Четверг, 08.12.2022
Журнал Клаузура

Резиденция и резиденты. Репортаж из Эдема

Вороша литературные события и ситуации, которые дарили нам дома творчества Союза писателей СССР, вспоминаешь наиболее яркие из них. В Переделкино Евтушенко читал нам свой поэтический, разошедшийся по миллионам читателей хит: « Со мною что-то происходит…» . Володарский предоставил для обсуждения свой  киносценарий в Прибалтике. Филатов из театра на Таганке знакомил писателей со своей  поэмой « Сказ по Федота молодца…» в Мариуполе. Евгений Рубенович Симонов, Народные СССР Ульянов и Лановой  показывали писателям фрагменты из премьеры  «Ричарда 111» в театре Вахтангова.

Подобную сеть   интеллектуальных «отстойников» для писателей  сплёли в свое время СП СССР и России от  Махачкалы – до Владивостока.

В 90-е вся эта система   «производства писателей»   рухнула.  Почти тридцать лет она пребывала в анабиозе,  подавая слабые признаки  жизни лишь на  семинарах и форумах, в которых конвульсивно, из последних сил  сотрясался Союз писателей России и прочие горделиво автономные  Союзы и Союзики.

Ныне  писательские Союзы собраные воедино и обретшие материальную базу в АСПИ, вернулись к подобной практике Домов творчества в форме «Литературных резиденций».  И это необходимо признать не только  ошеломляюще отрадным событием в творческой жизни писателей, но и неопровержимым фактором возрождения  Россией своего  интеллектуального потенциала.  Россия возрождается  в нынешнем  предельно  жестоком  периоде боевых действий на Украине. Возрождается, ломая  звериную ненависть Европейского Запада, Американского англо-саксонства к самому факту нашего существования. Возрождется,  очищаясь от липкой либерал-паутины внутренней пятой колонны, её адептов из блогерства и шоу-бизнеса, крысами с корабля сквозанувших  после  23 февраля за бугор. Где их окунули фейсами  в их  собственную тусовочную никчемность и творческие испражнения.  После чего начался ползучий  процесс возврата этой  либер-эстрадной братии  в ненавистную им «Рашку»,  которая их до этого озолотила. Возвращаясь к упомянутому вначале Евтушенко  с его « Со мною что-то происхдит…» пришёл на ум новый вариант этого поэтического хита с учётом нынешней ситуации. Рискуя вызвать вой и анафемы на свою голову, попробовал представить реакцию Евтушенко на происходящее  из его вечного покоя:

С страною что-то происходит:

К ней клятые «друзья» не ходят.

А липнут в либер-суете

Скунсообразные не те.

Под грохот «Градов» и « Точек-У», под  воинские залпы  над могилами своих героев страна мучительно, с тяжким скрипом обретает свою ведическую, славянскую геномо-сущность, и могущество, пропитанные справедливостью, правдой,  добрососедством, взаимовыручкой. И весь этот процесс идёт по нарастающей буквально во всех слоях общества, от рабочее-крестьянского – до  культурного.

Неделю назад  постоянный зритель театра Вахтангова, еще недавно   с подавленной брезгливостью  терпевший  русофобско-режиссёрские   выгибоны и  сценические  порномиазмы  наглого прибалта, буквально вышвырнул из зала  во время спектакля свистом и топотом  Урганта и Арбакайте, не вставших при исполнении Российского гимна.

На только что состоявшемся  Международном  форуме ШОС наглухо «изолированная» Россия  с её «разорванной в клочья экономикой» подписала с Китаем, Индией, Пакистаном, Иранов и постсоветскими государствами  СНГ десятки соглашений и контрактов  на сотни миллиардов  в долларовом  эквиваленте и в национальной валюте.

Но – к главной теме этой публикации – « Литературные резиденции». Речь пойдёт о Поволжской  Литературной резиденции при музее Черномырдина в Оренбургской области, в селе  Чёрный Отрог. Здесь  встаёт в полный рост филологическая неповторимость самого Виктора Черномырдина, громыхнувшего некогда на всю страну одним из своих  уникальных  перлов.

« Отродясь такого не видали, и вот опять!».

Его суть абсолютно точно транслируются в Литературную резиденцию, возникнувшую на базе музея.

Его «Отродясь»  состоит  из тридцати лет писательского прозябания без своих Домов Творчества, которых мы не видали этих 30 лет и о которых практически забыли. А «Вот опять!»  фанфарно извещает о Литературных резиденциях, возродившихся в новой форме  из бывших ДТ СССР.

Само вхождение писателя-абитуриента в «Литературные резиденции» организовано АСПИ, его главою  Сергеем Шаргуновым, Оренбургским куратором «Резиденции» от АСПИ Виталием Молчановым, Оренбургским сотрудниками АСПИ  Еленой Болотовой , директором музея С.Н Черномырдиной и сотрудником музея  Эвелиной Персияновой.

И все они – под щедрым, вдумчивым патронажем директора музея Светланы Николаевны Черномырдиной

Резиденция организована предельно продумано, рационально и комфортно.  Литературный  претендент предварительно заполняет анкету, где делится, прежде всего, мотивацией участия: зачем  резиденция ему, как писателю, над чем собирается работать, а так же подробные данные о себе и своём творчестве. Из претендентов отбираются наиболее перспективные, сразу же попадающие  в продуманный, и можно сказать, — обволакивающий   патронаж (отсутствующий в прежних ДТ СССР) кураторов АСПИ и музея:  —  чем резидент намерен добираться до резиденции, поездом или самолётом?

—  Какое жильё для него в резиденции предпочтительнее – гостиничного типа или отдельный коттедж ?

— Договор, где резидент даёт согласие на платные выступления перед читателями и предоставляет реквизиты банка или банковской карты для  перечисления гонорара.

После чего на почту резидента высылается электронный билет на избранный транспорт.

Сам музей – это своеобразная жемчужина Поволжья, где собраны  родственниками Черномырдина и  самим премьером ещё при жизни уникальные экспонаты  этой окраины Руси. Здесь генетически смешались более сотни народностей Степи и Леса, с их копьями, мечами, кольчугами, шатрами, избами, праматерью хлеборобства – крестьянскою сохой. С их битвами и  родственными связями между Ордой и русскими князьями.  В музее полнокровно и глубинно отражён сложнейший социум взаимоотношений между Золотой Ордой и  династическими соцветиями  князей, ясак на их правление, кровавые набеги друг на друга, в коих величественно  зарождался облик объединителя и собирателя  Руси Ивана Грозного .

Здесь,  при третьем в этом году заезде резидентов с 20 августа по 20 сентября  было написано Самарским поэтом и прозаиком  Владимиром Миклавчичем стихотворение о русском стяге, проросшем своим трёхцветием из той поры, и навеянное  экспонатами музея:

Булат и пепел, реки златолетий

Повенчаны с берёзовой судьбой.

В них – путь России: долог, тёмен, светел-

То пир горой , то самый смертный бой.

И через мысль, открытия и  бедность,

Полёт, расстрелы где-то наугад,

Твой лик – румяна, синь очей и бледность,

Твой стяг – червоно-синий пепел и булат.

Но время перейти к  самой сути резиденции – к условиям пребывания писателей, которые, как оказалось, незыблемо впечатал ещё в ХХ век  Виктор Степанович Черномырдин:

 Здесь вам не тут!

 Это его «Здесь», расположенное  на берегу реки Сакмара, встроено  в огороженную глухим забором территорию с бархатно-зеленым травяным ковром, из коего взметнулись  отягощённые багряными плодами кроны местной кустарниковой цацы-примы « Сулух-Оленьи рога». Средь них  кокетливо пророс двумя этажами   цветастый корпус гостиницы с уютными намерами, и несколькими отдельно стоящими коттеджами. «Здесь» же – спотртплощадка с баскетбольным и волейбольным полями, соседствующая … с домашнею, пузато-тыквенной плантацией.

Семейство из пяти котят, при входе в резиденцию, подкармливаемых резидентами,  очаровательно игривы,  и не было ещё ни одного лица, которое  не расползлось бы в умилении при виде баловства этих тигровых лилипутов.

Крутой бархатистый склон ведёт к вековому, могучему лесу, вздыбившемуся на берегу Сакмары необъятными кронами в Оренбургскую небесную синь. Сама река, до которой пять минут  хода  — тоже одна из жемчужин Оренбургщины, кристально чистый и  широкий водоход, поросший камышом по берегам, где  тяжко всплескивает,  с треском бьёт хвостом  щука в охоте за  рыбной белью из лещей  и сазанов, подло отрывая писателей от письменного стола  и правоцируя   на охоту за ней самою.

И наконец,  последнее, уютнейшее «Здесь» — отбывший обязательную, нередко выматывающие тяжкую  «пис-барщину» за письменным столом и напитавшись всклень Его Величеством Природой,   шесть   резидентов три раза в день усаживаются за роскошный стол в столовой, где  и  вкушают   поистине ресторанное меню, которое привозят персонально им из кафе музея.  Всё это «Здесь», в  насыщенной комфортом атмосфере резиденции музея.

А «Тут» было в Советских Домах творчества, где в комнатушках и столовых  бурлил писательский  многоголовый человейник  ваятелей нетленки – с видом на городские многоэтажки и, что гораздо реже, – на море.  Бесспорно,  Правленческие пис-тузы, блистательно описанные Юрием Поляковым в его романе « Весёлая жизнь или секс в СССР», и там имели  не меньший уровень обустроенности, чем в Оренбургской резиденции.  Но вот он факт: Музейно — Черномырдинский комфорт   был предоставлен резидентами образца  08-09. 2022 г.  отнюдь не  «тузовой» масти:

— Дмитрий Агалаков, прозаик из Самары;

— Владимир Миклавчич,  прозаик и поэт, тоже из Самары;

— Анатолий Лиджиев, подполковник ФСИН, поэт и переводчик из Астрахани;

—  Дина Мухамедзянова,  поэт и переводчик из Казани;

— Иван Бочарников, драматург из Нижнего Новгорода.

— Екатерина Мершина, совсем юная, начинающая поэтесса из Бугульмы, блаженствующая в  резиденции, как личинка в коконе – с предполагаемым  вылетом из него окрылившейся бабочкой.

Можно пространно и обстоятельно описывать условия для работы писателей. Но  наиболее ёмко и душевно  о Чёрном отроге и резиденции в нём  скажут   отзывы  «Здесь» ранее побывавших  резидентов:

«Удивительно сказочное место… здесь оживают легенды и по ночам можно  наблюдать неторопливо проплывающие НЛО… в Сакмаре плещется водяной, а в лесу трещит сухостоем Леший.

Анна Маменко, Краснодар».

« Попасть сюда было чудом, провести целый месяц-счастье. Красота берёт тебя за душу, она степенна и величава. Музей Черномырдина – знаковое явление, космический корабль посреди степи.

Ксения Вишневецкая, Таганрог»

« Здесь покой и воля, каждая минута бесценна и создано это счастье мудрыми людьми.

Инга Майорова, Самара».

Стараниями и стратегией директора С.Н. Черномырдиной   за резидентами закреплён транспорт, который шесть-восемь раз в месяц развозит  их по  событийным мероприятиям Оренбургщины. Мы побывали на экскурсии по Оренбургу, по его паркам. В музее Мусы Джалиля увидели    подлинные документы и тетради со стихами Джалиля на самодельных записных книжках,   узнали подробную историю  сопротивления этого гиганта мужества фашизму в лагере, его домашние вещи и утварь и отклики на его поэзию из многих стран мира.  Прослушали концерт гастрольного пианиста.

И, наконец, одно из самых  сильных впечатлений, почерпнутых в  музее – выставка  художников, уроженцев Чёрного отрога – братьев Буровых, с показом кинофильма о них, «Буровских  Парижанах». В Париже  экспонировались их картины – рядом с работами Пикассо и прочих мировых знаменитостей модерна.

Французские продюсер с  режиссурой  фильма  сняли   ошеломляющие до шока кадры из села Буровых Чёрный Отрог, где оба — с вилами и граблями в руках дают им интервью, будучи уже в ранге художественных грандов. В замызганных, потёртых кирзачах,  среди навозных куч, среди коров, свиней, гусей,  на фоне чертополоха и полусгнившего плетня.  Они — из этой унавоженной, шибающей аммиаком, надорванной трудом и нищетой стихии. Проросшие из забытой Богом и Горбельцинадой   сельхоз-глубинки, где  корни  их  предков,  которая облагородилась уже потом стараниями Премьера, они,  не рассуждая,  подчинились таинственным протуберанцам красоты внутри себя, позвавший  их к холсту и краскам.    И стали рисовать – вначале на  оторванных от шкафа дверцах – за неимением холста. Потом пустили в дело старые рубахи, загрунтовав их  клеем и олифой, сколачивая самодельные подрамники — из  отслуживших свое оглоблей для телеги.

Пожалуй, в их картинах, прорвавшихся во всемирную известность Парижской  галереи, и в них самих и кроется загадка всей Руси, которую, стервенея в злобе, никак  не может разгадать всё скопище, ополоумевшей от русофобии Европы, лакействующей  перед Америкой.

Осталось лишь увенчать  творчество Буровых перлом их легендарного земляка  с его  кондовой  неповторимостью,  впечатавшейся в память:

«Сказал бы, этими вот, как говорится, руками».

Этот шедевр Виктора Черномырдина о них, о Буровых, сказавших миру своими руками художников о Руси более, чем многие тома исследований.

Время подвести итоги и высказать пожелания. Итоги у каждого резидента были разные, некоторые написали здесь нечто новое в прозе и поэзии, некоторые закончили давно  начатые вещи, закончить которые в   домашнем существовании не было возможности. Единственно всеобщей была сердечная благодарность АСПИ и музею за предоставленные возможности ПИСАТЬ, не отбиваясь от  цепкой, обволакивающей   бытовщины  в реальной и жесткой жизни. И может быть станет полезной  пожелание Шаргунову и Черномырдиной логически закольцевать, замкнуть и завершить весь тот набор услуг писателям, когда заканчивается срок их резиденции.

Сергей Александрович!

Светлана Николаевна!

Позвольте изложить нам  наши доводы.  Прозаики, поэты – лучшие из них, отобранные  жюри АСПИ, могут надеяться  на издание своих творений и на публикацию в каком-либо сборнике, журнале.

Но драматурги, написавшие пьесы, так и останутся «висеть» в припекающе жгучей неопределённости, поскольку пьеса —  всего лишь изначальное словесное  сырьё. И она обретёт реальный статус пьесы  лишь в том случае, когда фамилия автора появится на афише  спектакля, поставленного по этой пьесе.

Так может быть есть прямой смысл закольцевать     систему  резиденции ТЕАТРОМ?!  Найти, или, что фантастично, создать при АСПИ театр,  репертуар которого  или  определённая часть его, вберёт в себя написанные в резиденции пьесы? Ныне идёт великая  перетрубация и трансформация театров. Так почему бы не «трансформировать» какой-либо  театр, как составную часть резиденций? Со сцены такого, «своего» театра  могут звучать не только пьесы, но и музыка, написанная на стихи резидентов, или иные камерные вещи музыкальных резидентов, которых по слухам, готовится приглашать к себе музей и АСПИ.

И в этом случае  СМИ и TV, фиксирующие  возрождение  и  поддержку Российского творческого интеллекта, получат  гораздо большую платформу и фактуру для  критики и аналитики, ибо по мнению Евтушенко : « Поэт в России больше чем поэт».  Но мы убеждены   не менее, что  « Театр в России больше чем театр».

  …

Евгений Васильевич Чебалин,

академик, Действительный член Петровской академии наук и искусств,

 Лауреат Международных премий «Золотое перо Руси»

  И «Русский Гофман»,  Член Союза писателей России и Евразийской

  Гильдии писателей OPEN EURAZIA.

фото взято из открытых источников


1 комментарий

  1. Инга

    Действительно ошеломляюще отрадное событие в творческой жизни писателей —
    возрождение Домов творчества в форме
    » Литературных резиденций», особенно интересно о Поволжской Литературной резиденции при музее Н.С. Черномырдина
    в Оренбургской обл., в селе Чёрный Острог, уже принимающей резидентов … Это надо читать всем, очень увлекательная , полезная информация… Спасибо автору и рада за писателей…

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика