Понедельник, 08.08.2022
Журнал Клаузура

Евгений Михайлов. «На пути к морю». Рассказ

Я проснулся оттого, что вдруг исчез перестук вагонных колёс, приятно убаюкивающий меня. Поезд стоял. Вагон был наполнен шумной кутерьмой, какая обычно бывает по прибытию на конечную станцию, когда  пассажиры стремятся поскорее покинуть осточертевшее замкнутое пространство.

— Что, приехали?- позёвывая, спросил я.

— Ничего не приехали! Тутаевск это! Дальше поезд не пойдёт! – с непонятным злорадством ответила какая-то толстая тётка, волоча по проходу не менее пузатый чемодан на колёсиках.

Я огляделся. Моих соседей по купе и след простыл. Чета пенсионеров, мечтавшая погреться на морском песочке, проявила вдруг неожиданную прыть. А при посадке всё ныли, что не смогут подняться на верхние полки. Я сразу уступил бабке нижнее место. А вот моя соседка напротив, моложавая женщина лет под сорок, не старше, категорически отказывалась пустить деда на своё место. Вопрос решился только через начальника поезда и то после того, как старик доплатил разницу в стоимости билетов.

Вообще-то эта соседка ещё той птицей оказалась. Несколько раз пихала меня ночью ногой. Якобы я мешал ей своим храпом спать. Немного погодя выяснилось, что храпел старик.

Спрыгнув   на пол, я обеими ногами угодил в какую-то лужу. Оказалось, что моя бутылка коньяка, оставшаяся с вечера недопитой, при торможении состава упала со столика и разбилась. Да и кто бы её допивал?  Дед с бабкой сразу отказались, манерная дама сделала глоточек, ну и я пару раз приложился. Сейчас бы этот коньяк очень пригодился, Плохое начало!

Обтерев ноги казённым полотенцем, я натянул кроссовки, снял с багажного  отсека свой рюкзак и выскользнул в коридор. Однако бдительный проводник потребовал сдать ему постельное бельё. Пришлось вернуться в купе, поэтому из вагона я вышел едва ли не последним. Зато перекинулся с проводником парой слов. Он утверждал, что впереди из-за проливных дождей наводнение. Кое-где даже железнодорожные насыпи размыло. Сейчас местные власти займутся временным размещением и кормёжкой пассажиров. К морю будут отправлять автобусами.

На привокзальной площади народу собралось – не протолкнёшься, потому что после нас на второй путь прибыл ещё один поезд. Люди толпились кучками, бродили поодиночке, пребывая в состоянии нетерпеливого ожидания хоть какой-то информации о происходящем и наставлений на путь истинный.

Небольшой базарчик, приютившийся около вокзала, оказался в центре людского муравейника. Известно, что когда людям нечего делать, они принимаются поглощать пищу, лишь бы чем-нибудь себя занять. Поэтому нарасхват шли вареники,  пельмени, котлеты, рыба жареная.  Заманчиво, конечно, но в случае отравления кого винить и что делать? Поэтому я ограничился парой яблок, да варёной кукурузой. Пожилая женщина, у которой я их купил, поинтересовалась: — На море, значит, собрались? Подтвердив её догадку, я спросил в свою очередь: — А до моря отсюда далеко? Женщина ответила как-то неопределённо: — Да километров 120 будет, наверное.  Но я там не была ни разу.

— Вот как! А здесь давно живёте?

— С молодых лет. Приехала сюда по комсомольской путёвке на строительство химкомбината, да и осталась тут.

Видя, что я внимательно её слушаю, женщина продолжила: — Замуж вышла, дети появились. С комбината я уволилась, стала домохозяйкой.  Но муж травму получил на работе и прожил недолго. Осталась одна с двумя детьми.   До отдыха ли тут? От государства, правда, пенсию назначили по потере кормильца. Но на неё не проживёшь, пришлось снова на работу выходить. Так вот и состарилась незаметно. Дети выросли, разъехались. Одна живу. Казалось, можно и ехать к морю этому самому. Но у меня огородик, курочки опять же. Куда же тут поедешь?

Женщина вздохнула и огорошила меня неожиданной фразой:- А вам бы я тоже не советовала туда ехать.

— Это ещё почему?

— Да неуютно стало там последние годы. Местные все оттуда потихоньку уезжают. Проливные дожди, а за ними паводки совсем замучили. Жильё от этого  в негодность приходит, не успевают восстанавливать.  А теперь ещё и море второй год «цветёт».

— То есть, как это?

— Водоросль какая-то размножилась у побережья. Вода зелёная и густая как кисель. Говорят, на кожу плохо влияет. Природа просто выживает людей оттуда.  А ещё говорят, Сам теперь стал выходить из моря.

— Какой ещё Сам?

— Ну, Хозяин моря, иначе говоря. Кого настигнет, тому спасения нет. Высасывает напрочь. Только кожура и кости остаются.

Этот разговор вогнал меня в тоску. Что же делать, если на глазах рушится мечта? А я, между прочим, тоже ни разу не был на море. Во-первых, я долгое время испытывал водобоязнь, после того, как чуть не утонул в восьмилетнем возрасте. Во-вторых, в годы супружества моя жена не решалась на дальние поездки по причине плохого здоровья. А меня одного не отпускала, боясь, что я найду ей замену. Теперь, после долгожданного развода, я думал, что волен распоряжаться собой и своим временем. Неужели сразу осечка?

Мои размышления были прерваны громким детским плачем где-то поблизости. На ступеньках подиума перед зданием вокзала сидел охрипший от рёва малыш лет пяти – шести. Какая-то женщина безуспешно его успокаивала.

— Что с ним? – спросил я.

— Потерялся. А позвонить родителям не может. Телефон у него разряжен.

— Так давайте поспрашиваем зарядку у окружающих.

—  Да пробовала я. Безрезультатно.

Моя зарядка тоже не подошла. Ничего удивительного. Телефон у малыша был какой-то допотопный.

— Не плачь! – успокаивал я его, — Как зовут то тебя?

— Селёжа… — всхлипывал ребёнок.

— Ну, надо же! Я тоже Серёжа! Вот тебе, тёзка, яблоко. Пожуй и перестань хныкать.

Мальчик яблоко взял, но всхлипывать не перестал.

— Я писять хочу! –вдруг объявил он.

— Тогда пошли, — сказал я, взяв мальчонку за руку. Отвёл его за ближайший закрытый киоск.- Ну, делай свои дела, а я пока твоё яблоко подержу.

Через несколько секунд выяснилось, что Серёжа не может расстегнуть шортики.  Справились и с этим. Ребёнок заметно повеселел.  Я отвёл его на прежнее место, считая, что именно сюда явятся серёжины родители.

Тем временем на площади появился УАЗ-фургон с надписью  на борту «Штаб ЧС». По громкой связи собравшимся объявили, что пассажиров с детьми разместят на ночлег в гостинице, остальных — в палаточном городке, спешно сооружаемом поблизости. Каждому пассажиру будет выдан армейский сухой паёк. Отправка к морю будет производиться завтра утром автобусами.

Этот хороший шанс упускать я не собирался.  Минут через двадцать мы с Серёжей уже стояли в очереди на заселение в гостиницу, раньше многих добравшись туда на городском автобусе.  – Сейчас заселимся, отдохнём по-человечески, -размышлял я, — А если родители так и не появятся, завтра утром отведу малыша в полицию.

— Мужчина! А можно я выйду за вас замуж?! – услышал я приятный женский голос. Ко мне обращалась женщина, немного помладше меня. Внешность её соответствовала голосу. Слегка курносая, ротик маленький, глазки карие, фигурка получше, чем у моей бывшей. Догадавшись, что она вогнала меня в ступор своим вопросом, дама пояснила: — Видите ли, я тоже хотела бы устроиться в гостиницу. А поскольку вы стоите вдвоём с сыночком, то я могла бы сойти за вашу жену.

— Но ваша хитрость тут же будет разоблачена, как только вы предъявите свой паспорт – заметил я.

— А мы скажем, что в этой суматохе у меня украли сумочку с документами — не сдавалась женщина, — надеюсь, вы это подтвердите.

— Как прикажете к вам обращаться?

— Называйте меня Еленой Владимировной, можно Леной.

— Тогда придётся говорить, что в сумочке были документы нашего сына Серёжи.

— Это ещё лучше, выглядит совсем правдоподобно! — торжествовала самая хитрющая из дочерей Евы,- Я уверена, что всё у нас получится. Вы берите переговоры на себя, а я уж подключусь в крайнем случае. Поплачусь насчёт украденной сумочки. Кстати, вот она. Чтобы никому в глаза не бросалась, пусть пока у вас в рюкзаке полежит. Надо только Серёжу убедить называть нас папой и мамой.

— А как насчёт исполнения супружеского долга? – иронизировал я.

— Как мальчик уснёт, то без проблем, — отвечала Лена.

К моему удивлению наше вселение состоялось без сучка, без задоринки, благодаря актёрским способностям моей новоявленной жены. Она убедила не только Серёжу, но и администратора гостиницы.

Когда мы получили ключ от номера и три сухпайка, я осознал, что чудесам в жизни всегда есть место, если немного подсуетиться. Вскоре мы всей семьёй уселись трапезничать. Поначалу я уговорил Лену выпить по рюмочке  за успех операции, для этого с видом фокусника выудил бутылку «Белого аиста» из рюкзака. Затем был на очереди ароматный иван-чай (кипятильничек я всегда вожу с собой). Самса и крекеры с клубничным джемом оказались тоже очень вкусными. А для Серёжи я прихватил в буфете на этаже изумительный тортик с мороженым. Сухпайки оставили на завтра.

Солнце уже спряталось за горизонт, а Серёжа всё бодрствовал, всё спрашивал, когда папа с мамой приедут. Наконец стал позёвывать. Лена быстренько уложила его спать. Время исполнения супружеских обязанностей приближалось.

Вдруг раздался громкий стук в дверь и возгласы: — Откройте! Полиция! Когда я открыл дверь, в номер ворвалась дебелая женщина, чуть не сбив меня с ног. Она кинулась к спящему Серёже с криком: — Сыночка! Сыночка!

Подскочивший на кровати малыш сразу оказался в её объятиях.  За ней вошёл мужик, уступающий ей в весовой категории, в состоянии лёгкого подпития и со свежим фингалом под глазом. Затем в номере появились охранник и администратор гостиницы.

Дебелая, обращаясь к охраннику, с пафосом произнесла: — Эти люди похитили моего ребёнка! Задержите их.

— Перестаньте чушь пороть! – со злостью парировал я — Вы бросили своего ребёнка на жаре в тысячной толпе на длительное время. Его мучила жажда, хотелось в туалет. Вы ему даже бутылочки с водой не оставили.

Поэтому мы с женой решили устроить ребёнка в гостиницу, выдав за своего сына и на время вашего отсутствия оказывать ему помощь. Благодарности от вас, как я вижу, не дождёшься. Но хотя бы прекратите ваши глупые нападки.

Дебелая твердила своё, но Лена тоже не молчала: — Как вы можете так издеваться над собственным ребёнком? Он же весь зашёлся от плача. Неврастеника хотите вырастить? Где вы были всё это время?

— Это не выше дело! – взвилась дебелая.

— Нет уж, расскажите, почему ребёнка оставляете без присмотра и другим людям претензии предъявляете необоснованно, — рассудительно заметил охранник.

— Да это всё он! – серёжина мамаша кивнула на своего благоверного, — пива ему, видишь ли, захотелось. Да ещё в драку ввязался с какими-то хануриками. Вот и оказался в полиции. Я уж вымолила, чтоб отпустили. Штраф пришлось платить, иначе  пятнадцать суток ему светило.

— Ты, Клавдея,  помолчи. Не мог же я терпеть, когда мне кулаком в лицо тычут. — совершенно трезвым голосом сказал мужик, — Так, что мой обидчик уж точно передних зубов не досчитается. А началось всё из-за тебя, когда ты их воспитывать начала, чтоб не курили. Не за твоим же столом они сидели. А так слово за слово, и понеслась…

А мне серёжин отец сказал: Не переживай. Всё путём. Дай пять!

— Сколько дать? – удивился я.

— Да не понял ты ничего. Руку твою пожать хочу. Пятерню свою давай. Ты всё правильно сделал.

От избытка чувств  я предложил  мужикам допить коньяк, что мы и сделали, несмотря на укоризненные взгляды Клавдеи и администраторши.

Потом я сказал:- Ну, давайте устраиваться на ночь. Постелем матрасы на пол и ляжем поперёк. В тесноте, да не в обиде.

Ишь, чего придумал! – администраторша даже закашлялась от возмущения — Что, у нас тут ночлежка какая-то? Родители мальчика пусть остаются, а бездетные пусть топают в палаточный лагерь.

Оказавшись на улице ночного Тутаевска, я заметил: Что-то у нас, супруга, первая брачная ночь не складывается. Пойдём хоть пивка попьём.

Лена согласилась. Пивбар располагался на первом этаже развлекательного центра для взрослых «Кураж», принимавшего посетителей до двух часов ночи.

Мы на такси поехали в палаточный городок, где Лена отправилась к женским палаткам, издевательски  помахав мне рукой, а я поплёлся в мужской сектор. Утром  началась посадка в автобусы к морю, а моей «супруги» не было видно. Я даже переживать начал, но вот  появилась и она, запыхавшаяся, с огромной сумкой. Оказывается, ездила на вокзал за вещами. Ввалилась в уже отправляющийся автобус. Место, которое я для неё берёг,  минуту назад преспокойно заняла какая-то бесцеремонная старуха, заявившая:  — Что значит занято? Жена – не стена! Отодвинется. А я не могу сзади ехать. Там трясёт сильно.

Вот и пришлось Леночке довольствоваться задним сиденьем. Я всё же попытался поменяться местами с её соседом, но он почему-то отказался. Неужели на что-то рассчитывает? Как говорится, «Надежды юношей питают, отраду старцам подают» (с).

Но судьба упорно сводила нас вместе. По приезду выяснилось, что места у нас забронированы в одном и том же отеле с характерным названием «Эдвенчер»*

— Ну что, дорогая, повторим тот же трюк с заселением, что в Тутаевске?- поинтересовался я.

— Ещё чего?- замахала Леночка руками — У меня одноместный номер. К тому же, вдруг ты храпишь?

— Тогда буду приходить к тебе в гости.

— Если позову!- отвечала чаровница.

Но во время обеда она, проходя мимо моего столика, небрежно бросила:  — Зайди ко мне в 325-й, потолковать надо.

Я не заставил себя долго ждать, но дальнейшие события стали для меня полной неожиданностью.

Лена вдруг заявила: — Мне нужна твоя помощь. Поэтому я к тебе и в Тутаевске подошла.

— Да в чём дело-то?

— Я собираюсь выманить Хозяина моря к берегу и сфотать его. Эти фотки в моём блоге дадут мне множество подписчиков. Круто, правда?

Это ведь лучше, чем купаться в позеленевшей воде и тупо т…..я в отеле.

— Ну, зачем же тупо. Можно и со смыслом! – вставил я словечко.

— Может быть, — смилостивилась Лена — но только после фотосессии.

— Как же ты собираешься его выманить?

— С помощью вот этой штуковины – Лена ткнула ногой в какой-то предмет на полу у кровати.

— Я вгляделся:- «Стингер», что ли?

— Нет. Это генератор инфразвука. Мне рассказывали, что подобные твари идут на инфразвук, как ночные бабочки на свет костра. Но генератор довольно тяжёлый, мне его не удержать. Я и так с ним в дороге намучилась. Работать с инфразвуком будешь  ты.

— Откуда он у тебя?

—  Позаимствовала на время в одной лаборатории.

Мне эта затея не очень понравилась, но что делать, «если женщина просит»? «Эдвенчер» находился в трёхстах метрах от берега, поэтому  отчётливо слышался шум волн. Штормило. Лена торжествовала: — Шторм – это то, что нужно.

И вот мы на пляже. Море безостановочно швыряло на берег мощные валы зелёной воды.  Высота этих валов возрастала на глазах. Немногие смельчаки, пришедшие с нами, уже повернули назад. А нам этого и нужно было. Я расчехлил генератор, прикрутил плечевой приклад и встал наизготовку. —  Давай! – крикнула Лена. Генератор завибрировал у меня в руках, и я понял, что долго его не удержу. Минуты две-три, не более. Так и есть. Пришлось делать передышку. -Ну, что ты?!- стонала Лена, — Давай! Давай!

После второго залпа среди волн появилась какая-то серая масса, живая гора, стремительно приближающаяся к берегу. Размеры её потрясали воображение. Представьте себе медузу, увеличенную в десятки или даже сотни тысяч раз. Волны лютой злобы, исходящие от этой твари, шокировали нас. -Уходим быстрее! – кричал я, однако Лена оставалась на месте, вцепившись в фотоаппарат. Я схватил её за руку, но она вырвалась и, упав на галечник, покрытый зелёной слизью, пыталась ползти навстречу монстру. Сознание моё постепенно меркло. Однако прежде, чем свалиться без чувств, я интуитивно успел возопить к высшему разуму о спасении.

Я очнулся в сумерках, весь  покрытый слизью с отвратительным запахом. Поблизости валялся генератор, сплющенный так, словно по нему проехал каток. Шторм уже прекратился. Чуть поодаль лежало то, что осталось от Лены – кожистый мешок с костями. Костяшки пальцев сжимали «Никон».

Когда я приплёлся в отель, его постояльцы и обслуга с ужасом смотрели на меня, сокрушённо качая головами.

— Что же он тебя не съел? – слышал я не один раз.

Для меня это непостижимая тайна.  Возможно, Лена своей смертью спасла меня, если предположить, что чудовище насытилось, расправившись с ней.

А возможно, это действие высшего разума. В его существовании я никогда не сомневался, а теперь есть повод убедиться в его могуществе.

Бесспорным является только то, что мне нужно рвать когти отсюда, чем раньше, тем лучше. Вот только следователь не спешит меня отпускать. Расспрашивает об одном и том же по нескольку раз. Впрочем, и его можно понять. Ведь я у него – и  свидетель, и подозреваемый в одном лице.

Но нет худа без добра. Оказывается, Лена успела заснять этого монстра, выползающего на берег, причём следствию удалось получить изображение приличного качества. И я надеюсь, что все подозрения будут с меня сняты.

«Эдвенчер» — приключение (англ.)

Евгений Михайлов

фото взято с сайта seasons-project.ru


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика