсу, поцеловав его в щеку.) Я теперь знаю дорогу. Я теперь сильная.

За ФЕРГЮСА. Идем. Туда больше не пойдешь. (Твердо.) Разбей его. Обманное стекло!
            Она миг думала. Выхватив из кармана, бросила зеркальце. Целует Фергюса в лоб.

АКТРИСА. Я разбила его. Камнем.

За ФЕРГЮСА. Дурочка. (Вздохнув.) Как стало легко.

АКТРИСА (в монитор). Мысль о зеркальце и слова: я разбила! Как удар колокола в мозг. Как крикнули их мне. Я поняла: освободила Фергюса! От мучений. А себя освободила?

За ФЕРГЮСА. Я отдохну. И то, что тогда сломалось, исправлю. Помнишь о несбывшемся? Оно прозвучит. Только  отдохну. И мы сыграем свадьбу.

АКТРИСА (в монитор). Он закрыл глаза. Притих. Губы его шевелились. Лицо светлело.

Отходит к «Готорну» и «Доктору». Берет их.

За ГОТОРНА. Неужели? То, о чем вы предупреждали.

За ДОКТОРА. Не думаю. Вспышка сил перед агонией.

За ГОТОРНА. Его взор не безумен. Он говорит с ней, не как с воображенным миражом.

За ДОКТОРА. Его рука ощущает тепло её руки. Он слышит ее дыхание.

АКТРИСА (села к Фергюсу, в монитор). Фергюса трясло. Рот его полуоткрылся. И меня трясло. От ужаса. Он сделал меня во многом той, какая полюбилась тебе. Если его немощь отступит… Значит, спасла его? И должна быть с ним? А ты? И тут как наитие. Как откровение. Та, иная я, прежняя, не нынешняя, рвалась из меня и тянула его за руку. Я оглянулась на Готорна. Какой у него сейчас был взгляд!.. (Фергюсу.) Прими свою Анготэю, новую. И прежнюю. Пойдем, я поведу тебя иной тропой в особый мир. Не за зеркалом. И не здесь. Везде, где пойдем, я буду послушна тебе. Но и ты позволяй мне быть собою. Не переделывай меня.

За ФЕРГЮСА. А ты прислушивайся к моим советам. (С тихим смехом.) И меньше спорь.

Она склонилась к нему. Он протянул к ней руки. Она поцеловала его в губы. В лоб.

АКТРИСА. От печалей. Горестей. От разлук. Идем?

За ФЕРГЮСА. Всегда знал: мы с тобой схожи в главном.

АКТРИСА (в монитор). И снова, как откровение: а я разве не верю, что иной мир есть? Я, пропавшая Анготэя, говорю из ниоткуда. И Элда, здесь, тоже я. Или нас две? Безумие художества. Актерской игры. Но я в разуме. И в согласии с доктором и Готорном. Успокоенной уйдет душа Фергюса. С кем? С Анготэей? Или он останется здесь? С Элдой? Холод и жар попеременно накатывали от сердца к разуму. Но я знала: все верно. Освобождаю себя от Фергюса. А его от страха одиночества. И мы прощаем друг друга.

За ФЕРГЮСА. Анготэя… (С легким вздохом.) Идем.

АКТРИСА (в монитор). Он умирал. Сполз с подушек. Лицо его будто умолкало. Теряло подвижность. Лишь подрагивало. Руки холодели. Мое сердце рвали вина, до боли!.. и такая радость… Мне стало легко. Как ему, когда разбила зеркало. Душе свободно!

Проводит рукой по щеке «Фергюса». Берет «Готорна» и «Доктора».

За ГОТОРНА. Он за гранью бреда. И здесь. В яви. Почти чудо.

За ДОКТОРА. Как врач, я понимаю природу этого чуда.

За ГОТОРНА. И все же…

За ДОКТОРА. Оно потрясает.

За ГОТОРНА. Да. И творит его посторонняя женщина. Актриса.

АКТРИСА. А я-то думала: он меня почувствовал.

За ДОКТОРА. Говорю же: она сложнее и глубже, чем вам видится.

АКТРИСА (в монитор). Я смотрела на Фергюса, а думала о тебе. Помнишь, огромное дерево? В роще. У скалы. Ты погладил ее. Обнял дерево. Как родных! Поляна усеяна шелковицами. Миндалем. Ракушки на стеблях травы. Мы еще были на вы. Глянули друг на друга. Я тебе: ты. Да, опять проверка! Нет? Или?.. Ты отозвался. Сказал мне: ты. Зачем целый шаг между нами? Одежды? Мы поцеловались. Первый раз. Дыхание прервалось! Не отрывая губ от губ, я судорожно сдергивала одежду. С себя. С тебя. Помнишь? Ты помогал. Нежно. Может, это выглядело дико: два голых человека вобнимку топчутся, путаясь в траве по пояс. А для меня… как танец. Все кружилось вокруг: камни, деревья, птицы, небо. Мы естественны, как они. С ними слитны. А я с тобой. Вот он, мой мужчина. Со случайными, после Фергюса, не то. И с ним! С тобой впервые ощутила себя женщиной… Фергюс уходил. И это чувство: меня еще две. Но одна исчезает. Как на той тропе. Но забирая его. Слезы его высохли. Взгляд прояснел. Он держал мою руку.

Касается щеки Фергюса. Идет к мужчинам. Возвращается с Доктором.

За ДОКТОРА. Агония. (Открыл веки Фергюса, пощупал пульс.) Всё.

Актриса возвращает «Доктора» к «Готорну». Склоняет их лицами друг к другу.

АКТРИСА (в монитор). Я опустилась на колено у постели. Взяла его руку. Вот остывающий предмет. Того, чьим именем звался, тут нет. Я, Анготэя, уводила Фергюса туда, где ему будет хорошо. И там останусь с ним навечно. И я, Элда, свободная, летела к тебе. И буду с тобой всегда. Я сама словно была не здесь. Но слышала шепот доктора и Готорна.

За ГОТОРНА. Магия искусства и таланта. Я проникся.

За ДОКТОРА. И у меня чувство, будто с любимым прощается настоящая Анготэя.

За ГОТОРНА. А ее не было! Но страшно потревожить ее в эту высокую минуту горя.
АКТРИСА (в монитор). Я вспоминала себя ту. Все лучшее в Фергюсе и у меня с ним. Мое бегство. Вину перед ним. Его крик. Жалость и сочувствие к его неприкаянной душе заливали мое сердце. Я, Анготэя, летела с Фергюсом в ином мире.

За ГОТОРНА. Она почти переоделась, когда я зашел узнать: готова ли? С каждой застегнутой пуговицей, черточкой грима, с каждым поправленным локоном в ней проступала другая. Та, которой не было. А если и была, так она ее не знала. Я вышел потрясенный и сбитый с толку. В черствой и дурной душе возникала легкая, милая и нежная Анготэя.

АКТРИСА (в монитор). Анготэя была.

За ДОКТОРА. Душа-то у нее не дурная. Чуткая и отзывчивая.

За ГОТОРНА. Просто профессионализм.

АКТРИСА. Ведь возникает у него симпатия ко мне. Но он сопротивляется.

За ДОКТОРА. Насчет черствости я бы тоже поспорил.

За ГОТОРНА. Профессия. Будьте уверены: гонорар воодушевляет её. Такие деньги!

АКТРИСА (в монитор). Анготэя была и ушла. Из меня. Прилетели из неотсюда ее слова: «Ты прощена и свободна». Меня охватило такое счастье!  Судьба позволила мне вернуть долг перед Фергюсом. Не ревнуй. Ни к кому. И ни к чему. Теперь ничего нет между мной и тобой. Ужасно, да? Чья-то смерть принесла мне полноту счастья. Прошлое навсегда отпустило меня. Я смотрела на тело Фергюса. Думала о тебе. Как мы встретимся. О нашей любви. Доктор и Готорн поглядывали на меня. Я испугалась: вдруг прочитают в моем лице что-то неподобающее?! Я склонилась над Фергюсом: Анготэя прощается с ним. Я постаралась, чтобы последний взгляд моей Анготэи на ушедшего был пуглив. (Переждав, встает, трет колено; идет к «мужчинам».) Нога затекла. Можно переодеться?

«Готорн» кивает. «Доктор» укрыл тело простыней. Усаживает мужчин к столу.

(В монитор.) Они сели к столу. Разбирать бумаги Фергюса. Я вышла. Надела туфли. Оботру лицо. Прическу менять не буду. Мое прошлое остается там. И часть меня. Прими это. Но я вновь Элда Сильван. Чудная у меня профессия. Кого сыграла, настоящих или выдуманных, нахожу в себе. Вхожу в новый сюжет. Он находит во мне ту, которую надо сыграть. Она меняет меня. Но это все та же я. Один драматург и режиссер говорил мне: в каждом из нас живет и все прожитое, и все, чего не проживал. Все люди, кого встречал, о ком читал или слышал. Все, что во мне, я приношу к тебе. Ты умеешь принять. Я твоя целиком. Но я всегда буду принадлежать и моему делу. Сцене. Ты это понимаешь. Прости.

Накинув шаль, возвращается к мужчинам. Они встают.

Я приняла облик мастера, жаждущего откликов о своей работе.

За ГОТОРНА. Благодарю вас за участие. Трагизм случая мешает воздать должное вашему таланту. Он послужил странному делу. Да. Но оно истинно душевное и благородное.
АКТРИСА (поклонившись, доктору). А вы как?
За ДОКТОРА. Вы превосходны. Но мне трудно говорить об этом… в такой момент.
АКТРИСА (с поклоном). Спасибо! (В монитор.) А теперь я профи, намекающая, как бы невзначай: пора платить за труд. (Готорну.) Вы как платите? Наличными? (В монитор.) Я смотрела открыто и прямо. В глазах детское выражение.

За ГОТОРНА. Могу перевести вам на карту.

АКТРИСА. Дело к ночи. Искать банкомат или банк? В этом городке! Можно натурой?
За ГОТОРНА. Я предполагал, что вам удобнее наличными.

АКТРИСА (в монитор). Что я, дура? Не сумею обналичить с карты? Но я же в образе. А из него не всегда можно выскочить.

За ГОТОРНА. Я приготовил. Пожалуйста.

АКТРИСА (считая деньги, в монитор). Они увидели, как я вспыхнула. От удовольствия. За ГОТОРНА. Не спешите. Деньги счет любят.

АКТРИСА (в монитор). Он это с издевкой? Или как? Но надо доиграть и развязаться. Считая, я шевелила губами. Доктор смотрел и хмурился. А я с сомнением глянула на Готорна. (Готорну.) Двух купюр не хватает. Я считала два раза. Проверьте сами.

За ГОТОРНА. Верю. Прошу извинить мою небрежность. Вот еще две. Авто уже ждет.
АКТРИСА. Благодарю.  Удачная работа кружит меня. Я устала. Поеду. Всего хорошего. От меня немного цветов вашему чудаку. И ленту. Но только две буквы: Э и С.

«Мужчины» кланяются. Актриса устраивает кукол у стола.

Они уткнулись в бумаги почти демонстративно. А я замерла за дверью. Прислушалась.

За ДОКТОРА. Она слаба в арифметике. Но вы? Ошиблись? Или?
За ГОТОРНА.  Верно. Я нарочно. Я ее понял. Знал: будет считать. Они все таковы. Я так сделал, чтобы отделить Элду от Анготэи. АКРИСА.

АКТРИСА. Он себя отделял от симпатии ко мне!

За ГОТОРНА. Отчеркнуть игру и притворство от истинного чувства.

АКТРИСА. А я и возразить не могла. Я же в роли. Такая, какой он хотел меня видеть.

За ДОКТОРА. Сдается мне, вы не столь суровы к ней, как хотите показать.

За ГОТОРНА. Я за ясность отношений.

АКТРИСА (в монитор). Они меня поняли! Ага! Притворщики все. Не только артисты. Но не все черствы душой. Умеем болеть чужой болью. Хотя бы иногда. Автомобиль вез меня в театр. Голова кругом. От усталости. Успеха. Я хорошо простилась с Фергюсом. Душа очистилась. Я обвела вкруг пальца двух самоуверенных мужланов. Они чудесные! Этот доктор. А Готорн! Но сколько предубеждений! Как мало веры в чистоту души. Почуяли что-то. Но ни о чем не спросили. Выпроводили, и в бумаги. Может, после ухода Фергюса не нашли верный тон… Но меня терзало иное.  Наш уговор с Готорном: я не обязана продолжать игру, если явление Анготэи исцелит Фергюса. Они шептались и об этом.

За ДОКТОРА. И все же… Мне почудилось. Или нет? Между ними что-то возникло.

За ГОТОРНА. Это опытная актриса. Умеет сыграть, что нужно. Не соблазн. Не страсть. Истинное чувство. Анготэи не было.

За ДОКТОРА. Она талантлива. Но в глазах Фергюсона что-то светилось. И в ее глазах. Не просто точность в роли. Их что-то связывало. Мы не всё знаем.

За ГОТОРНА. Возможно. Но Анготэи не было. А что уж меж ними возникло… Я тверд в обещаниях. Ей было сказано: при любом исходе она не обязана продолжать.

За ДОКТОРА. А если бы чудо… И он не умер? С ее помощью. Тут ваша твердость в слове ни при чем. Она обязана была бы остаться. Его благодарность… Ее душа… Она не так примитивна, как вам кажется. Вы предубеждены.

За ГОТОРНА. Возможно.

За ДОКТОРА. Он был в ясном сознании. Смотрел на неё, как смотрят после разлуки.

За ГОТОРНА. Э-э… между медиком и спасенным больным порой возникает чувство. Если это женщина и мужчина. Или наоборот. Если бы она осталась, то… Фергюсон скептически относился к таким, как она. К актрисам уж точно.

За ДОКТОРА. Вы переносите на него вашу предубежденность.

За ГОТОРНА. Допускаю. Но ее реакция на деньги?

За ДОКТОРА. Тоже игра.

За ГОТОРНА. Напускное?

За ДОКТОРА. Была такой, какой вы хотели ее видеть.

АКТРИСА. Почти мои слова. А он тоже чуток. И тонок. Но Готорн сложнее.

За ДОКТОРА. Ее поведение… Притворство? Пусть! Это защита. Закрывала сокровенное. Поверьте, она жила эти полчаса правдой. Не только гонораром и азартом мастера.

ЗА ГОТОРНА. Не могу спорить. В этом случае. Чувства мои спутаны сейчас. Мне кажется: люди, которые играют спектакли и фильмы, грубы, вульгарны. Они умело смешат нас  или заставляют плакать. Это их работа. За деньги. Из них многие несчастливы в личном. Но  теперь не знаю. Элда Сильван творила чудо. Именно за этим я обратился к ней. Освободить душу Фергюсона от муки. Для света. Радости. Полета.

За ДОКТОРА. Редко услышишь такой высокий слог от вас.

За ГОТОРНА. Теперь сожаление во мне. Я был высокомерен с нею?

АКТРИСА (в монитор). За эти слова, за его смятение… Я простила ему высокомерие.

За ГОТОРНА. Возможно, мы вправду чего-то не знаем.

АКТРИСА. Он умеет признавать ошибки. Это по-мужски. Сила характера.

За ДОКТОРА. А если бы Фергюсон понял, что женщина с ним рядом, она не Анготэя?

За ГОТОРНА. Она была такой, какой он хотел чувствовать Анготэю. Вы правы. Он проникся к ней. Возникло ли в ней ответное чувство? Или это игра? Не знаю.

АКТРИСА. Ты как-то сказал: вот есть кто-то, с кем хочется быть всегда, но не получается быть вместе. Тогда на того, кто рядом и похож душой, поступками, мыслями, переносится  чувство приязни к тому, с кем не получается быть вместе. Пусть на время. Готорн… Не ревнуй! Мимолетная встреча. Я с ним больше никогда не увижусь.

За ГОТОРНА. Но им пришлось бы решать. Фергюсону: принимает ли он ее, такую? Ей: что делать со своей профессией? Оба оказались бы перед выбором. Почти неразрешимым.

АКТРИСА. Что они знали о нас! Я спрашиваю себя: каким был бы мой выбор? Пусть не исцелила бы, а но продлила уход. Что тогда? Доигрывать, пока он… А если бы вытащила Фергюса? Оттуда. Спасла. Значит, обязана с ним остаться? Настоящее искупление вины. Не в счет, что Готорн обещал в любом случае отпустить меня. А ты? Предала бы наше чувство. Выйти из роли? Анготэя ушла бы снова? Это бы его добило. Осталась бы я ним? Не знаю ответа. Сейчас я счастлива. Я возвращаюсь к тебе. Однажды ты выбрал меня. Теперь я навсегда выбрала тебя. Теперь? Значит, был соблазн? В бездне души. Куда мы боимся заглянуть. Там таилась беззащитная Анготэя. Но я увидела: Фергюс мало изменился. С ним долой свобода и полет. Их дал мне ты. Мне пришла ужасная мысль: порой сочувствие и сострадание оказываются соблазном. Но внутри себя я сказала себе другой: Анготэя, бери его и уходи, он навсегда твой. Откуда у постели Фергюса летели мне слова? Кто диктовал их? Не знаю. Ты слышал, что я, Анготэя, ему сказала. Она ушла и увела Фергюса. Навсегда. Я разбила последнюю преграду между мной и тобой. Дорогой ценой покупается счастье. Ты умеешь не задавать ненужных вопросов, на которые нет ответов. Когда мы рассказали о себе, ты мне, я тебе, ты сказал: прошлое не в счет. И в счет. Каждый встреченный в жизни, был важен и нужен. Какой бы он ни был. Они вылепливают нас. Нашу жизнь и душу, и отпечатаны там. Без тех, кто был в нашей жизни прежде, может быть, в неё не пришли бы другие. Те, кто теперь так важен для нас. В том, кого избираешь, ничего нельзя зачеркивать. Надо просто принять. Но порой ты так сдержан. Как сейчас. Закрыт. Как броней. Какие твои мысли? После того, что я рассказала о себе. Об Анготэе. О Фергюсе. О Готорне. Ничего не тая. Готорн прав: каждой душе нужен покой, когда она улетает отсюда. И вера: что не в бездну, а ввысь. Все устроилось справедливо. А что ты решил? Я теряюсь. У нас с тобой  есть будущее? Но будто кто говорит мне: он переборет, верь. Я верю! Дождись меня. Через два дня мы закончим гастроли. Если не выйдет обменяться весточками… Не позвонишь. Не напишешь. Я приду туда, где впервые мы встретились. Там ты выбрал меня среди других. Там и я почувствовала: только ты. В том месте ты и я всегда находим друг друга. Если не удается созвониться и списаться.

Собирает кукол, несет в гримерку. Достает из ящика куклу-«Англтэю», в простой юбке, босую. «Готорна» и «Доктора» усаживает на пуфе. «Фергюсона» — на тахте, полулежа. «Анготэю» рядом с ним, склонив ее голову к его плечу. Оборачивается к монитору.

Дождись меня!

Помедлив, уходит.

КОНЕЦ


1 комментарий

  1. Римма Кошурникова

    Уважаемый, Валерий, благодарю, что Вы обратились к творчеству А. Грина, это наиболее читаемые рассказы и повести, в том числе, и нынешнего века. Грин ОЧЕНЬ кинематографичен!.. По его рассказам и повестям снято 13 фильмов и два телеспектакля!.. И рассказ «Элда и Анготэя» — тоже просится на экран, спектакль, увы, не будет воспринят и оценен зрителями, ибо весьма сложен для постановки и восприятия, особенно, когда героиня говорит «на камеру»… Попробуйте предложить это кому-нибудь из студентов, будущих режиссеров экранизировать эту вещь в качестве дипломной работы!.. Уверена — высокая оценка обеспечена!..

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика