Четверг, 21.10.2021
Журнал Клаузура

Анна Бабанова, главный режиссёр Норильского Заполярного театра драмы им. В.Маяковского

С согласия редакции «RussiaPrivet», в которой опубликовано интервью с главным режиссером Норильского театра драмы им. В. Маяковского — Анной Бабановой, предлагаем вниманию наших читателей текст этого интервью, проложившего своеобразный культурный мост между российским Заполярьем и итальянскими Аппенинами.

Наша редакция с огромной радостью представляет нашем читателям интервью с Анной Бабановой, главным режиссером Норильского театра драмы им. В.Маяковского.

Анна  Владиславовна Бабанова закончила ГИТИС, Курс В. Левертова актерский в 1994 г. и курс Л. Хейфеца- режиссерский – в 2004 г., работала в Омском театре драмы. В 2004-2013 гг. работала вторым режиссером и с 2013 г. по настоящее время является главным режиссёром в Норильском Заполярном театре драмы им. В.Маяковского, поставила более 40 спектаклей, спектакли участвовали во многих фестивалях, в том числе  в Фестивале русского искусства в Ницце , Фестивале ”Золотая Маска” в Москве и во многих других .

Юлия: — Станиславский полностью перевернул классической театр, но вместе с ним существует целая традиция – Орленев, Данченко. В Италию метод Станиславского привезла Татьяна Павлова, именно она, вместе с Сильвио д’Амико стала основоположником Академии драматического искусства в Риме, в то время как в Соединённых Штатах Элиа Казан, Шерил Кроуфорд и Роберт Льюс основали Актор Студию. В современной России ещё жива эта традиция? Ваш театр, насколько мы понимаем, отражает школу Станиславского. Как выстраиваете Вы режиссерскую линию спектакля, как взаимодействуете с актёрами, каковы Ваши ”отношения” с изначальным текстом?

Анна Бабанова: — Знаете, я однажды спросила своего мастера: ”Скажите, я все сделала верно , по школе , разобрала материал, всю логику , предлагаемые обстоятельства, цели, задачи , почему не получается интересный результат?” Он сказал: ”Все как в музыке ! Ты знаешь ноты? Умеешь играть? Теперь убери ноты. Импровизируй”. Поэтому я к каждому материалу ищу ключ из сегодняшнего дня, и мне приходят идеи. Я всегда от материала ищу Новый способ. Это всегда не просто, но очень интересно. Мне нравится работать с реальными историями, как со спектаклем про Гулаг, когда я собирала материал, который меня ошеломил, и потом передала его драматургу Владимиру Зуеву. Потом работали два года -7 раз он переписывал, что-то я писала. Это была очень интересная работа. Практически расследование. Я ходила в тюрьму, на суд, мне всегда помогают многие люди.  Когда делала спектакль про болезнь Альцгеймера, мне один француз организовал посещение дома престарелых, где находятся эти больные. Затем я должна увидеть и найти ключ к пьесе. И я его нашла. Очень важно за текстом увидеть жизнь и действие. Там я поняла, что они говорят о бытовой жизни, о том, что дочь хочет оставить отца и забрать его квартиру в Париже, а на самом деле это все происходит в больнице, и все люди, которые общаются с больным- это вовсе не его родственники, а санитары в клинике. Вот и ключ. Мне очень понравилось, как сказал Додин, его спросили: «Какой спектакль можно считать успешным?» Он ответил: ”Тот, который меняет тебя и со временем входит в историю театра”.

Вот несколько спектаклей в Норильске войдут, я думаю, в историю. А то, что они изменили меня — это точно. Система Станиславского передаётся из рук в руки, и что от неё осталось в нашем времени- отголоски, остатки. Театр накопил огромный опыт, и всегда не перестаёшь учиться, я помню когда привезли Стреллера — я плакала от счастья — это было так прекрасно. Сейчас в России многие увлечены немецким театром. Но у нас всегда так было: мы впитываем, соединяем со своим и иногда получается интересно. Все равно платформа — база — это, конечно, Станиславский, но, кажется, мы далеко сегодня ушли в поисках новых форм и языка. Когда заходим в тупик- возвращаемся и опять ищем в другую сторону.

Юлия: — Станиславский воссоединяется с традицией Щепкина и,через него, с крепостными актерами. Можно ли предположить, что между школой Станиславского и скоморохами существует некая связь? Эйзенштейн говорил, что с приходом кинотеатр изжил себя, приводя для сравнения пример трактора и плуга. Станиславскому удаётся доказать диаметрально противоположное. У театра на сегодняшний день ещё есть будущее?

Анна Бабанова (в центре) – главный режиссёр Норильского Заполярного театра драмы им. В.Маяковского (фото: Юлия Макарова Лях).

Анна Бабанова: – Eсли поискать, конечно, найти можно все. Когда актеры выступали на ярмарках, это были сборные коллективы, на сезон. Но что интересно- они владели и актерским мастерством, вокалом, пластикой и ещё играли на инструментах. Универсальная труппа. И при этом у них не было никакой школы, это были самородки, сегодня есть такие актеры, в каждом театре максимум один, их не нужно ничему учить, они все могут . Школа, как таковая, им только вредит. Мы все воспитаны на Станиславском, но сам Константин Сергеевич Станиславский писал, что Школа нужна только для ремесленников, людям со средним дарованием. Гению Школа не нужна. Поэтому мы придерживаемся основного языка и театральных терминов по Станиславскому. Но каждый раз пытаемся убежать от учителя, придумать, что-то более интересное, выскочить за пределы системы.  Будь лучше учителя, забудь, что я говорил, иди дальше! Так учил Станиславский, так меня учили мои мастера, которые учились у тех, кто учился у Константина Сергеевича!

Сегодня в России идёт борьба между старым театральным языком и новым! Это тот, который мы видим в Европе. Но, я думаю, мы это все усвоим, перемешаем с нашей традицией, и родится новая театральная система. Система Станиславского родилась, тогда когда Россия была одним из развитых государств мира!  Новая Россия — очень молодое государство! Поэтому есть силы, которые хотят старого, привычного и боятся нового, а новое неизбежно! Поэтому нужно время, новая система уже зарождается сегодня и, может быть, именно у нас в театре. Мы далеко, нас трудно контролировать, поэтому у нас есть свобода, которая является основой творческого процесса!

С приходом кинотеатр изжил себя, потом с приходом телевидения! Театр говорит-да, конечно, изжил! Проходит время, и с кино как-то разобрались-полупустые залы, телевидение умирает на наших глазах, а театр живёт себе, вот вчера открытие сезона: полный зал — 500 мест — стоя аплодируют, кричат браво?, плачут! А теперь интернет, говорят, убьёт театр.

03/10/2019

Автор: Ioulia Makarova-Liakh

Редакция «RussiaPrivet» благодарит Анну за посвященное нам время и за ответы, приоткрывшие занавес сибирского театра-такого далекого, и в то же время — близкого по духу.

 


комментария 3

  1. Римма Кошурникова

    Спасибо Юлии Макаровой за это интервью, которое познакомило нас с далеким, но близким по духу театром Анны Бабановой, судя по всему, любимым норильчанами!.. Я зашла на сайт театра и порадовалась обилию в репертуаре театра замечательных авторов и спектаклей, а также — его концепции — современная сатира в гротескной форме и тема борьбы современного человека с различными проявлениями несвободы. Я — драматург, пишу и для детского, и для взрослого зрителя, и могла бы предложить, если того захочет режиссер, нечто, которое её, возможно, заинтересует. Моя почта: rimma@roshurnikova,ru

  2. Генрих

    Театр сегодня есть, а вот есть ли в театре искусство -большой вопрос. Подавляющее число спектаклей не очеловечивают, а расчеловечивают людей

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика