Пятница, 26.11.2021
Журнал Клаузура

Александр Куприн: Яркий представитель тюрко-славянского этноса в русской литературе

В этом году исполнилось 150 лет со дня рождения выдающегося русского писателя Александра Куприна. «Гранатовый браслет» «Поединок», «Яма» и множество других повестей и рассказов Куприна вошли в золотой фонд всемирной литературы.

Жизнь Куприна была не менее интересна, чем его творчество. Она была наполнена таким количеством приключений и увлечений, какое найдешь далеко не в каждом авантюрном романе. Мир знает немало писателей-жизнелюбов, но Куприн, кажется, превзошел их всех.

Но главное, что меня всегда интересовало – это особая природа его пассионарности, его татарскость, какая-то особая сила самоутверждения и в жизни, и в литературе.

В рассказе «Последние рыцари» Куприн писал:

«Потом генерал закурил папиросу, предложил курить и Тулубееву и спросил:
— Есть в ваших жилах татарская кровь?
— Точно так, ваше превосходительство. Мы давнишние татарские князья, родом из Касимова».

Важно отметить, что в этом признании Тулубеева, Куприн почти автобиографичен, как в прочем во многих своих произведениях. По свидетельству дочери Куприна, он любил рассказывать, что его род Кулунчаковых в Российской империи начал упоминаться с XVI века в качестве янычаров Касимовских ханов. Близкий друг Куприна, Нобелевский лауреат по литературе Иван Бунин, отмечал в своих воспоминаниях, что его «мать Любовь Алексеевна была княжной с татарской фамилией и Александр Иванович очень гордился тем, что у него есть татарская кровь». Согласно архивным документам родословная кулунчаковых составлена 200 лет назад (см. на сайте).

В романе «Юнкера», который, как известно был во многом автобиографичным, Куприн не без гордости замечает: «Со стороны матери я — выходец из татарских князей», наделяя своего героя огнем татарской крови. Его герой, в минуты непокорности обстоятельствам, и сам «не подозревал, что в его жилах закипает бешеная кровь татарских князей, неудержимых и неукротимых его предков с материнской стороны».

Любовь Алексеевна Кулунчакова (Куприна)
[1838 – 1910]

В одном из писем матери, Куприн пишет: «На моем балконе развевается стяг (аләм), на котором нарисован жеребенок на зеленом лугу». В письме Ивану Бунину, он дает объяснение этому символу: «Это знамя дворянского духа (җанлыгы) принцессы Кулунчаковой: золотой жеребенок на фоне зеленого луга — это герб».

Надо отметить, что только Иван Бунин замечал, что в состоянии души Куприна были моменты, когда он открыто демонстрировал свою приверженность к татарским корням, «а некоторое время носил даже цветную тюбетейку».

В рассказе «Последние рыцари», Куприн пишет:

«Отличный народ татары; все они честны, верны слову, опрятны, смелы, прекрасные, прирожденные всадники и первоклассные воины. А до чего проста магометанская вера. Как она удобна, практична, не обременительна и как возвышает человека».

Правда жизни у Куприна не знает рамок, которые всегда существовали в оценке татар русскими писателями, большинство из которых находилось под влиянием легенд о татаро-монгольском иге. Иге, которого не было (Лев Гумилев). Русский писатель Александр Куприн, находил точные и правдивые слова о татарах и их религии. «Руки у нас мозолистые, — пишет он в рассказе «Последние рыцари», — и умирать мы — мастера… Так ведь нет же! Яман, как говорят татары». Вот он, один из самых ярких примеров проявления пассионарности тюрко-славянского этноса – татарскость в прозе русского писателя Александра Куприна. И на мой взгляд, именно эта татарскость, эта широта понимания, что российский этнос — «цветущая сложность» народов (Константин Леонтьев) сближала Куприна с величайшим писателем ХХ века Иваном Буниным (имеющим тоже, татарские корни).

Александр Куприн

Впрочем, их сближало многое: они начинали свой творческий путь печатаясь в одних и тех же газетах, и даже были оба влюблены в сестру глубоко почитаемого ими Антона Павловича Чехова.

В жизни таких поразительных по силе духа писателей каким был Куприн, важны детали, в которых проявляется чеховская простота бытия. Дочь Куприна Ксения, вспоминала, что «Бунин, заметив на Куприне прохудившиеся сапоги, немедленно изыскал 25 рублей аванса и заставил купить новые. И Александр Иванович поминал ему эту благотворительность при всяком удобном случае».

«Материковое мышление», как называл Велимир Хлебников творческое постижение реальности в масштабах тюрко-славянского суперэтноса, предмет исследований, которые еще ждут своего часа. Когда в 1938 году Куприн покинет этот мир, Бунин напишет статью «Перечитывая Куприна», адресуя ее, как мне видится, не столько современникам, сколько будущим поколениям.

Исмагил Шангареев

Стокгольм, 2021 г.

 


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика