Пятница, 26.11.2021
Журнал Клаузура

В поисках истины

«В поисках истины» – выставка серии живописных и графических работ в жанре абстракционизма, открывшаяся 5 октября 2021 года в галерее «Живая жизнь» (проект Московского отделения Петровской академии наук и искусств в библиотеке им. В. Вересаева). Поздравить куратора выставки Влада Красноярского и художника Омара Годинеса собрались коллеги по секции монументалистов в Московском союзе художников, члены МО ПАНИ и друзья: художники Петр Овченков, Владимир Солдатов, Кира Гаврилова и другие. По заведённой традиции директор библиотеки Светлана Николаевна Жуликова произнесла вступительные слова, тем самым словно разрезав красную ленточку, приглашая  на новую экспозицию «В поисках истины».

ОКТЯБРЬ. ИСТИНА. ПОИСК

ПРЕОБРАЖЕНИЕ. СЛИЯНИЕ. ВЗАИМОСВЯЗИ

«В поисках истины»… – странная фраза, она звучит назидательно и даже абстрактно. Но стоит начать вслушиваться в каждое слово, ловя его отзвук в тишине, – смысл начинает меняться, как будто внутренним слухом начинаешь улавливать нечто. …Нечто важное, глубокое и в то же время ускользающее, не понятно куда.

Где же искать истину? Вовне? Или внутри себя? Куда направить взор, чувство, мысль? В тёмную космическую бездну или в тёмные недра самосознания, в мельчайший нервный импульс своего «Я»? Капля крови, вздох, падающая звезда, угасающий луч? Где она сокрыта… истина… Или она в центре земного ядра, в потоках подземных вод, раскалённой лаве? И когда приходит пора искать …нечто большее, чем мы знаем и понимаем… Может, в октябре… среди золотых октябрьских листьев под ногами…

…У каждого своя мера. Каждый по-своему чувствует эту необходимость. Эту каплю крови, которая переполняет чашу. Этот вздох, который становится тяжкой ношей, эту мысль, которая разрывает нерв.

У Державина есть замечательная строчка: «Чего в мой дремлющий тогда не входит ум?» Тогда назидательная и абстрактная «истина» насыщается дорогими и близкими нам смыслами: родина, любовь, предназначенье. Вбирает понятия неразгаданные и сложные: время, вечность, жизнь.

«Октябрь уж наступил»… – великий творец-природа вносит ныне в жизнь свои краски, пишет свои этюды, создаёт идеи своего осеннего бытия.  В это течение жизни влил свой творческий поток энергии кубинский художник Омар Годинес. Он вошёл в этот октябрь, как в реку, в которую нельзя войти дважды, потому что вошёл со своим знанием, со своей истиной, и истина эта не застывшая догма, а живое чувство, диалектический образ, культурно-исторический миф, зашифрованный в цикле художественных картин.

Абстрактная фраза «поиск истины» в осмыслении Омара Годинеса  воплотилась в многочисленные абстрактные полотна, приобретая глубинное содержание.

Рождённый на Кубе, живущий в России вот уже 30 лет, художник-абстракционист синтезировал свой многополярный художественный мир, со своими устоями, со своей правдой, со своими традициями. Там истина рождалась не в споре между кубино-русским и не в отрицании, эта истина воплощалась во взаимосвязи, слиянии, преображении. Куба и Россия – два полюса этой истины, две Родины, две огромные культуры, две безграничные любви.

Свой проложенный путь, свой многолетний поиск истины, свой духовный опыт и труд Омар Годинес представил на персональной выставке, так и названной им: «В поисках истины». Небольшие тринадцать полотен несут в себе частицы «истины», сложенные в мировоззрение Омара Годинеса, ведут сокровенный разговор на заявленную художником тему. Тринадцать полотняных живописных «окошек в мир истины»! Где царит преображение, слияние, взаимосвязь.

Куратор этой выставки, замечательный поэт, талантливый журналист, искусствовед, профессор Влад Красноярский всегда неординарно рассказывает о живописи. Но в этот раз его выступление можно бы образно назвать «русско-кубинской песней», раскрывающей и характер художника-абстракциониста, и национальные особенности его мастерства, и ярко повествующей о его картинах. Их поэтика, по мысли Влада Красноярского, – в осознании культурного, философского и нравственного начала в каждом произведении кубинского живописца, в условном слиянии этих категорий и богатой цветовой палитре, пронизывающей работы мастера. Об этом говорят и многие названия  полотен: «Преображение», «Взаимосвязи», «Слияние».

Картина «Преображение» очень важна для Омара Годинеса, она связана с энергетикой и значением его имени (О-мар – морской). Картина выражает его «Я», его внутренний мир, который художник изобразил как бело-голубой античный храм с колоннами и капителями, сложенный из морских волн и раковин. Он не стоит на месте, он в движении, он свободно покачивается, основанный на водных толщах, на пенном фундаменте, то вздымается, то опускается в подводную глубину. Он и есть глубина. И он прекрасен.

В нём звучание моря и пенных волн, красота свободных линий и чистых свежих красок. В нём невольный мотив «Рождения Афродиты». В нём большая витая белая раковина, вбирающая бесконечность мироздания. В нём откровение Преображения.

Сакральный акт внутреннего преображения рождает в художнике священное взаимодействие и слияние: сознания и бытия, прошлого и будущего, конечного и бесконечного.

На картине «Взаимосвязи» можно увидеть ту почву, то смешение культур, те традиции и те корни, на которых основано творчество художника. Эти корни переплелись между собою в единое целое. Вот кубинская пальма, а вот русская берёза, но они крепко проросли друг в друга. Они тянутся из недр родовой памяти и коллективного бессознательного к свету истины, озаряющий акт творческого видения и прозрения художника.

Вязкие тёмные слои красок, занимающие большую часть холста, ассоциируются с образными пластами культуры, вмещающими опыт и знания человечества. Несмотря на контрастную цветовую палитру, они создают ощущение гармонии, надёжности, покоя и защиты, в них хочется погрузиться.

Картина «Слияние» представляется выстроенной Омаром Годинесом моделью внешнего мира, впитавшей в себя и космос, и мировые религии, и древнейшие культы: золотое солнце, золото звёзд, золотой Грааль.  В картине много золотого свечения, много символов, и причудливых, и узнаваемых. В различных сочетаниях и в различных трактовках они могут нести разные смыслы. Но неизменно возникает ощущение причастности к великому таинству, мистическому действу. В этом ритуальном хитросплетении солнце и устремлённая вверх пальма навевают образ кубинской родины художника. Но не в привычном для нас восприятии как идеал свободы, патриотизма и независимости, а как выражение её божественного сакрального начала. Изображения солнца и пальмы похожи на магические знаки и рисунки, черпающие истоки в древних верованиях.  Как тотем, выглядит самый большой символ картины, напоминающий ящерицу с закрученным хвостом. И именно с ящерицей сравнивают географические очертания Кубы.

В центре полотна – кажется, чьи-то руки, образующие чашу, – в которой полыхает священный огонь, быть может, руки Творца?.. Художника?.. При слиянии символические образы словно образуют генетические связи, дающие огромные духовные силы, а золотое свечение наполняется огнём жизни.

Похоже, что эта триада картин: «Преображение», «Взаимосвязи», «Слияние» выражает авторскую концепцию основополагающих понятий любого художника: «жизнь и искусство», «человек и природа». И даже создаётся впечатление, что полотна объединены общим замыслом: взаимоотношение внутреннего мира художника с внешним миром через творчество. Суть этого процесса – прикосновение к истине…

Хочется упомянуть ещё об одной картине. Она называется «Черусти». Черусти – это подмосковный посёлок, где находится дача Омара Годинеса. Там его дом – русский дом кубинского художника. Для любого человека дом – неотъемлемая часть его жизни. Что значит дом для Омара Годинеса, можно судить по его картине.

«Черусти» – это лестница в небеса, соединение неба и земли, верха и низа, и одновременно ствол, на котором кажется – пышно расцветает деревенька. Сказочную лестницу-ствол образуют две тонкие стройные берёзки, соединённые перекладинками из берёзовых чурбачков. В русских народных сказках частенько вырастало дерево до необозримого верха или дерево превращалось в лестницу, соединяющую царство земли и царство неба. И тогда можно было попасть в совершенно иной мир. То же самое происходит, когда рассматриваешь картину Омара Годинеса. Со сказочной лёгкостью она переносит в тёплый мир уюта и радости. И тёплые коричневые тона цветовой гаммы настаивают на добрый лад, радушие и даже некоторую, беспечность. Мирная деревенька на станции «Черусти», райский уголок, где можно отдохнуть от тревог, предавшись праведным трудам, и быть счастливым.

Домики теснятся друг к другу, и будто шушукаются, но, как говорится, в тесноте, да не в обиде! Они, как веточки одного дерева, как одно семейство. Здесь всем хватает места: и избушкам и церквушкам, и высокому, словно из другого времени, словно приёмному в этой бревенчатой семье, треугольному стеклянному фонарю, который, как в отражении, преломляется в прозрачном, с сизым оттенком, воздухе. А на его стёкла тенью легла давно забытая старая истина…

Представленные четыре абстракции размещены в экспозиции по соседству. Как живописный катрен, смотрятся эти картины: «Черусти», «Взаимосвязи», «Слияние», «Преображение». Они рассказывают своим образным языком о непреходящих истинах.

Много хорошего было сказано в адрес личности Омара Годинеса, в адрес его профессиональной методики и стиля, но главным, пожалуй, были образные прочтения его полотен. Их сравнивали с «симфонией цвета» – со звучащей симфонической музыкой, с разлетающимися каплями света, с сияющими драгоценными камнями.

Его картины, как и подобает настоящим произведениям искусства, несут в себе многоликие образы.

Коллега Омара Годинеса, художник Кира Гаврилова, выразив мысль, что абстрактное искусство, в первую очередь, надо смотреть ради эмоций и чувств, вспомнила, как однажды на выставке в Институте Сервантеса одна из картин Омара, посвященных трагедии в Гернике, вызвала у неё ощущение горящих углей. И добавила, что Омар Годинес абстракционист «вулканический»!

Красоте и богатству образных сравнений нет предела, их надо только почувствовать, ощутить.

Тринадцать полотняных живописных «окошек в мир истины» в полной мере дарили чувства, рождали образы и открывали одну главную художественную истину о человеке, в чьей жизни тесно переплелись Россия и Куба.

Эта истина проста: ум и душа художника всегда находятся

В ПОИСКАХ ИСТИНЫ…

«ВУЛКАНИЧЕСКИЙ». АБСТРАКТНЫЙ. «СОЛНЕЧНЫЙ»

«В поисках истины»… – странная фраза, она звучит неопределённо, независимо от времени и пространства, и даже с некоторой отрешённостью, как безличное предложение. Моросит… Темнеет… В такие минуты безучастья понимаешь, что в поисках истины можно пройти через множество заблуждений, проб и ошибок, глубоких разочарований. Но всё же…

Что-то заставляет ступать на этот путь… Какая-то внутренняя воля, неподвластная разуму.

«Куда ж нам плыть?» …Зачем пускать осеннюю лодку по золотым листьям, вдоль чернеющих и уносящихся ввысь стволов, зачем блуждать в этом огненном октябре, по этой пламенеющей осенней готике? …Испытывая на себе магию природы в падающем дожде, распластанном сером облаке, в растёкшемся влажном воздухе… Зачем забывать насущные правила ради вечных законов? И для кого они, эти законы – для богов или для простых смертных?

Но всё же…

Мы связаны друг с другом мыслями и чувствами, но в разной степени. Мы связаны не только с людьми, но и с окружающим миром. Мы ощущаем его в стелющейся горизонтали земли, в нависшей вертикали неба… И неизменно идём вглубь этой простой геометрии, когда понимаем, что другого пути уже нет, что все другие дороги уже пройдены. Мы можем пройти этот путь в одиночестве, но мы не одиноки в поисках истины…

«Куда ж нам плыть?» …Осознать, проникнуть в замысел – вот вечное стремление человечества в постижении мира, рождающее вечные сомнения и споры: вокруг философской мысли, научного воззрения, творческой сущности.

В то же время существование и развитие нашего мира невозможно без взаимопонимания. Всё обратится в хаос…

Духовное взаимодействие – это истинная ценность отношений на бытовом и небытовом уровне. Язык искусства, обращённый к человеческой природе, к родственным чувствам и ощущениям, имеет власть во многом объединять людей, поколения и целые общественные системы и противостоять негативным формам социокультурной среды.

Сколько произведений искусства стало общепризнанными мировыми шедеврами, духовным достоянием и памятниками культуры! Сколько высоких, благородных устремлений они продолжают нести в нашу жизнь!

Подлинное произведение искусства пластично и универсально – в нём отражена картина мира, вечные вопросы человечества. Такое произведение многомерно и может вмещать множество смыслов. Но заложенная в нём художественная истина представляется лентой Мёбиуса – единой и целостной, – и тогда, сколько бы ни было смысловых акцентов и прочтений, – прикосновение к главному неизбежно. Надо только перешагнуть за рамки, оставив позади плоскость сюжета, преодолев стелющуюся горизонталь и нависшую вертикаль, и идти вглубь, где кроется тайна замысла – неделимая идея.

Этот путь позволяет прикоснуться к богатствам выразительных средств и стилистических особенностей созданного творения, а главное, открывает личность художника, его мастерство, индивидуальную авторскую манеру, наделяющие произведения искусства уникальностью и неповторимостью.

Говоря о различии художественного видения и творческой природы, художник Кира Гаврилова наряду с «вулканическим» Омаром Годинесом упомянула «солнечного» Искана. И в этом мимолётном метафорическом сопоставлении кроется ещё одна истина – истина безграничности искусства, безграничности его форм познания и отражения жизни. Безграничности путей, ведущих, быть может, к одной и той же истине.

Немного абстрактно? Возможно. Но вполне допустимо, почему бы не высказаться двусмысленно и символично, если художники – абстракционисты, а их искусство стремится к символическому образному обобщению.

«Вулканический» Омар Годинес и «Солнечный» Искан Ильязов – звучит, как если бы в поисках истины сошлись земля и небо – вулкан и солнце: два разных мироощущения!

Сошлись, но не столкнулись, не уничтожили, не потрясли. Два колосса – как в древнем мифе, сходились герои и боги! Но земля бы не разверзлась, а небо не поглотило, извергающий вулкан не испепелил, а солнце не сожгло бы и не расплавило. Земля и небо – вулкан и солнце. И у каждого своё глубочайшее внутреннее звучание: интровертный вулкан – сдерживающий до времени в своих недрах потоки лавы, экстравертное солнце – исторгающее потоки лучей. Этот взрывной темперамент, раскалённый, огненный потенциал является на холсты не разрушительной силой, а источником живительной энергии и вдохновения. Он выливается на полотна то ослепительными золотыми красками Омара Годинеса, то сочными вариациями красного, оранжевого и синего у Искана Ильязова. Там есть бурные цветовые контрасты и нежнейшие, мягкие сочетания; концентрация цветового напряжения и покой.

Вулканический, Абстрактный, Солнечный – это красочная стихия, вознёсшаяся над повседневностью.

Безусловно, этих двух художников, членов ПАНИ, объединяет символическое видение мира, условное и обобщающее. Но по сути творческого метода они противоположны, как небо и земля, как мифология и наука, как физика и лирика. Искан работает в жанре геометрической абстракции. А это значит, другой рисунок, другое композиционное построение, другие формы передачи окружающего мира. Здесь математика играет большую роль.

Есть ещё одна параллель между этими художниками: черта, общая для творчества Омара Годинеса и Искана Ильязова, – это связь с Россией, которая составляет немалую часть их жизни. Но есть и черта, характерно отличающая их друг от друга. Если на формировании творческого взгляда кубинского художника сказалась латиноамериканская культура, то Искан глубоко изучал культуру европейскую.

Но всё же…

Если продолжить миф о том, как в поисках истины сошлись земля и небо – вулкан и солнце, что было бы дальше? Какие образы, какой лик явил бы «солнечный» Искан?

Со свойственной ему мудростью, как человек, уважающий чужие традиции, знания, мировоззрение, Искан Ильязов ищет связующую нить в своём творчестве и творчестве кубинского художника. Чтобы дать ответ, он ориентируется на понимание и духовное  взаимодействие.

В поиске главного он стремится найти точки пересечения со своим «вулканическим оппонентом». Не противоречить его художественным взглядам и не противопоставлять свою позицию, а постараться усилить звучание истины, которое уловил Омар Годинес.

Его задача – найти общее начало, объединяющее их, чтобы с дипломатической тонкостью говорить на «схожем языке». И он нашёл это взаимодействие, это проникновение «солнечного и вулканического», в схожей палитре некоторых холстов.

В его картинах чудесным образом рождаются аналогичные ощущения и ряд художественных образов, что и у Омара Годинеса. На своём языке геометриста Искан нашёл способ звучать в унисон с художником иного мифологического склада. И приблизиться к общему пониманию истины.

«Солнечный» Искан Ильязов изобразил свой живописный катрен, где в сжатых геометрических символах можно прочитать «вулканический» миф.

Смысл и образное решение картин Омара Годинеса «Черусти», «Взаимосвязи», «Слияние», «Преображение» соответственно подхватывают композиции Искана:

№ 122 (70×60); № 233 (70×80); № 265 (70×100); № 329 pier (150×90).

Он даёт свой космогонический ответ, из которого складываются четыре мифа.

«Миф первый. Внутренний мир»

Начинает мифотворческую игру Композиция 329 pier (пирс). Художник образно сравнивает её со «Stairway to Heaven» – «Лестницей в Небо»… Такое сравнение рождает призрачный мираж… и позволяет в этом ключе провести параллель с картиной «Преображение».

Композиция 329 pier (пирс) предстаёт как бесконечное отражение глубин: синей воды, туманного воздуха, бело-голубого неба. Кажется, что воздушная и водная стихии выстроили свой бело-голубой храм, сливаясь и дополняя друг друга, обнажая красоту то ли воды в тумане, то ли неба в облаках. Каждая стихия будто взаимно отражает другую, как в системе зеркал, и нет чёткого разграничения между водой и небом, и то ли золотистый луч солнца пролёг в облаках, то ли золотится в вышине отражённая, как в мираже, прибрежная кромка.

В то же время в этом мираже исчезает сам пирс, его материальность растворяется в водяной глади и теряется в воздушной пелене, он преобразуется в своё отражение и, вытянутый вертикально, то ли устремляется в туманную даль, то ли возносится в заоблачную высь. Он кажется древней пирамидой, ушедшей под воду или затонувшей в небесах. Этот восхитительный архитектурный мираж – порождение двух мировых стихий, союз Воды и Воздуха. И здесь невольно вспоминается мотив картины «Союз Земли и Воды» и его пирамидальная композиция.

Строгие прямые лини пирса-пирамиды в картине Искана напоминают о связи науки и искусства, законов природы и природной гармонии. В глубоком синем цвете отражена мысль, красота и энергия.

Однако «стихийный храм», творение Воды и Воздуха – лишь нескончаемый мираж. Он величественный, как природа, и зыбкий, как фата-моргана. Но он не исчезнет, не растечётся, не улетучится, а вот-вот изменится на наших глазах – он готов перевернуться, опрокинуться и из храма водного обратиться в храм небесный. И вот уже возникло новое видение: разверзлись небеса, а внизу проглянула золотая бездна… новый мираж…

В этом богатстве вымысла – суть художника, его творческое преображение…

Внутренний мир мастера подобен храму из хрупких энергий и тонких материй, где властвуют стихии, беспрестанно создающие в воображении бесконечную череду миражей.

«Миф второй. Творческий процесс»

Чтобы оживить внутренние образы, их необходимо наполнить энергией. Слова Искана: «Charged, like all my artworks (заряжена, как и все мои работы)», – подтверждают, что для него это важная составляющая творческого процесса.

На пылающий и потрескивающий в ночи костёр Композиции 233 художник предлагает посмотреть внимательнее и увидеть в языках пламени, языке метафор и языке красок отражение творческого акта – воплощение в жизнь идеи и замысла произведения. Здесь природу художника можно также уподобить проявлению творческой воли мировых стихий. Но во взаимодействие уже вступают другие силы – мощь и энергия другой пары: Огня и Земли. На картине хорошо различимы их устремлённые косые потоки, энергетические вихри, их взаимосвязь и проникновение друг в друга. Вот из земли прорывается росток, но не сгорает в огне. Он приобретает иные свойства и качества, и он существует. Он похож на чёрную молнию, и кажется, что земля превратилась в чёрный огонь. Вот красный огонь попадает в землю. В новой среде он преобразуется в новую материю. Коричнево-красный сгусток похож на живую клетку, на простейший организм, он приспособился и живёт.

Безудержная, стремительная энергия течёт, перетекает из образа в образ, передаётся от формы к форме, зарождая и образуя новое. Это своего рода возникновение жизни. Ведь Огонь – изначальная энергия (начальный принцип любого проявления).

Рождение живого искусства, наделённого мыслью, чувством и душой художника – главная цель и задача творчества.

Композиция 233, продолжая мифологическую игру, сопоставима с картиной «Взаимосвязи». Две стихии: Огонь и Земля цепко вросли друг в друга. Их взаимосвязь символизирует факел – свет знаний, всё освещающее. Звучит, как смешение двух родов: он – свет и Оно – освещающее всё. Похоже, светоч – здесь не только опыт познания, но и нечто Трансцендентное.

Чёрный росток и красные языки огня сродни переплетению всех тех физических и духовных корней, что формируют творческую природу, личность и талант мастера, позволяющие ему в момент наивысшего энергетического взаимодействия с окружающим миром прикоснуться к истине и вдохнуть в свои творения жизнь.

«Миф  третий. Внешний мир»

Следующий мифотворческий шаг выводит на уровень восприятия и отношения художника к внешнему миру. По мнению Искана, этот контакт напрямую связан с астральным энергообменом.

Идея символического священнодействия позволяет объяснить смысл Композиции 265 и ставит её в один ряд с картиной «Слияние».

Композиция 265 образно вмещает древнее философское учение и вновь обращает к пяти мировым стихиям, но теперь они уже явлены все вместе: Огонь, Земля, Воздух, Вода и Эфир. Их взаимодействие и влияние образуют связь энергий, сути, формы, духа, жизни.

А это всё необходимые элементы работы художника и творца.

Необычная композиция картины словно содержит в себе магию ритуального взаимодействия сущностей. Кажется, всё пронизано магией. И эту магию здесь творит математика и живопись. Простой рисунок геометрических прямых делит пространство на две равные части и рождает образ математической пропорции, где верхний числитель равен нижнему знаменателю. Но это равенство мнимое, и лишь центральная косая плоскость, подобная черте, делящей дробь, восстанавливает баланс. По цветовому решению эта косая стремится к «знаменателю», и кажется, что принадлежит ему, гармонируя по цвету. На самом деле она является частью «числителя», но по цветовому контрасту отторгается от него.

Взаимодействие этих трёх плоскостей: верхней, центральной и нижней, выглядит как слияние и взаимосвязь пяти мировых стихий, небесных и земных. В нижней плоскости отчётливо возникают энергетические образы синей Воды, красного Огня, коричневатой Земли. Их границы размыты, цветовая концентрация неравномерна – кажется, что их силовые потоки находятся в движении и вибрации, и одна форма энергии переходит в другую. В верхней плоскости различим образ голубого Воздуха и тонкого Эфира.

Композиционная диагональ рисунка создаёт движение сверху вниз. В этом видится символ энергии, приходящей сверху, рождающейся снизу и возникающей на стыке.

А стык как раз и есть смысловой центр картины. Он результат слияния двух стихий: Огня и Воздуха – красный и голубой в пространстве холста занимают наибольший объём.

Огонь и Воздух – в древнем учении это солнце и просвещённый дух, союз микрокосмоса и макрокосмоса – человека и Вселенной.

Этот союз связывает творца-человека и творца-природу. Искан акцентирует внимание на этой мысли. Центральная диагональ – самый динамичный образ картины, в нём ярко выражено движение и цветовой контраст, исполненный мощного золотого свечения.

Закон существования искусства – это неустанный обмен энергией между творцом, его творением и миром.

«Миф четвёртый. Дом художника»

Композиция 122 несёт в себе образ родного дома, где стол и зажжённая настольная лампа напоминают о тёплом, уютном домашнем вечере, постепенно переходящем в ночь. Тогда комната погружается во мрак, а освещённое пространство вокруг стола кажется особенно ярким и необычным, словно выхваченным из другого мира. Много неразгаданного можно обнаружить тогда на освещённой деревянной столешнице. Рисунок её фактуры весь складывается из набегающих друг на друга, теснящихся древесных волн, словно покрывающих поверхность океана, в глубине которого затаилась микрожизнь, хранящая память о древесном прошлом. Свет настольной лампы превращается в лунную дорожку, а сама луна исчезает в лунном затмении. Сказка и быль переплетаются воедино и становятся умиротворяющим, чарующим сном в царстве Эфира.

В мифотворческой игре Композиция 122 (если оторваться от бытового значения её символов) также предстаёт как образ дома художника и раскрывает картину «Черусти». Здесь есть все основные элементы: и восходящее снизу вверх движение, и центральный монолитный образ, и световой источник в углу, и нереальное пространство.

Коричневая плоскость с означенной деревянной фактурой, устремлённая вверх, похожа на сплотившиеся домики деревушки, издалека слившиеся в единое целое. Этот объект будто оказывается по ту сторону действительности и входит в яркое цветовое пространство фантастического мира. Вместе с тем цветовая гамма рождает в памяти образ пылающего домашнего очага и тепла от его огня.

Поверхность коричневого прямоугольника озарена голубоватым светом, который источает невидимый фонарь, спрятанный под таинственным чёрным кругом с оранжевой точкой, напоминающей знак стихии огня. Свысока этот чёрный круг кажется странным и чужеродным, но излучаемый из-под него голубоватый свет уже сроднился с коричневой поверхностью. Что же скрывает чёрный цвет? Быть может, свет истины?..

Powerful, subtle, shrouded in allusions,  esotheric, enigmatic, compelling, with colors perfectly calibrated and composition dynamically balanced.

BEAUTIFUL.

Ana-Liisa Viola,

10-2017

Мощно, тонко, окутано аллюзиями, эзотерически, загадочно, захватывающе, с идеально выверенными цветами и динамически сбалансированной композицией.

КРАСИВО.

Aна-Лииса Виола,

10-2017

Но всё же…

Если отвлечься от мифа и также принять его за величину отвлечённую, абстрактную, если бы в условии задачи дана была не схожая палитра художников, то тогда что можно противопоставить? Что взять за основу, говоря об истине с художником-геометристом? Какую константу? Быть может, число Фи или число Пи, а быть может, просто поставить Точку – как начало начал?

Если бы, как в математике, мы хотели установить искомую истину, стоило бы заглянуть и в другие холщовые окошки картин… за их простую холщовую вертикаль и холщовую горизонталь. … Там, в геометрической абстракции, простое подобие треугольников может стать сложным подобием судеб. Тождество фигуративное обратится в духовное. Там, среди пересечений линий и красок, на холщовых просторах, на живописном холщовом раздолье, вдруг блеснёт что-то… или мелькнёт какой-то бередящий луч?..  …Высвечивая истинное утверждение и ложное или Трансцендентное уравнение, или теорему о красоте, жизни, вечности, любви?

Там, где пробивается свет истины, холщовые окошки не гаснут, а холсты не горят…

«Куда ж нам плыть?» … Сгорают в солнечных лучах осенние дни. Окна больших домов, словно развешенные холсты в чёрном октябрьском небе. А может это и не окна вовсе… всё относительно. Как вычислить ответ и не ошибиться?

Но всё же…

Все дороги ведут в этот испещрённый листьями октябрь: все мифологические тропы, все математические пути… древний миф манит по-прежнему, но, кажется, пришла пора довериться древней математике и извлечь на свет несколько искомых истин, несколько красочных аксиом, сотворённых Исканом Ильязовым:

Композицию № 36 (40×30) rectangles ellipses acrylic+card ; № 344 acr (100×100) horoscope; № 322 (50×70) 2red pyramids w sun; № 43 (20×30).

Эта цифровая комбинаторика выглядит, как большой многочлен, куда можно внести ещё одну величину (x + y + z), где  (x – нумерология, y – алхимия, z – астрология).  (x, y, z), сквозят в геометрических построениях: фигурах, прямых линиях, замкнутых кривых, треугольниках, окружностях и овалах. Они проскальзывают в красочных соединениях плоскостей и граней.

Но все дороги сходятся в Точке, они ведут в точку десятого измерения, где открыто всё возможное и вообразимое! В это надо только верить, ведь аксиомы не требуют доказательств!

«Аксиома первая. Внутренний мир»

Композиция 322 (50x70) 2red pyramids w sun (2 рыжие пирамиды против солнца).

Глядя на них, физически ощущаешь их нагретую поверхность от лучей высокого далёкого солнца. В нежной успокаивающей дымке пирамиды молчаливо вырастают перед нами, храня прикосновения вечности.

Математическое решение этого образа складывается из двух больших треугольников внизу и маленького круга сверху. Два цвета: голубой и коричневый, наполняют фигуры духовным и художественным смыслом. Различные оттенки этих красок создают палитру иррациональных ощущений и ирреальных чувств. Голубое небо соединительной тканью простирается между пирамидами и солнцем, которые будто созданы из однородного коричневого нетленного вещества, …и избегут забвения.

В интеллекте художника Искана, отражённом в пространстве холста, можно зрительно увязнуть – столько образов он рождает, многозначных, многослойных, бездонных.

Между основательностью его знаний, остротой и отточенностью ума, согретого чувством, и царственными пирамидами на его картине легко создать аналогию.

В Композиции 322 внутренний мир художника раскрывается как древняя цивилизация, устремлённая к солнцу и к вечности. Свет истины и тайна знаний – главное сокровище этого мира и его душа. Тёплые и нежные краски передают этот образ. Солнце и пирамиды – вместилище света и хранилище знаний.

От них исходит тепло божественного светила, а внутренние лабиринты молчаливо хранят атрибуты тайных культов, язык науки и искусства.

Пирамиды – символ величия древних царств. Они олицетворяют точные математические расчёты, геометрические проекции, формы и построения, ориентированные на небесную сферу.

Сходящиеся в вершине, устремляющиеся к Солнцу линии, выражают единство, преодолевшее низший план множественности. Символ пирамиды заключает в себе число семь: где на четвёрке (основание пирамиды) стоит тройка (грань пирамиды) – материя, над которой доминирует дух.

Пирамиды Композиции 322 скрывают в себе эту древнюю философскую истину и символическое число 7.

Внутренний мир художника устремлён к постижению возвышенного и прекрасного.

«Аксиома вторая. Творческий процесс»

Композиция 344 horoscope (гороскоп) – символическая космограмма, отражающая в аспектах мощный творческий процесс. Его обусловливает поток энергий пяти мировых стихий, что зашифровано в рисунке. Это гороскоп художника – творца! И в этом кроется тайна.

Искан вновь обращается к древнему учению о мировых стихиях и возносит его на особый уровень образного понимания. В буквальном и переносном смысле он прочерчивает связь с астрологией, предлагая взглянуть на тайну творчества с космических высот. Она спрятана в символах. Содержащая огонь творения, она предназначена для посвящённых, стремящихся к действию, созиданию.

Рождённая Огнём и рождающая в Огне, сила творчества неисчерпаема.

Первичный элемент Огонь, непрерывно связан с другими элементами и пронизывает пространство Земли и космоса.

В многоплановой концентрической композиции картины Искана огонь повсюду. Стихия Огня здесь играет главенствующую роль и властвует безраздельно.

В центре Композиции 344 horoscope (гороскоп) – большой треугольник, знак огня: Красный Тригон – это главный образ. Он объединяет энергию трёх огненных знаков зодиака. Его вершины – это созвездия: Овен, Лев, Стрелец (огонь входящий, пребывающий, уходящий). Множественные треугольные фигуры на заднем плане знаменуют решительность гармоничность, активность и реализацию творческого потенциала.

Космограмму опоясывает красное кольцо, как красный «пояс неба», соответствующий движению солнца по зодиаку. Рисунок геометрических линий и фигур пульсирует, бьётся в «огненном круге», словно ищущая выход, творческая энергия художника, вобравшая огонь земной, небесный и солнечный.

И в следующее мгновение кажется, что красно-белый круг – это солнце, на которое натянута геометрическая сеть Красного Тригона, и возникает новый образ, новая астрологическая конфигурация «Ловец огня»!

Пространство вокруг изменяется, звёзды и планеты начинают энергично взаимодействовать и втягивают в творческий акт следующий план композиции: теперь в движение вступают два больших кольца. Они объединяются в зодиакальную окружность и логически завершают символ Красного Тригона.

Но 12 сегментов зодиака прячут дома 12 созвездий под яркими красками – их смысл неоднозначен. Противостояние усиливается – и в этой цветовой круговерти проступают образы пяти мировых стихий. Бежевый – Эфир, синий – Вода, оранжевый – Огонь, голубой – Воздух, чёрный – Земля. Они постоянно меняют варианты  цветовых сочетаний – образуя парные связи и различные энергетические структуры, переходящие в комбинацию биоритмов. Внешнее кольцо вновь распадается на две части. Словно двигаясь по кругу в разных направлениях, они фиксируют биоритмические токи.

Древний космос раскрывает свои бесконечные объятия.

И вдруг, совершив астрологический круг, вся концентрическая композиция превращается в дартс – новую конфигурацию. Дартс – это цель. Это стремление. Творческий огонь становится желанной целью и достигает апогея – выхода в космос, соединения с космосом.

Гороскоп символизирует высшую цель и замыкается на личности художника-творца.

Его характер, энергия, воля, знания, «духовная жажда», порыв определяют творческий процесс. Художник носит в себе знак огня. Природа отмечает его этим знаком. Красный Тригон – внутренняя печать истинного мастера.

Композиции 344 horoscope (гороскоп) математически строится на треугольнике (Красный Тригон) и четырёх окружностях. Здесь вновь возникает магическое число семь: четыре и три – символ пирамиды. Есть и ещё одна семёрка (в двух больших разноцветных кольцах гороскопа). 7 раз встречается оранжевый цвет – символ стихии Огня: 4 раза во внешнем кольце и 3 раза во внутреннем – 4 и 3 (материя и дух).

«Аксиома третья. Внешний мир»

Одна из характерных черт художника Искана – стремление быть частью современного мира, владеть достижениями современной цивилизации, принадлежать своему времени. При этом, он сохраняет в себе колоссальный запас знаний и неразрывную связь с культурным прошлым человечества. И если его внутренний мир подобен древней цивилизации, то она неразрывно взаимодействует с новейшей.

В Композиции № 36 (40x30) rectangles ellipses (прямоугольники и эллипсы) художник исследует внешний мир как связь с мировым информационным полем, пространством идей и образов, где охватываются процессы развития от самых древнейших цивилизаций до цивилизаций будущего.

Чистый разум стремится всё более и более проникнуть в эту среду. Количество знаний постоянно увеличивается. Современная цифровая цивилизация ассоциируется с огромным скопищем данных. Её усиленный информационный поток, как непрерывный поток сознания человека.

Композиция № 36 (40x30) rectangles ellipses (прямоугольники и эллипсы) – создаёт образ современного цифрового общества, это осознание внешнего мира как потока информации, выраженного символическим языком математики, логическим и упорядоченным.

Эта логика в художественной форме есть и в картине. Она отражена двумя видами фигур: прямоугольниками и эллипсами. Все красные прямоугольники расположены только горизонтально, жёлтые – вертикально, синие – по диагонали. Замкнутые кривые линии образуют только эллипсы и окружности (как частный случай эллипса).

Символический смысл картины можно прочитать несколькими способами.

Вариант 1. Матрица.

Это образ взаимодействия материального физического пространства (прямоугольники) и пространства информационного поля (эллипсы).

Цветовое решение также вносит своё значение и вновь напоминает о пяти мировых стихиях. Прямоугольники: красный – Огонь, жёлтый – земля, синий – вода. Они вписаны в общий светло-серый фон – Воздух. Над ними прозрачные эллипсы – неизменный Эфир.

Вариант 2. Двоичный код.

Прямоугольники и эллипсы образуют двоичную кодовую систему (прямоугольник – единица: 1, эллипс – ноль: 0). В картине 10 эллипсов, что тоже образует единицу и ноль. Двоичный код в основе двоичной системы счисления широко распространён в современной цифровой технике.

Сквозь двоичный код проглядывает один из образов древней математики.

Счётные палочки – одно из первых приспособлений для простых и сложных вычислений (многоцветные удлинённые брусочки). В картине 11 красных палочек, 15 жёлтых и 8 синих. В сумме 34, что даёт числа четыре и три, образующие магическое число семь.

Семь – число Вселенной, обозначающее целостность, совокупность и совершенство (семь лучей Солнца, семь главных планет в астрологии, семь металлов в алхимии) и многое-многое другое.

В Композиции № 36, как и в предыдущих работах, вновь встречается магическое число 7символ пирамиды, материи и духа. Закон Вселенной о преобладании духовного начала над материальным становится для художника энергетическим кодом, позволяющим в системе связей внешнего мира встраиваться в область информационного поля, совершая энергообмен.

«Аксиома четвёртая. Дом художника»

Устройство внутреннего мира художника спроецировалось на его дом.

Композиция № 43 (20x30)это та же пирамида, что и в Композиции 322, только открывшая свои тайные ходы, то есть своё внутреннее устройство, внутреннюю архитектуру. Можно видеть её галереи и святилища, где свершается духовный труд и таинства искусства.

Дом художника – это его продолжение, его психика, это он сам. Пространство живёт его энергией, пронизано его воображением, наполнено его знаниями, его привязанностями.

Четыре цвета, составляющие пирамиду, словно рисуют характер этого древнего по сути каменного строения. Оно внутренне подвижно и эмоционально, как живой организм. Оно улавливает творческую ауру художника и в ответ открывает многочисленные творческие порталы. Они могут возникать в совершенно неожиданных местах, следуя за мыслью художника, его идеей и желанием творческого эксперимента, раскрывая устремлённые к вершине, треугольные энергетические окна. В них чувствуется ритм своего особого волнового движения, устремлённого вверх. Они наполнены музыкой сфер!

В художественную студию может трансформироваться любой уголок дома, даже самый маленький, притом, что в доме есть главное «святилище» – мастерская художника. (Первая картина в жизни мастера «Рассветозакат» родилась на балконе квартиры во Франции, откуда можно было наблюдать эти прекрасные виды).

Две полосы над пирамидой – слились вместе, словно рассвет и закат, (словно напоминание о самой первой картине, о начале собственного творческого пути мастера). И в то же время они как два неба: синее, яркое, насыщенное небо Лазурного берега и хмурое, глубокое, задумчивое, философское небо России, с которыми художника сроднила судьба. Две широкие небесные прямые пролегли над пирамидой. Они пересекаются в бесконечности, в лёгкой голубизне треугольников неба.

А в иной бесконечности – в геометрической абстракции – открывается новая картина.

Серое основание пирамиды чуть изогнуто, будто отражая выпуклую кривизну Земли. Это горизонт! Как не вспомнить несложную заученную истину: большое видится на расстоянии. …Величественная пирамида вырастает из-за горизонта земли, но уже кажется, что это угол приоткрытой книги мироздания, которая тихо шелестит страницами.

В определённом ракурсе, при помощи цвета, прямые, треугольники и окружность создали ещё один рисунок.

Теперь остались простые математические вычисления. Если сложить воедино нижнюю часть картины, четыре отдела пирамиды: серый, коричневый, бежевый и золотой и верхнюю часть картины, три области небесной сферы: коричневый, синий и голубой, то в сумме получится семь.

Вновь семь: нижнее число 4 и верхнее число три – символ пирамиды, преобладание духа над материей.

Мир геометрической абстракции Искана повсюду: он и вокруг него – спрятан в самом течении жизни, он существует и в пространстве его дома, и живёт внутри самого художника. Простые математические понятия опираются на сложные художественные и во многом  поэтические образы.

Каждый элемент этого простого сложного мира может нести в себе частицы неуловимой истины – маленькие энергетические символы Вселенной.

Но одна истина проста: ум и душа художника всегда находятся

В ПОИСКАХ ИСТИНЫ…

А теперь, прежде чем подвести итог, хочется сделать последнее вычисление и пойти от общего к частному, но не путём деления, а путём художественного умножения. Если взять восемь строк из стихотворения Федерико Гарсиа Лорки «Гитара» в переводе Марины Цветаевой и умножить на четыре картины Искана, то каково же будет их произведение?..

(Лорка «Гитара», перевод М. Цветаевой; картины Искана)

  1. 1. Композиция № 36 (40×30) rectangles ellipses acrylic+card;

Начинается

плач гитары,

Разбивается

чаша утра.

  1. Композиция № 43 (20x30);

Так плачет закат о рассвете,

  1. Композиция № 344 acr (100x100) horoscope;

Так плачет стрела без цели,

  1. Композиция № 322 (50×70) 2red pyramids w sun;

Так песок раскаленный плачет

О прохладной красе камелий… 

Иным может показаться, что жанр абстракции больше для ума, нежели для души.

Но если художник говорит со зрителем от полноты сердца и заставляет воспринимать мир его глазами, то и этот вид искусства способен трогать душу.

Однако эмоциональное искусство – это ведь не предел. У всего есть идея, суть.

И если искусство, как считалось, должно нравственно совершенствовать человека, то может ли это делать абстракция?  Чтобы мысли рождались не приземлённые, а высокоассоциативные?

Наверное, если картины отстаивают эстетику прекрасного, то применительно к сегодняшнему дню это уже определённая нравственная позиция художника, определённая идея искусства!

…За окном осенний пейзаж, тонущий в осеннем густом тумане…

«Чего в мой дремлющий тогда не входит ум?»

И забываю мир – и в сладкой тишине

Я сладко усыплён моим воображеньем,

И пробуждается поэзия во мне:

Душа стесняется лирическим волненьем,

Трепещет и звучит, и ищет, как во сне,

Излиться наконец свободным проявленьем –

И тут ко мне идёт незримый рой гостей,

Знакомцы давние, плоды мечты моей.

(А.С. Пушкин. Осень (отрывок) XI строфа)

Быть может, и Осень… находится

В ПОИСКАХ ИСТИНЫ?..

 Светлана Волошина-Андрийчук,

 член Союза театральных деятелей России,

член Союза писателей России, действительный

член Петровской академии наук и искусств, профессор

 

Фото: коллаж «Листья. Осень в поисках истины»

 


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика