Понедельник, 26.09.2022
Журнал Клаузура

Жизнь как разведка боем… (Из цикла: «Листая страницы Эпохи»)

 

Сила поэтического таланта обладает магнетизмом истины, её нравственной и духовной красотой в служении человеку, его будущей судьбе. На изломе перемен в нашем обществе для современника продолжают звучать откровения о настоящем и грядущем, дорогих сердцу: Булата Окуджавы, Юлия Ким, Владимира Высоцкого и многих других Эпохи «шестидесятничества».

Булат Окуджава: «Когда мне невмочь пересилить беду…».
Юлий Ким: «Моя матушка Россия»
Владимир Высоцкий: «Жизнь как разведка боем…»

Булат Окуджава: « Когда мне невмочь пересилить беду…»


Булату Шалвовичу Окуджа́ва (1924- 1997), отечественному поэту, переводчику, прозаику, сценаристу, барду, композитору отмечено 9 мая 98-летие со дня рождения. Как участник Великой Отечественной войны он был награждён орденами Отечественной войны I степени (юбилейный выпуск) (1985) и Дружбы народов (1984).А также медалями: «За оборону Кавказа» (1944), «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», «Двадцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» (1965), «Тридцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» (1975),«Сорок лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» (1985), «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» (1995), «50 лет Вооружённых Сил СССР» (1968), «60 лет Вооружённых Сил СССР» (1977), «70 лет Вооружённых Сил СССР» (1988). Награждён также медалью Жукова (1996) и Почётной медалью Правления Советского фонда мира. . . Булат Окуджава . . Он был членом Союза писателей СССР (1962) и членом партии КПСС (1956—1990). Ему были присуждены первая премия и приз «Золотой венец», Югославия (1967); Приз «Золотая гитара» на фестивале в Сан-Ремо, Италия (1985); Почётная степень доктора гуманитарных наук Норвичского университета, США (1990); Премия «Пеньо Пенев», Болгария (1990); Премия «За мужество в литературе» им. А. Д. Сахарова независимой писательской ассоциации «Апрель» (1991); Государственная премия СССР (1991) — за сборник стихотворений «Посвящается Вам» (1988); Премия «Русский Букер» (1994) — за автобиографический роман «Упразднённый театр». (1990). Стал почётным гражданином г. Калуги (1996).
Б. Окуджава создал около двухсот авторских и эстрадных песен, а также стал одним из наиболее ярких представителей жанра «авторской песни» среди «шестидесятников». В авторской песне на первое место он всегда ставил текст. Мелодия приобретала функцию музыкального аккомпанемента, усиливающего лиричность звучания стиха. «Для меня авторская песня — это прежде всего стихи. Поющий поэт», — так сам Булат Окуджава определял специфику жанра. Он считал, что «…важно, чтобы те самые чувства, которые владеют мною, автором песни, в момент её исполнения завладели бы и слушателями…»
Тревоги и боль окружавшего Б. Окуджаву мира перемешивалась с трагедией недавних событий Великой Отечественной войны. На эту тему им, совсем юным участником военных действий, было создано проникновенное стихотворение-песня «До свидания, мальчики». Название и первые строчки песен рисовали войну как величайшую народную трагедию («Вы слышите, грохочут сапоги», «Простите пехоте», «А мы с тобой, брат, из пехоты»).
В послевоенные годы лирика Булата Окуджавы стала жизнеутверждающей и светлой, он органично влился в движение «шестидесятников». Его девизом стало — автор должен выделять и показывать во всех красках окружающий мир, за этим было желание показать счастливых людей даже тогда, когда вокруг счастья явно не хватало. Он стал ярчайшей звездой лирического монотеатра, такой проникновенности и сердечности, для того чтобы слушатель смог поверить в силу Любви, в хрупкость и одновременно силу нашего мира, который зависит только от наших устремлений, честности, доброты. В этом жанре Б. Окуджава сформировал своё направление.
В 1961 году в г. Харькове состоялся первый в СССР вечер авторской песни Б. Окуджавы. Лирический герой поэта стремился будоражить человеческие умы. Его главным желанием было сделать души людей более чуткими и отзывчивыми. Эта тема звучала и в стихотворении «Полночный троллейбус». Это настоящее соединение одиноких душ создавало ту общность, которую Б. Окуджава продолжил в другой своей известной песне с трогательным названием «Надежды маленький оркестрик под управлением любви». Любовная тема занимает у него совершенно особое место. Влюблённый человек у поэта готов навечно предаться великому таинству любви, забыв о сне. Но, безусловно, главный мотив любовной лирики Б.Окуджавы – это поклонение любимой женщине, её обоготворение. В 1962 году он впервые в фильме «Цепная реакция» исполнил песню «Полночный троллейбус»:
«Когда мне невмочь пересилить беду,
когда подступает отчаянье,
я в синий троллейбус сажусь на ходу,
в последний,
в случайный.
Полночный троллейбус, по улице мчи,
верши по бульварам круженье,
чтоб всех подобрать, потерпевших в ночи
крушенье,
крушенье.
…Полночный троллейбус плывет по Москве,
Москва, как река, затухает,
и боль, что скворчонком стучала в виске,
стихает,
стихает.»
Звучало его песенное трепетное признание родному московскому Арбату: «Ах, Арбат, мой Арбат»:
«Ты течёшь, как река. Странное название!
И прозрачен асфальт, как в реке вода.
Ах, Арбат, мой Арбат, ты — моё призвание,
Ты — и радость моя, и моя беда»….

Булат Шалович считал, что: «…творческий вечер автора — это прежде всего форма духовного общения единомышленников, друзей поэзии. Авторская песня — это серьезные раздумья о жизни человека, может быть, трагические, может быть, острые. Ведь авторская песня родилась как раз из этих трагических раздумий, из острых сюжетов, из клокотания души. Когда-то, обращаясь к Москве, я писал: „Но если бы ты в наши слезы однажды поверила, ни нам, ни тебе не пришлось бы грустить о былом». О чем эта грусть? О жестокости нашей жизни. О недоверии к личности. Неуважении к личности. О крушении идеалов. О разочарованиях. Об утратах. Об эфемерности надежд. Обо всем этом надо говорить…»
Б. Окуджава участвовал в работе литературного объединения «Магистраль», работал редактором в издательстве «Молодая гвардия», затем был заведующим отделом поэзии в «Литературной газете». Был членом учредительного совета газет «Московские новости» и «Общей газеты», членом редколлегии газеты «Вечерний клуб». В числе своих любимых писателей он называл А. С. Пушкина, Э. Т. А. Гофмана и Б. Л. Пастернака.
В 1967 году, во время поездки в Париж, поэт записал 20 песен на студии «Le Chant du Monde» и в 1968 году на основе этих записей во Франции вышла первая пластинка песен Окуджавы — Le Soldat en Papier. В том же году, в Польше была записана пластинка его песен в исполнении польских артистов, а песня «Прощание с Польшей» была представлена в исполнении самого автора. В 1970 году на экраны вышел фильм «Белорусский вокзал», в котором исполнялась песня Булата Окуджавы «Нам нужна одна победа». В общей сложности песни поэта и на его стихи звучат в более чем 80 фильмах.
Булат Окуджава вместе с композитором Исааком Шварцем создал 32 песни. Наиболее известные среди них — песня «Ваше благородие, госпожа Удача» (использована в известном фильме «Белое солнце пустыни»), песенка кавалергарда («Кавалергарда век недолог…») из кинофильма «Звезда пленительного счастья», романс «Любовь и разлука» из фильма «Нас венчали не в церкви», а также песни из кинофильма «Соломенная шляпка». В середине 1980-х Окуджава записал два диска-гиганта: «Песни и стихи о войне» и «Автор исполняет новые песни».
Песни Булата Окуджавы завоёвывали популярность сначала в СССР, а затем и среди русской эмиграции. Некоторые песни стали особенно близки слушателям своей романтикой. Стала популярной песня «Возьмёмся за руки, друзья…»(Союз друзей»):
Поднявший меч на наш союз достоин будет худшей кары.
И я за жизнь его тогда не дам и самой ломанной гитары.
Как вожделенно жаждет век нащупать брешь у нас в цепочке.
Возьмемся за руки, друзья, возьмемся за руки, друзья,
Чтоб не пропасть по одиночке…».
Эта песня стала гимном многих слётов самодеятельной песни и фестивалей, как и песня «Молитва Франсуа Вийона» («Пока Земля ещё вертится…»:
«Пока Земля еще вертится, пока ещё ярок свет,
Господи, дай же ты каждому, чего у него нет:
Мудрому дай голову, трусливому дай коня,
Дай счастливому денег… И не забудь про меня.

…Господи, мой Боже, зеленоглазый мой!
Пока Земля еще вертится, и это ей странно самой,
Пока ей ещё хватает времени и огня.
Дай же ты всем понемногу… И не забудь про меня».
Б. Окуджава как-то высказался по поводу названия этой песни: «Никакого отношения к Франсуа Вийону эта песня не имеет. Я написал стихи о себе, о своей жизни. Но в редакции не захотели это так печатать, и я назвал их «Молитва Франсуа Вийона». Но это было давно, теперь уже так не делают.»
С 1989 года Б. Окуджава стал членом-учредителем русского ПЕН-центра. Были изданы его «Избранные произведения в 2-х томах» (1989). Произведения Б. Окуджавы были переведены на множество языков и изданы во многих странах мира. За границей также выходили его книги на русском языке. В 1990-е годы Б. Окуджава в основном жил на даче в Переделкино. В это период он выступал с концертами в Москве и Санкт-Петербурге, в США, Канаде, Германии и Израиле. С 1992 года он— член комиссии по помилованиям при Президенте РФ, с 1994 — член комиссии по Государственным премиям РФ, штаб-квартире ЮНЕСКО в Париже. Была учреждена премия имени Булата Окуджавы.
Булат Окуджава родился в Москве в семье большевиков, приехавших из Тифлиса (Тбилиси) для партийной учёбы в Коммунистической академии. Отец — Шалва Степанович Окуджава, партийный деятель; мать — Ашхен Степановна Налбандян, родственница армянского поэта Ваана Терьяна. Дядя Владимир Окуджава — анархист-террорист, бежавший из Российской империи после неудавшейся попытки покушения на губернатора Кутаиси; позднее фигурировал в списках пассажиров пломбированного вагона, доставивших Ленина, Зиновьева и других революционных лидеров из Швейцарии в Россию в апреле 1917 года. Прадеда по отцовской линии звали Павел Перемушев. Он приехал в Грузию в середине XIX века, прежде отслужив 25 лет в нижних чинах, получил за это земельный надел в Кутаиси. Был женат на грузинке Саломее Медзмариашвили. В браке родились три дочери. Старшая из них — Елизавета — вышла замуж за Степана Окуджаву, писаря, с которым у неё было восемь детей, в том числе и Шалва —отец Булата.
Вскоре после рождения Булата его отец, Шалва Окуджава был направлен на Кавказ комиссаром грузинской дивизии. Мать, Ащхен же осталась в Москве, работала в партийном аппарате.
Няней Булата была простая русская женщина — Акулина Ивановна, скромная и набожная. Она вероятно, очень сильно повлияла на не по-кавказски умиротворенный и задумчивый характер Булата. Вот как он сам описывает свою няню: «Добрая, толстенькая, круглолицая, голубые глазки со слезой, множество скорбных морщинок в невероятном сочетании с добросердечием, с тихими медовыми интонациями: «Да что же это ты, малышечка, расшалилси?.. Ай не стыдно? Стыдно? Вот и славно, цветочек… А Боженька-то все видит и думает: что ж это цветочек наш расшалилси?.. Во как…”».
В автобиографическом романе «Упраздненный театр» Окуджава вспоминал: «Молилась Акулина Ивановна не размашисто, не истово, не показно, а почти про себя, где-нибудь в укромном уголке, щадя, наверное, несуразных безбожников, молодых и непутевых, но тоже сердечных и щедрых, и за них, быть может, просила, чтобы её деревенский Бог оборотил свой лик и к ним, несмотря ни на что. Белый платок с поблекшим розовым орнаментом она будто бы и не снимала… Мамины укоризны не обескураживали Акулину Ивановну, но тихая смущенная улыбка возникала на ее губах…».
Вот фрагмент одного из стихотворных посвящений Б. Окуджавы Акулине Ивановне (1989):
«…Акулина Ивановна, нянька моя дорогая,
в закуточке у кухни сидела, чаек попивая,
напевая молитвы без слов золотым голоском,
словно жаворонок над зеленым еще колоском…»

На учёбу Булат был отправлен в Тифлис, учился в русском классе в 43-й тбилисской средней школе. Отец был повышен до секретаря Тифлисского горкома. Из-за конфликта с Берией он обратился с просьбой к Орджоникидзе направить его на партийную работу в Россию и был переведён на Урал парторгом на строительство вагоностроительного завода в городе Нижний Тагил. Затем он стал 1-м секретарём Нижнетагильского горкома партии и вскоре выписал семью к себе на Урал. Булат начал учиться в школе № 32.
В 1937 году отец Окуджавы был арестован в связи с троцкистским делом на Уралвагонстрое. 4 августа 1937 года Ш. С. Окуджава был расстрелян. Два брата отца также были расстреляны как сторонники Троцкого. Вскоре после ареста отца, в феврале 1937 года, мать, бабушка и Булат переехали в Москву.
Мать Окуджавы была арестована в Москве в 1938 году и сослана в Карлаг, откуда вернулась в 1947 году. Сестра отца Ольга Окуджава (супруга поэта Галактиона Табидзе) была расстреляна под Орлом в 1941 году.
Булату на тот момент было 12 лет, но мальчик всё понимал, а точнее — прочувствовал. Так родилось глубокое неприятие Сталина как человека — это было не абстрактное несогласие с политикой вождя, а глубинное, личное, интимное чувство.
Он вспоминал: «Как почти все в детстве и отрочестве, я пописывал стихи. Каждое стихотворение казалось мне замечательным. <…> Близкие очень меня любили и всякий раз, прослушав новое стихотворение, восторженно восклицали: “Гениально!”…».
Позже (1979) Булат Окуджава написал:
«…Убили моего отца
ни за понюшку табака.
Всего лишь капелька свинца —
зато как рана глубока!
Он не успел, не закричал,
лишь выстрел треснул в тишине.
Давно тот выстрел отзвучал,
но рана та еще во мне.
Как эстафету прежних дней,
сквозь эти дни её несу…»
В 1940 году Булат Окуджава переехал к родственникам в Тбилиси. К моменту начала Великой Отечественной войны Булату было 17 лет, он учился в школе, работал на заводе учеником токаря. На фронт его не брали. Вместе со сверстниками он начал полугодовой штурм военкомата. О настойчивости школьников пойти на войну и упрямом военкоме он написал впоследствии (1961 год) автобиографическую повесть «Будь здоров, школяр». Именно такими словами, как правило в военкомате, отвечал им капитан Качаров: «Чтобы я вас здесь больше не видел, ясно? Надо будет, сами вызовем. Все. Бывайте здоровы, школяры».
На войну Булат отправился лишь в августе 42-го, хотя фактически достиг совершеннолетия в мае. И вот вчерашний школьник стал уже настоящим солдатом на настоящей войне.
Как говорил сам поэт, «очень смешным солдатом» — эта метафора будет сопровождать его всю жизнь и станет одним их центральных образов-ощущений для определения самого себя. Так страница жизни под названием «детство» была перевернута навсегда.
В августе 1942 года он был направлен в 10-й отдельный запасной миномётный дивизион. После двух месяцев подготовки с октября 1942 года был направлен в в 214-й полк 5-ый корпус, а 16 декабря 1942 года под Моздоком был ранен. Не смотря на 4 месяца службы Булат увидел и понял, что такое война и смерть. После госпиталя в действующую армию не вернулся.
С января 1943 года служил в 124-м стрелковом запасном полку в Батуми и позже радистом в 126-й гаубичной артиллерийской бригаде большой мощности Закавказского фронта, прикрывавшей в этот период границу с Турцией и Ираном. Был демобилизован в марте 1944 года в звании гвардии красноармейца. На фронте Окуджава написал свою дебютную песню — «Нам в холодных теплушках не спалось». К сожалению, текст этой песни не сохранился. «Впечатление от фронта было очень сильное, потому что я был мальчишкой. И потом уже, впоследствии, когда я стал писать стихи, первые мои стихи были на военную тему. Много было стихотворений. Из них получились песни. Из некоторых. Это были в основном грустные песни. Ну, потому что, я вам скажу, ничего веселого в войне нет», — писал Б. Окуджава. .
Вернувшись в Тбилиси, получил аттестат о среднем образовании и в 1945 году поступил на филологический факультет Тбилисского университета. Вторая песня, «Неистов и упрям» («Гори, огонь, гори»), была написана в 1946 году. Стихи Окуджавы впервые появились в гарнизонной газете Закавказского фронта «Боец РККА» (позднее — «Ленинское знамя»), сначала под псевдонимом А. Долженов.
Получив в 1950 году диплом, по распределению
работал учителем русского языка и литературы в калужской школе № 5. Впечатления этого периода жизни позже легли в основу его рассказов. Булат Окуджава несколько раз приезжал в калужскую школу, передал в дар школьному музею книги, грампластинки с записью своих песен. Работая в Калужской области, Б. Окуджава сотрудничал с газетой «Молодой ленинец». В 1956 году выпустил свой первый сборник «Лирика».
После реабилитации обоих родителей и XX съезда КПСС переехал в Москву. Популярность к Б. Окуджаве пришла очень быстро — спокойный и добрый человек, поющий искренние, простые песни под аккомпанемент гитары, быстро стал известным. Уже через два года после переезда в Москву Окуджава провёл свой первый официальный творческий вечер в Харькове.
Б. Окуджава познакомился с Ю. Ким, матери обоих поэтов отбывали срок в известном «Алжире», не зная друг друга, а сыновья стали не только единомышленниками. Булат относился к Юлию как к младшему брату, с нежностью и даже посвящал ему песни. Одна из песен, о трудных для Юлия в середине 70-х, о его тогдашнем состоянии, содержали такие строки:
«Вот приходит Юлик Ким и смешное напевает.
А потом вдруг как заплачет, песню выплеснув в окно.
…За что ж его не любили наши власти?
За российские ли страсти? За корейские ль глаза?
Может быть его считали иудеем? Вот так здрасьте!
Может, чудилось им в песнях диссидентов голоса?..»

В период советского «шестидесятничества» молодёжь также называли «детьми XX съезда КПСС» по тому историческому событию, когда по словам историка А.В. Шубина: «впервые партийная практика была подвергнута проверке не с точки зрения интересов „пролетариата“, то есть партийного руководства, а с точки зрения „общечеловеческой“ морали, что сразу же было подхвачено молодыми общественными деятелями, деятелями науки и культуры». Также автор указывал на то, что основой мировоззрения диссидентов, стала антиномия между произволом власти и индивидуальной автономией личности.
Для рождения образа коммунистического будущего сыграли также произведения в жанре научно-социальной фантастики, повлиявших на настроение в обществе, и прежде всего роман «Туманность Андромеды» Ивана Ефремова. Это время было ознаменовано успехами в освоении космоса, что способствовало повышению уровня общественного оптимизма.
С новой силой зазвучали слова поэтов нового жанра, порождённого культурой «шестидесятников»: в авторской песне. При этом традиции устной поэзии продолжали вечера в Политехническом музее. Там выступали в поэты: Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, Белла Ахмадулина, Роберт Рождественский, Булат Окуджава.
В 1970-м году режиссер Андрей Смирнов снял фильм «Белорусский вокзал». Для художественного и логического завершения замысла не хватало только одного — главной музыкальной темы. Тогда обратились к уже широко известному Булату Окуджаве. Он просмотрев часть отснятых кадров, все же решил взяться и написать настоящую окопную песню — такую, какую действительно могли исполнять солдаты. Найдя первые строчки: «Здесь птицы не поют, деревья не растут…», Б. Окуджава стремительно закончил песню, поэт набросал и музыкальную тему. Придя к режиссеру фильма, он застал в студии и композитора Альфреда Шнитке, который сочинил аранжировку его музыкальной темы, но при этом настоял, чтобы был указан Булат Окуджава автором музыки к родившейся песне «Нам нужна одна победа»:
Здесь птицы не поют,
деревья не растут,
и только мы плечом к плечу
врастаем в землю тут.
Горит и кружится планета,
над нашей родиною дым,
и, значит, нам нужна одна победа,
одна на всех — мы за ценой не постоим.
Припев:
Нас ждет огонь смертельный,
и все ж бессилен он.
Сомненья прочь, уходит в ночь отдельный
десятый наш десантный батальон…»

На генсека страны, Л.И. Брежнева большое впечатление произвела душевная песня Б. Окуджавы — он растрогался настолько, что впоследствии ему часто играли эту композицию. Сам автор песни вспоминал, что впервые почувствовал себя музыкантом, когда «Здесь птицы не поют» исполнили во время торжественной церемонии встречи иностранной делегации в аэропорту, которую он наблюдал по телевизору.
Позже Булат Шалович опубликовал повести «Бедный Авросимов» («Глоток свободы») (1969), «Похождения Шипова, или Старинный водевиль» (1971) и написанные на историческом материале начала XIX века романы «Путешествие дилетантов» (1976, 1978) и «Свидание с Бонапартом» (1983).
С началом перестройки Булат Окуджава стал принимать активное участие в политической жизни страны, заняв активную демократическую позицию. Он встретил перестройку с надеждой, искренне считая, что стране необходимы коренные преобразования. Он верил, что «глоток свободы» (так он еще в 1969 году назвал свою повесть) поможет советскому обществу измениться в сторону уважительного отношения к человеку, гражданину.
Став одним из учредителей русского ПЕН-центра, известный поэт вскоре вышел из КПСС и занялся правозащитной деятельностью (в том числе в комиссии по помилованиям при Президенте РФ). Будучи членом Совета общества «Мемориал» он писал (1981):
«Ну что, генералиссимус прекрасный?
Твои клешни сегодня безопасны —
опасен силуэт твой с низким лбом.
Я счёта не веду былым потерям,
но, пусть в своём возмездьи и умерен,
я не прощаю, помня о былом…»
Так или иначе, в целом перестройка стала звёздным часом поколения и вершиной его успеха. По мнению философа и политолога А. С. Ципко, сама перестройка явилась «продуктом шестидесятничества, продуктом тех идей, иллюзий, ценностей, которые складывались у целого поколения советской интеллигенции под влиянием разоблачения так называемого „культа личности Сталина“».
Однако вместе с крушением СССР и демонтажем социалистического строя кончилась и общественная востребованность «шестидесятников». Новая социальная реальность принесла совсем другие понятия, проблемы и вопросы, в одночасье сделав неактуальным весь дискурс, на котором строилась шестидесятническая культура.
В последние годы творчества Окуджава осмысливал прожитое, возвращаясь к истокам и вновь мысленно проходл свой путь. Одновременно он обнажал несовершенство окружающего общества, упрекая тех, кто стоял у руля общества.
Своеобразным идеалом искусства для поэта стал живописец Пиросиани, аскет, которому едва хватало денег на еду и краски на протяжении всей его жизни. Тем не менее этот художник всегда изображал жизнь в моменты ликования и праздника, творя во имя будущего. В финале стихотворения Б. Окуджава призывал читателя к философским размышлениям о смысле жизни.
Булат Шалович в 1991 году перенёс операцию на сердце в США. В интервью журналу «Столица» в 1992 году Окуджава говорил: «Взять наши споры с мамой, которая, несмотря на то, что 9 лет провела в лагерях, оставалась убеждённой большевичкой-ленинкой». Он осуждал войну в Чечне, а в январе 1996 года Б. Окуджава был среди деятелей культуры и науки, призвавших российские власти перейти к переговорному процессу.
Опубликованные произведения Булатом Шаловичем (выборочно):
Проза: «Фронт приходит к нам» — М.: Детская литература, 1967;
«Товарищ песня». — Кишинёв: изд. «Литература Артистикэ», 1980;
«Глоток свободы» (1966; пьеса).
Переводы: Мирнели Мириан Горная тропа: Стихи / пер. с. груз. Б. Окуджавы. — М.: Советский писатель, 1965. — 62 с.; Стихи / пер. с арм. Б. Окуджавы. — М.: Художественная литература, 1984. — 222 с.
Киносценарии: «Верность» (1965; в соавторстве с П. Тодоровским; постановка: Одесская киностудия, 1965)
«Женя, Женечка и „катюша“» (1967; в соавторстве с В. Мотылём; постановка: Ленфильм, 1967); «Частная жизнь Александра Сергеича, или Пушкин в Одессе» (1966; в соавторстве с О. Арцимович; фильм не поставлен); «Мы любили Мельпомену…» (1978; в соавторстве с О. Арцимович; фильм не поставлен)
Сборники поэзии: «Лирика» [Стихотворения и поэма «Весна в октябре»] — Калуга: издательство газеты «Знамя», 1956. — 64 с.; « Март великодушный» — М.: Советский писатель, 1967. — 144 с.; «Арбат, мой Арбат» — Худож. Вл. Медведев. [Фото Арбата 1932 года работы А. Родченко]. — М.: Советский писатель, 1976. — 128 с. и др.
В 1997 году во время поездки по Францию Б. Окуджава заболел гриппом, на почве которого развились осложнения. 12 июня 1997 года, на 74-м году жизни, он скончался в военном госпитале пригорода Парижа Кламар. Перед самой смертью был крещён с именем Иоанн в память о святом мученике Иоанне Воине. Это произошло в Париже по благословению отца Иоанна (Крестьянкина).
Булат Шалович Окуджава похоронен на Ваганьковском кладбище Москвы (участок № 23, за колумбарием) На надгробии был поставлен памятник — каменная глыба с именем поэта и композитора с рукописным шрифтом, выполнил скульптор Георгий Франгулян.
Памяти Булата Шаловича Окуджавы: Открыт Государственный мемориальный музей Булата Окуджавы в Переделкине на ул. Довженко, 11 (основан— в1998, открыт –в 1999).); Московская школа № 69 носит имя Б. Ш. Окуджавы(1998); Его имя носит культурный центр «Дом Окуджавы» в Нижнем Тагиле с музейной экспозицией ( 2017); Имя Б. Окуджавы присвоено астероиду № 3149; В честь Булата Окуджавы назван лайнер Боинг-737 (бортовой номер VP-BKN) авиакомпании «Аэрофлот — Российские авиалинии».
Памятники: 8 мая 2002 года в Москве был открыт первый памятник Булату Окуджаве (Монумент установлен на углу Арбата и Плотникова переулка).; 8 сентября 2007 года был открыт памятник Окуджаве в Москве во дворе Центра образования № 109. Автор обеих скульптур — Георгий Франгулян; В честь 80-летия поэта в калужской школе № 5 открыт барельеф Окуджавы; 9 мая 2015 в Нижнем Тагиле, на фасаде школы № 32 открыта мемориальная доска в память о Б. Ш. Окуджаве, учившемся в её стенах в 1936—1937 годах.
Фестивали и конкурсы имени Булата Окуджавы: Международный фестиваль Булата Окуджавы; Ежегодный московский фестиваль «И друзей созову…», посвящённый Булату Окуджаве; Открытый городской конкурс патриотической авторской песни имени Булата Окуджавы, Пермь; Израильский международный фестиваль памяти Булата Окуджавы; Всероссийский фестиваль авторской песни и поэзии «Песня Булата в Колонтаево»; Всероссийский фестиваль авторской песни и поэзии «Песня Булата на Байкале»; Всероссийский фестиваль-конкурс «Возьмемся за руки, друзья», Нижний Тагил.

Юлий Ким: «Моя матушка Россия»

«Прислушаться –
Твой гимн от скорби может излечить,
А вслушаться – из мертвых воскресить…»
Булат Окуджава
Юлий Черсанович Ким— отечественный замечательный поэт, бард, киносценарист, драматург. Песенная пьеса-композиция «Московские кухни» (1991) стала своеобразной вехой темы диссидентства в творчестве Ю. Кима. Дискография автора насчитывает более ста дисков, аудио- и видеокассет с записями песен. Его песни вошли во все антологии авторской песни, а также во многие поэтические антологии современной русской поэзии, в числе которых «Строфы века» (составитель Евгений Евтушенко, 1994).
Юлий Черсанович стал членом Союза кинематографистов (1987), Союза писателей (1991), ПЕН-клуба (1997). Он автор около пятисот песен (многие из них звучали в кинофильмах и спектаклях), трёх десятков пьес и десятка книг. Он стал лауреатом премии «Золотой Остап» (1998), лауреатом нескольких музыкальных и литературных премий, в том числе Государственной премии имени Булата Окуджавы(1999).
Был награждён медалью «Защитнику свободной России» (2001) — «За исполнение гражданского долга при защите демократии и конституционного строя 19—21 августа 1991 года». Стал лауреатом: Царскосельской художественной премии(2003), литературно-музыкальной премии «Признание-2006» (в номинации «Бард года», учреждённой Сибирским фондом по увековечиванию памяти Владимира Высоцкого (2007), а также
лауреатом Национальной премии «Музыкальное сердце театра» в номинации «Лучший текст песен (автор / перевод)» (2007).
Стал обладателем «Бард-Оскара» (Казанский международный фестиваль,2009) и лауреатом премии «Поэт» (2015),
обладателем премии Юрия Штерна(2015).
Юлий Ким один из самых ярких диссидентов времен СССР. Были в его биографии и печальные страницы, когда ему, как диссиденту, приходилось отстаивать свое право на творчество. Для многочисленных поклонников кинематографа, Ю. Ким – автор знаменитых кинохитов, украсивших популярные в прошлые годы кинофильмы.
В дискографию барда вошли десятки пластинок, аудио- и видеокассет, самыми популярными из которых стали «Театр Юлия Кима» и «19 октября». Песни автора занимают почетное место в истории отечественной бардовской песни.
По мнению композитора Геннадия Гладкова, творчество Юлия Черсановича стало таким притягательным из-за внутренней чистоты поэта, которую он смог сохранить несмотря на все жизненные невзгоды. Сам же поэт-песенник считает, что главным его оружием все эти годы была природная ироничность. Он был автором и соавтором сценариев к спектаклям и музыкальным постановкам, в числе которых «Кто Царевну поцелует?», «Московские кухни» и «Сказка Арденнского леса».

В 1970-х Ю. Ким прославился, как автор песен для лент «Засекреченный город», «Бумбараш» и особенно—«Точка, точка, запятая»:

«Точка, точка, запятая —
Вышла рожица кривая.
Ручки, ножки, огуречик,-
Получился человечек!
…Что вы, что вы! Очень важно,
Чтобы вырос он отважным,
Сам сумел найти дорогу,
Вычислить разбег.
Это трудно, это сложно,
Но иначе невозможно:
Только так из человечка
Выйдет человек!
…Просто надо быть правдивым,
Благородным, справедливым,
Умным,
честным,
сильным,
добрым —
Только и всего
…Но потом идти придется
Через горы и овраги…
Так что прежде, человечек,
Выучись ходить!»
В 1974 году он стал членом Московского профсоюза драматургов. Его творения «Белеет мой парус», «Ходят кони» стали настоящими хитами для многих поколений любителей кино и музыки. Особенно запомнилась слушателям песня—« Волшебник»:
Приходит день, приходит час,
Приходит миг, приходит срок —
И рвётся связь.
Кипит гранит, пылает лёд,
И лёгкий пух сбивает с ног —
Что за напасть?
Вдруг зацветает трын-трава,
Вдруг соловьём поёт сова,
И даже тоненькую нить
Не в состоянье разрубить
Стальной клинок!

…Нелепо, смешно, безрассудно, безумно —
Волшебно!..
Когда тобою решено
Добиться благородной цели,
То остаётся лишь одно:
Осуществить мечту на деле.
И вот, покинув отчий дом,
Идёшь, исполненный отваги,
И пусть овраги, пусть коряги —
Ты всё равно идёшь своим путём,
Ты всё равно идёшь своим путём.

…То круто вверх, то резко вниз,
Опять полез — и вновь расшибся.
А слева смех, а справа свист:
«Эй, признавайся, что ошибся!»
А ты всё дальше напролом,
И видишь сквозь туман и слёзы —
Всё шире даль, всё ближе звёзды,
И ты не зря идёшь своим путём…».

Большинство песен Ю. Кима были написаны на собственную музыку, в то же время многие были написаны в соавторстве с такими композиторами, как Геннадий Гладков, Владимир Дашкевич, Алексей Рыбников.
. Произведения Юлия Ким вошли в несколько литературных сборников, которые стали активно публиковаться в период перестройки. В конце 90-х супруга Ирина тяжело заболела, и семья приняла решение переехать в Израиль. С 1998 года поэт живёт попеременно в Иерусалиме и Москве. Российское гражданство поэт сохранил и продолжал жить на два государства. Когда Ю.Ким вошёл в редколлегию издания «Иерусалимский журнал», его творчество стало популярным и среди жителей Израиля. Он участник и один из организаторов проекта «Иерусалимский альбом».
В 2002 году Ю. Ким перевёл с французского языка на русский мюзикл «Нотр-Дам де Пари», и стал автором либретто русской версии этого знаменитого спектакля, как и большинства его песен. Позже на сцене Театра оперетты в Москве были поставлены мюзиклы «Монте-Кристо», «Граф Орлов», «Анна Каренина», автором либретто которых стал Ю. Ким.
В 2008 году Юли Черсанович стал героем программы «Линия жизни» на телеканале Культура. В 2010 году написал стихи на музыку П. Чайковского к полнометражному мультфильму Гарри Бардина «Гадкий утёнок» (по Х. К. Андерсену).
В 2016 году состоялась презентация книги «И я там был», состоящей из воспоминаний автора о родных людях и милых его сердцу местам – Москве, Иерусалиму, Камчатке. Он стал лауреатом премии Московской Хельсинкской группы в области защиты прав человека — «За защиту прав человека средствами культуры и искусства» (2016). В декабре 2021 года поэт стал гостем передачи «Дифирамб», выходящей на радио «Эхо Москвы», а в конце месяца состоялся юбилейный вечер барда в честь его 85-летия «Букет из разнотравья», прошедший в Московском Доме музыки.
Юлий родился 23 декабря в 1936 году в Москве в семье переводчика с корейского языка Ким Чер Сана, который работал в издательстве «Иностранный рабочий», учился в ГИТИСе и Нины Валентиновны Всесвятской, учительницы русского языка и литературы. Юлий Ким говорил: «Я с детства терпеть не могу антисемитизм – так меня воспитала моя русская мама Нина Валентиновна Всесвятская». Мама была, по словам Юлия Кима, из старинного разночинного рода, происходящего от образованных священников. Это были люди – плоть от плоти самых что ни на есть чеховских земских интеллигентов, известных подвижническим служением народу. Его прадед Василий Павлович Всесвятский служил настоятелем Угодско-Заводской церкви и лично крестил Георгия Жукова.
Любовь к поэзии у Юлия зародилась в самом раннем детстве. Поэт-песенник не получил музыкальной образование. Игре на гитаре его обучила любимая тетушка.
В 1937-м родители попали под каток репрессий: сначала «за связь с японскими шпионами» расстреляли отца, вскоре отправили в ссылку мать, навесив на нее ярлык жены «изменника родины». Будущему поэту не исполнилось и двух лет, когда его вместе с четырехлетней сестрой Алиной отправили в детский дом. К счастью, детей разыскал дедушка и забрал их к себе в Наро-Фоминск. Так брат с сестрой оказались на попечении деда и бабушки со стороны матери, позже их воспитанием занялись сестры ссыльной Нины Валентиновны. После освобождения она вместе с детьми поселилась в городке Малоярославец близ Калуги. Опасаясь новых репрессий волны арестов 1951года, тем более, что жить без кормильца было крайне тяжело, мама решила перебраться в Туркмению, где в те годы были более дешевые продукты.
В Москву Юлий смог вернуться лишь в 1954 году. В родном городе он сдал экзамены в педагогический институт, выбрав для себя историко-филологический факультет. В институте, в кругу таких же творческих людей, Юлий Ким смог реализовать свой потенциал, ему повезло учиться в одно время с будущими известными бардами: Юрий Визбор, Вероника Долина, Вадим Егоров.
Юлий Ким занимался в литературном кружке, участвовал в студенческой самодеятельности. Уже в то время он не только писал стихи, но и исполнял их как песни под семиструнную гитару. Собственные композиции Юлий начал сочинять ещё в юности, в середине 50-х, подбирая на гитаре мелодии на свои стихи. Окончив вуз (1959), молодой специалист уехал по распределению на далекую Камчатку (п. Ильпырский Карагинского района). Уже в эти годы Ким стал писать и разыгрывать с учащимися авторские песенные композиции с интермедиями и вокальными сценами, в которых были все элементы мюзикла. О том периоде своей жизни, Юлий Ким говорил: «Это было, пожалуй, самым сильным впечатлением моей жизни, поэтому меня туда всегда тянуло, и я потом раз десять там побывал…»

Всё взрослое поколение 60-х годов, прошлого столетия помнло эти незатейливые строки песенки «Рыба-кит» поэта Юлия Кима, пришедшие из Всесоюзного радио и детских журналов: «Пионер» и «Мурзилка». Его первые концерты состоялись в Москве в начале 1960-х годов и молодой автор быстро вошёл в круг самых популярных бардов России. В Москве работал в школе № 135, затем на полгода вновь уехал в Ильпырскую школу.
В начале 1960-х он участвовал в концертах собирая полные залы москвичей. В 1963 году он выполнил первый профессиональный заказ — сочинил песню для фильма «Улица Ньютона, дом 1» («Ленфильм», реж Т. Ю. Вульфович), затем последовали заказы от Мосфильма, от киностудии им. Горького, от киностудии им. Довженко. Широко известны его песенные работы в фильмах «Бумбараш», «Обыкновенное чудо», «Про Красную Шапочку», в его фильмотеке — свыше пятидесяти названий.
C 1965 по 1968 год преподавал литературу, историю и обществоведение в школе-интернате №18 при МГУ имени М. В. Ломоносова, откуда по требованию Московского ГК КПСС вынужден был уволиться. Особенно показательна была его песня: «Отчаянная песенка преподавателя обществоведения»:
Люди все, как следует, спят и обедают,
Чередуют труд и покой.
А я, бедный, общество ведаю, ведаю…
А оно заведует мной.

А оно всё требует, чтоб его ведали,
изучали вдоль, поперёк.
И, притом, не как-нибудь хитро и въедливо,
а вот только так и назубок.

…Выберу я ночку глухую, осеннюю,
уж давно я всё рассчитал,
лягу я под шкаф, чтоб при слабом движении
на меня упал «Капитал! »
Или прозвучавшие такие строки из его—Скажи:
«…А если в жизни только раз
Ты вскрикнул:
– Не могу молчать! —
И охнул, съёжился, погас,
Зарёкся вообще кричать, —
…То знай:
Когда на небесах
Предъявишь ты, чего достиг,
Всё перевесит на весах
Твой этот вырвавшийся крик.»

Увольнение было вызвано также участием Юлия Кима в правозащитном движении и подписанием им ряда протестных заявлений против реставрации сталинизма в СССР, а также редактированием не подцензурного правозащитного бюллетеня «Хроника текущих событий». В 1967—1969 годах Ю. Ким подписывал многочисленные коллективные письма с требованиями соблюдения прав человека, адресованные властям. В 1968 году после ухода из школы, как он говорил: «стал обычный злоязычный либерал», вошёл в круг диссидентов (инакомыслящих), «шестидесятников». Позже он так рассказывал о людях, своих единомышленниках: «…Им свойственно было ощущение отнятых отцов – войной ли, НКВД. У всего нашего поколения отобраны были старшие: отцы, дядья, тётки. Наше поколение можно назвать обманутым. Но не только обманутым, но и воспрянувшим от этого обмана, преодолевшим его.»
ХХ съезд КПСС – (14.02.- 25.02. 1956 года, наиболее известен осуждением культа личности и косвенно идеологического наследия Сталина. «Шестидесятников» по праву называли детьми ХХ-го съезда. Большинство из них были выходцами из интеллигентной или партийной среды, диапазон их рождения – 1918-1935 года.
Вера в коммунистические идеалы была для большинства «шестидесятников» самоочевидной, борьбе за эти идеалы их родители посвятили жизнь. Однако в детстве им пришлось пережить мировоззренческий кризис, так как эта среда сильно пострадала от так называемых сталинских «чисток». У некоторых из них родители были посажены или расстреляны.
Один из известных представителей этого течения Евгений Евтушенко характеризовал «шестидесятников», как поколение предрасположенных к страху людей, но отчасти победивших его и в своём стихотворении, поэт , так отразил это чувство:
«Кто были мы, шестидесятники?
На гребне вала пенного
в двадцатом веке как десантники
из двадцать первого.
И мы без лестниц, и без робости
на штурм отчаянный полезли,
вернув, отобранный при обыске
хрустальный башмачок поэзии».

В 1963 году Юлий сблизился с Петром Якиром, будущим своим тестем, – сыном расстрелянного вместе с Михаилом Тухачевским, выдающегося командарма Ионы Якира.
Вскоре поэт написал песню о судьбе Петра Якиры:
«Сказание о Петре Якире, который родился в 1923, а сел в 1937».
Юлий Ким, вместе со своим тестем П. Якиром и И. Габаем, был соавтором обращения «К деятелям науки, культуры и искусства» (январь 1968 года) о преследованиях инакомыслящих в СССР.
К этому же периоду относится и ряд песен Кима, тематически связанных с «диссидентскими» сюжетами: суды, обыски, слежка и тому подобное. Это было связано и с сочинением сатирических песен на злобу дня, получивших широкое распространение наряду с песнями Александра Галича и Владимира Высоцкого. Сотрудниками Комитета государственной безопасности(КГБ) была запрещена его концертная деятельность Ю. Кима, но препятствовать его работе в театре и кино КГБ не стало. Так написание музыки и песен для театра и кино приобрел для него профессиональный характер (но, до 1985 года в титрах он писал под псевдонимом: «Ю. Михайлов»).
После увольнения Юлий смог полностью окунуться в творческую жизнь. За сочинения определенной направленности барда то и дело вызывали на Лубянку, но поэт продолжал свою диссидентскую деятельность. В своих произведениях он громил тоталитаризм и высмеивал систему вместе с её заскорузлым партийным аппаратом. Из-за постоянного прессинга со стороны гос. органов количество концертов пришлось сократить и Юлий Ким продолжал писать композиции для театральных постановок и кинофильмов. В 1963 году бард работал над текстами к фильму «Улица Ньютона, дом 1» и даже снимался в небольшой эпизодической роли. В середине 60-х Ю. Ким начал заниматься общественной и правозащитной деятельностью. Он стал одним из активистов, чья подпись в числе первых появлялась на коллективных письмах к чиновникам, где главными требованиями были: соблюдение прав человека и прекращение травли «инакомыслящих».
В 1968 году состоялась первая театральная работа — семь песен (вместе с музыкой) для Калининского ТЮЗа (спектакль «Одной любовью меньше», реж. Р. Г. Виктюк), а в 1969 году — сразу две: семнадцать вокальных номеров для комедии Шекспира «Как вам это понравится» (театр на Малой Бронной, режиссёр П. Фоменко) и двадцать два вокальных номера для спектакля «Недоросль» (Саратовский ТЮЗ, режиссёр Л. Д. Эйдлин).
К этому времени уже широко распространились сочинения автора, на московских кухнях распевали его песни «Господа и дамы» и особенно полный грусти и горького юмора его «Адвокатский вальс»:
«Серьёзные взрослые судьи,
Седины, морщины, семья…
Какие же это орудья?
То люди, как люди, как я!

…Ведь правда моя очевидна,
Ведь белые нитки видать!
Ведь людям должно же быть стыдно
Таких же людей не понять!

Ой, правое русское слово —
Луч света в кромешной ночи…
И всё же ты вечно звучи.»

Многие поклонники поэта были убеждены, что именно он стал основателем бардовского движения на территории Советского Союза. Песни Юлия Кима звучали в более 50-ти кинофильмах, ставших частью золотого фонда отечественного кино. Их можно было услышать в исполнении Михаила Боярского, Андрея Миронова, Валерия Золотухина и других знаменитостей советского кинематографа. А в фильмах «После дождичка в четверг» и «Раз, два — горе не беда!», он был не только автором песен, но и автором сценария фильмов.
В 1970—1971 годах Ю. Ким принимал участие в работе по подготовке «Хроники текущих событий» (некоторые её выпуски этого периода практически полностью отредактированы им), затем отошёл от активной правозащитной деятельности.
Вскоре он стал членом профкома московских драматургов(1974), а в 1975 году представил Театру Советской армии свою первую пьесу — «Иван-солдат». Всего им было написано свыше тридцати драматических произведений, большинство из которых поставлены в различных театрах России.
В 1985 году, с началом перестройки, Ю. Ким исполнил главную роль в спектакле по своей пьесе «Ной и его сыновья», он отказался от использования псевдонима и начал публиковаться под собственным именем, которое появилось и в титрах кинофильмов. В 1987 году вышла первая пластинка с его песнями — «Рыба-кит», и наконец с творчества автора был снят многолетний негласный запрет, стали открыто обсуждать его произведения в прессе, а также свободно исполнять запрещенные ранее песни. В 1996 и 2003 году он был среди деятелей культуры и науки, призвавших российские власти остановить войну в Чечне и перейти к переговорному процессу.
Первой супругой барда стала Ирина Якир, внучка репрессированного и казненного военачальника Ионы Якира. Отец девушки тоже подвергался преследованиям и даже имел печальный опыт нахождения в исправительных лагерях.
Собиравшихся, в квартире по интересам у Петра Якира называли либералами, демократами, диссидентами, позже «шестидесятниками». Атмосферу этой квартиры 60-х годов Юлий Ким воссоздал в пьесе «Московские кухни».
Вскоре после свадьбы супруга подарила Киму дочь Наталью
Ирина активно помогала в подготовке «Хроники текущих событий» — издания сообщавшего о преступлениях власти в тюрьмах и лагерях, об арестах и судебных процессах, о новостях самиздата. Издание проникало за границу. Ирина собирала и редактировала тексты, организовывала связь с различными источниками информации.
А 1990 год –это год, открывший новую страницу об Израиле в песенном творчестве Юлия Кима. Он вспоминал о появлении песни, в которой он выражал восхищение людьми, которые трудом, потом и кровью преобразовали этот древний край, сажая леса в пустынях и на холмах, проводя дороги, строя города: «Мы с Ириной впервые оказались в Израиле в 1990 году. И были там два месяца. Первое впечатление от Израиля было выражено в песне, которую я в том же году и сочинил, исполненный эйфории. С музыкой дело обстояло легко, потому, что еврейская песня льётся в Израиле отовсюду – в автобусе, в домах и просто так. Что касается текста, то я последовал совету поэта Бориса Вахнюка, который сказал: «Еврейскую песню сочинять надо так – главным образом употреблять междометия: «Ай-ай-ай, Ой-ой-ой» — они такие выразительные. Они скажут всё, что хочешь».
Песни были порождением гражданской позиции Юлия Черсановича, его правозащитной, диссидентской деятельности, где протесты против антисемитизма – одна из граней участия в демократическом движении «шестидесятников». в СССР Поэт Р. И. Рождественский (1932-1994) написал запоминающееся четверостишие, обращаясь по-философски к проблеме национальных взаимоотношений:
«Для человека национальность –
и не заслуга
и не вина.
Если в стране
утверждают иначе,
значит,
несчастна эта страна!».
Своё восхищение Израилем Юлий Ким выразил и в песне, которую он сочинил в 1992 году, когда вместе с Александром Городницким они ехали из Эйлата в Хайфу. От Эйлата, на Красном море, над Мёртвым морем, через пустыню и киббуцы, через Димон – это иную столицу Израиля, через Тель-Авив, вдоль Средиземного побережья, в Хайфу. Поэт вспоминал: «Я оказался в Израиле вместе с Городницким и мы проехали с ним с юга на север долгим таким автобусным рейсом ночью. Светила луна. Но мне, как говорят поэты, пришли такие строки: — Дорогой длинною и ночью лунною…Я гордо продекламировал их Городницкому. Он посмотрел на меня смущённо и сказал, что он их уже слышал. Дальше он даже продолжил, но я уже не мог остановиться, пока не сочинил этот, стало быть, русско-цыганско-еврейско-корейский романс «Рейс 991».
В конце 90-х у Ирины обнаружилась тяжёлая болезнь, онкология, была операция, но болезнь не отступила. В 1998 году Юлий повёз Ирину к израильским врачам. Её еврейское происхождение помогло ей, вместе с Юлием Кимом, получить израильское гражданство, и попасть в госпиталь, где врачи пытались продлить ей жизнь. Больше, чем полгода Юлий провёл у постели больной супруги, скрашивая ей последние дни. Ирина писала об этом в письме дочери: «Папа принёс букет вереска, только не сухой, а живой, и он здесь нежно-нежно пахнет. Я смотрю на наш шишакский вереск и развеиваюсь потихоньку». В мае 1999 года Ирины Петровны не стало. После смерти жены, Юлий Ким женился на Лидии Луговой, близкой подруге Ирины со школьных лет. У дочери Натальи трое детей. Она – журналистка, редактор, живёт в Иерусалиме, пишет стихи и короткие рассказы и публикует их в журнале «Иерусамимском журнале».
Ещё одно признание в любви к Иерусалиму – замечательная песня: «Иерусалим». Юлий Ким назвал её лиро-эпической.
Рефлен в этой песне взят из песни «Псалом 137» —
6-ой век до нашей эры. Войска вавилонского царя Навуходоносора взяли после долгой осады Иерусалим – столицу Иудеи. Завершилось правление «дома Давидова». Храм, построенный царём Соломоном был разграблен и сожжён после 370 лет существования. Иудейская элита: священники, мудрецы, музыканты, ремесленники – угнаны в Вавилонию…Как рассказывает Священное писание – Библия: изгнанников вели с завязанными за спиной руками, пока они не пришли в пределы Вавилонии. Об этом и рассказывает «Псалом 137», песни Юлия Кима в исполнении Елены Камбуровой.
В заметках, опубликованных в 2008 году, Юлий Черсанович написал: «Дорога моей жизни заранее имела в виду пройти через Израиль… В Израиле поселилось много нашего народа, а особенно нашего брата шестидесятника. В горбачёвские время оттуда так и посыпались звонки, приветы и приглашения.
А что я знал об Израиле? Ничего. И вот он предо мною. Что меня сразу пронзило, это что Израиль – рукотворная страна. Вечнозелёный рай, широкой полосою, идущий вдоль средиземного берега от Тель-Авива до Хайфы, полный прудов, полный рыбы, шумящий эвкалиптами и цветущий миндалём.
Пронизанный тремя скоростными автострадами – короче текущий мёдом и млеком – он весь устроен евреями на месте длинного гниловатого болота, плодящего болезни и мошкару.
Хвойные леса, окутавшие Израиль от севера до самой Иудеи, всё посажено евреями. И всё это под аккомпанемент арабской стрельбы и резни и при жёстком сопротивлении британцев.».
Юлий Ким живёт в Иерусалиме, и в Москве. Он ещё в 1998 году получил гражданство Израиля и периодически гастролирует в России, Европе и США. В 2011 году поэт написал «Песню Исхода» к празднику Пейсах. В этой песне Юлий Черсанович декларировал свою причастность к народу Израиля. В соответствии с еврейской традицией он говорил, что это МЫ идём в землю обетованную, где Мы построим Город и Храм. Юлий Ким вспоминал: «Я, сочинил, эту песню услышав однажды мелодию на итальянском языке, и весь возбудился, так она меня потрясла. Хотя я совершенно не понимал о чём речь. Потом я провёл изыскания и узнал, что это хор пленных иудеев из оперы Джузеппе Верди «Набукко».
Я несколько удивился, потому, что понимал, что это своеобразное итальянское переложение 137-го Псалма о вавилонском плене: «На реках вавилонских сидели и плакали» и так далее. В этой музыке не было ничего от этого плача. Потом я даже узнал, что итальянцы хотели эту музыку использовать для своего итальянского национального гимна. Но, вероятно, их всё-таки смутило, что это – иудейская песня. И вот я на Пейсах как-то так был вдохновлён и с небольшим предисловием сочинил «Песню Исхода», предполагая, что все евреи земного шара однажды, взявшись за руки споют своим мощным хором, а поскольку это – музыкальная нация, не меньше чем итальянская, это прозвучит ещё более внушительно, потому, что у итальянцев есть история, но у нас евреев, она значительно лучше».
Юлий Черсанович Ким достоин глубокого уважения, за свою человеколюбивую позицию в жизни и в творчестве, как истинный христианин, имея в родстве дедушку священника, со стороны матери, который воспитывал его в детстве. И недаром слова Святого Апостола Павла из «Послания к Колоссянам», глава №3 стих 8, 11: «А теперь отложите всё: гнев, ярость, злобу, злоречие, сквернословие уст ваших…нет ни Эллина, ни Иудея, …но всё и во всём Христос» — стали для поэта-барда Юлия Кима жизненным кредо по жизни. Сам сочинитель крестился уже в пожилом возрасте, после переезда в Израиль. Однако по словам поэта, вера в нём пока не обрела достаточной силы.
.
Опубликованы книги Юлия Кима (выборочно): «Летучий ковер»; «Волшебный сон»; «Собранье пестрых глав»; «На собственный мотив»; «Мозаика жизни»; «Путешествие к маяку»; «Моя матушка Россия»; «Не покидай меня, весна»; «Букет из разнотравья»; «О нашей маме Нине Всесвятской, учительнице»; «Светло, сине, разнообразно» и др.
Во время пандемии корона-вируса Юлий Черсанович
Ким принял участие в онлайн-концерте, организованном клубом бардовской песни «Темза». В этот же период поэт-песенник провел серию выступлений на одном из ютуб-каналов Израиля. Во время трансляций автор не только пел, но и делился со зрителями подробностями своей личной жизни и творческими планами.

Владимир Высоцкий: «Жизнь как разведка боем…»


Владимиру Семёновичу Высоцкому (1938-1980) отмечено 25 января 82 года со дня рождения. Отечественный бард, прославленный исполнитель авторской песни, актер, поэт. В. Высоцкий был романтиком высоких чувств (что хорошо видно по его лирике, особенно— военной), а потому существовал в культурном пространстве социализма с человеческим лицом, о котором грезили все «шестидесятники». Всё его творчество было пронизано духом свободы того времени, это отразил его первый сборник стихов «Нерв». Глубокий смысл был заложен даже в его шуточные песни. Всё творчество Высоцкого глубоко философично:
«Мне есть что спеть, представ перед Всевышним,
Мне есть чем оправдаться перед Ним
В рожденье смерть проглядывает косо.
А мы всё ставим каверзный ответ
И не находим нужного вопроса…»
Один из его зарубежных друзей как-то высказался так: «Джеймс Дин, Че Гевара, Джон Леннон – если бы можно было собрать этих троих в одном лице, получился бы Высоцкий, борец за свободу, певец, собиравший залы и стадионы, великий поэт и талантливый актер».
Его огромный цикл стихов и песен о войне был пронизан болью. В каждом стихе непростая, трагическая судьба конкретного человека, например:
«…Нам и места в землянке хватало вполне,
Нам и время текло для обоих.
Всё теперь одному. Только кажется мне,
Это я не вернулся из боя….»
Или судьба штрафников на поле боя, он одним из первых показал роль штрафников в годы Великой Отечественной войны:
«Считает враг – морально мы слабы.
За ним и лес, и города сожжёны.
Вы лучше лес рубите на гробы –
В прорыв идут штрафные батальоны…»

Одна из его песен звучала как реквием защитникам Отечества—«На Братских могилах»:
«На Братских могилах не ставят крестов,
И вдовы на них не рыдают,
К ним кто-то приносит букеты цветов,
И Вечный огонь зажигают.
Здесь раньше — вставала земля на дыбы,
А нынче — гранитные плиты.
Здесь нет ни одной персональной судьбы —
Все судьбы в единую слиты….».

Именно в московском Театре на Таганке раскрылся творческий потенциал Владимира Высоцкого, он успел побывать Пугачевым, Галилеем, Свидригайловым. А роль Гамлета сыграл так, что запомнился в этом образе навсегда. Роль была сложной и одновременно притягательной, и Владимир сумел передать её предельно искренне. В составе труппы этого театра Владимир выезжал неоднократно на гастроли за рубеж.
В. Высоцкого всегда вдохновлял Булат Окуджава, он любил его стихи и всегда почитал, как своего наставника. Он посвятил великому поэту свои раздумья о противоречиях жизни в композиции «Притча о Правде и Лжи»:
«Нежная Правда в красивых одеждах ходила,
Принарядившись, для сирых, блаженных, калек,
Грубая Ложь эту Правду к себе заманила:
Мол, оставайся-ка ты у меня на ночлег.
И легковерная Правда спокойно уснула,
Слюни пустила и разулыбалась во сне,
Хитрая Ложь на себя одеяло стянула,
В Правду впилась — и осталась довольна вполне.
…Некий чудак и поныне за Правду воюет,
Правда в речах его правды — на ломаный грош:
«Чистая Правда со временем восторжествует —
Если проделает то же, что явная Ложь!»…
Могут раздеть — это чистая правда, ребята;
Глядь — а штаны твои носит коварная Ложь.
Глядь — на часы твои смотрит коварная Ложь.
Глядь — а конём твоим правит коварная Ложь…»
Спустя годы В. Высоцкий стал автором музыкального сопровождения к фильмам, в которых участвовал в качестве актера. Блистательный успех пришел в 1967 году, после выхода на экраны киноленты «Вертикаль». Он стал известным и востребованным. В 1968 году вышел дебютный альбом поэта, в котором были собраны его авторские песни. Они звучали в картине «Вертикаль», и среди них была композиция под названием «Песня о друге», которая стала настоящей визитной карточкой поэта и композитора Владимира Высоцкого. Его актерский талант высоко ценили режиссеры, и вскоре он уже получил приглашение на съёмки в фильмах «Интервенция», «Короткие встречи», «Хозяин тайги», «Служили два товарища», «Опасные гастроли».
В 1975-м, поэт сделал запись новой пластинки, получившей название «В. Высоцкий. Автопортрет». Сборник был достаточно крупным, перед каждой композицией звучали отступления автора, в качестве аккомпанемента использовались три гитары. Однако её выпустили только небольшой частью, и только после ухода В. Высоцкого. В 1978 году приказом Министерства культуры Высоцкий получил звание солиста эстрады высшей категории. Это было официальным признанием его профессионализма Вв качестве исполнителя.
Огромный пласт в его творчестве составляют стихи о любви, о чувствах, об отношениях, о дружбе. Можно сказать, что эти чувства красной нитью пронизывают творчество Владимира Высоцкого. Одна из его лирических песен звучала как гимн женщине родной страны— «Белый вальс»:
Какой был бал! Накал движенья, звука, нервов!
Сердца стучали на три счёта вместо двух.
К тому же дамы приглашали кавалеров
На белый вальс традиционный — и захватывало дух.

…Где б ни был бал — в лицее, в Доме офицеров,
В дворцовой зале, в школе — как тебе везло!
В России дамы приглашали кавалеров
Во все века на белый вальс, и было всё белым-бело.

Потупя взоры, не смотря по сторонам,
Через отчаянье, молчанье, тишину
Спешили женщины прийти на помощь нам.
Их бальный зал — величиной во всю страну.

Куда б ни бросило тебя, где б ни исчез,
Припомни вальс: как был ты бел — и улыбнёшься.
Век будут ждать тебя — и с моря, и с небес —
И пригласят на белый вальс, когда вернёшься».

А когда В. Высоцкий отправился в длительный гастрольный тур, то посетил Торонто и Нью-Йорк. Его музыка произвела такое сильное впечатление, что, несмотря на строгость законов в США, кто-то выпустил пиратскую запись его концерта, в которой песни были все перепутаны. Но она все равно разошлась мгновенно. Он никогда не выступал против советской власти, но партийные чиновники покрывались красными пятнами при одном упоминании его имени. Однако ЦК КПСС заклеймил творчество Владимира Высоцкого, и это мгновенно подхватили газеты, выходящие под партийной эгидой. Он направил письмо в ЦК, где писал, что критика не имеет под собой никого основания.
На телевидении в Эстонии вышла программа «Парень с Таганки», которая посвящалась Владимиру Высоцкому, и стала первым появлением его на ТВ. Журнал «Театр» напечатал большую статью о жизни и творчестве музыканта.

Это сегодня его имя стоит в одном ряду с Анной Ахматовой, Борисом Пастернаком, Иосифом Бродским, а тогда он даже не мечтал о том, чтобы его стихи напечатали. Его репертуар составил шестьсот композиций и почти две сотни стихов. На его концертах собирались полные залы, у него и сейчас миллионная армия поклонников по всему миру. За отпущенные судьбой свои 46 лет, из них за творческие 25 лет, он дал 1500 концертов, выпустил семь альбомов со своими песнями и одиннадцать пластинок, где он исполнял песни и других композиторов. Владимир Высоцкий был награжден Государственной премией СССР (посмертно) за роль в картине «Место встречи изменить нельзя» в 1987 году
Родился Володя в Москве. Мама мальчика – Нина Серегина по образованию референт-переводчик, окончила Московский областной комбинат иностранных языков. В 1935 году она встретила студента политехникума Семёна Высоцкого, за которого спустя год вышла замуж. Сразу молодожены уехали в Новосибирск, куда распределили мужа. В 1937-м они вернулись в Москву, где Семён поступил на курсы вневойсковой подготовки и стал кадровым военным. После войны учился в Военной академии связи им. Буденного, вышел в отставку гвардии полковником. Родители Высоцкого вместе жили недолго. До войны отец часто бывал в командировках по служебным делам, а в 1941 году ушел воевать и уже больше не вернулся в их коммуналку на Первой Мещанской улице. В годы войны в его жизни появилась другая женщина – Евгения Лихалатова, сотрудница Главного управления шоссейными дорогами НКВД, и после победы Семен Высоцкий переехал к ней.
Но это было ещё впереди, а пока маленький Володя с мамой были вынуждены дежурить на крыше, тушить падающие туда зажигательные снаряды, во время бомбежек спешить в бомбоубежище. Потом мама с мальчиком попали в эвакуацию на Урал. В 1943 году мама и сын вернулись домой, в Москву. В 1945-м мальчик стал первоклассником, учёба ему давалась легко, но в отличниках он никогда не ходил. Он рос независимым и непоседой, любил передразнивать педагогов и учеников, во время урока царапал на бумажке свои первые стихи. Его называли талантливый лентяй, таких часто можно встретить в любой школе. Когда однажды учительница выгнала его с урока, он зашел в соседний класс и сказал, что с этого дня он будет учиться с ними.
В 1946-м семья В. Высоцкого официально распалась, родители развелись. У мамы появился новый муж, отношения с которым у В. Высоцкого так и не сложились. Он ушел жить в семью отца, где быстро подружился с мачехой. Когда отца отправили по службе в Германию, Володя уехал с ним. Детство Володи было каким-то неустроенным. С одной стороны, мама и отчим, с другой родной отец и мачеха, когда следовали переезд за переездом. Но в Германии жизнь наладилась, семье выделили отдельную трехкомнатную квартиру. Владимиру нравилась сшитая для него по заказу военная форма, отец подарил ему велосипед. Хотя катался он на нем недолго, отдал мальчику-соседу, а отцу сказал, что жалеет пацана, у него папа погиб на фронте.
В десять лет Владимир решил записаться в театральный кружок. В те годы он не воспринимал всерьез это занятие. Поэтический талант Владимира Высоцкого проявился ещё в школьные годы. Именно в это время он написал стих «Моя клятва», посвященный Сталину. Вместе со всем советским народом мальчик выражал глубокую скорбь в связи с его смертью. Потом он стал писать стихи и сочинять к ним музыку. Свои первые песни на собственные стихи Владимир написал в 60-е. В них присутствовали так называемые «дворовые мотивы», которые не очень нравились и ему самому. Первая его композиция называлась «Татуировка», которая впервые прозвучала в 1961 году в городе на Неве. Творческое «созревание» наступило несколько позже.
После окончания школы он стал студентом строительного института, но после первого семестра вдруг понял, что ошибся, и бросил учебу, даже не дожидаясь окончания первого курса. В том же году его биография резко изменилась – он стал студентом МХАТа, и уже на третьем курсе вышел на сцену театра в постановке «Преступление и наказание». В это же время состоялся и его кинематографический дебют в картине «Сверстники».
После окончания театрального вуза Владимир начал свою творческую биографию со сцены театра им. Пушкина. Он прослужил там недолго, и вскоре уже сменил её на подмостки Театра миниатюр. Молодого артиста задействовали только в эпизодических ролях или в массовых сценах. Высоцкий пытался поступить на службу в «Современник», но в итоге оказался в труппе Театра на Таганке, которому оставался верным всю свою жизнь. . Владимир Высоцкий снимаясь в кинофильме «Вертикаль» стал автором всех песен, звучавших в ней. Особенно близка душе слушателей была его «Песня о друге»:
«Если друг оказался вдруг
И не друг, и не враг, а — так;
Если сразу не разберешь,
Плох он или хорош, —
Парня в горы тяни — рискни!
Не бросай одного его:
Пусть он в связке в одной с тобой —
Там поймешь, кто такой.
…Если ж он не скулил, не ныл;
Пусть он хмур был и зол, но шел,
А когда ты упал со скал,
Он стонал, но держал;
Если шёл он с тобой, как в бой,
На вершине стоял хмельной, —
Значит, как на себя самого,
Положись на него!»

В 1975 году в одном из советских сборников стихов появилось единственное произведение В. Высоцкого, под названием «Из дорожного движения». Это был единичный случай, когда его поэзия печаталась при жизни. У него, в самых сильных песнях обязательно присутствовала сложная система лейтмотивов: например, в — «Баллада о детстве», где он призывает: «поставь себя в условия нечеловеческих напряжений и сверхчеловеческих требований — и вокруг тебя спасутся многие». Он всё делал как на «разрыв аорты»: если писал стихи, то работал до изнеможения, если пел, то пел до разрыва голосовых связок, если играл роли, то перевоплощался каждой клеткой организма. Высоцкий стал героем страны, но не всем её слоям он был доступен.
По словам одного из критиков прозвучало: «…этот поистине гениальный анализ основных черт уходящего советского общества — того мира, понять который в наши дни можно не столько по трудам социологов или по мемуарам современников, сколько по странным, дерзким, нахальным и не вписывающимся ни в какие каноны строкам поэзии В. Высоцкого…».
Например, песня «Чужая колея» Высоцкого строилась по своим сценарным законам: герой увяз в колее—только в эту спасительную промоину он устремлялся один — предостерегая всех возможных последователей: «Эй вы, задние, делай как я! Это значит — не надо за мной!» Дело не только в том, что В. Высоцкий понимал пошлость эпигонства и предостерегал от него. Дело в том, что свобода начинается с выламывания из контекста, с пушкинской «неподражательной странности», с отказа от чужих критериев.
Владимир Высоцкий не переставал выступать с концертами, он наращивал темпы, пытался успеть как можно больше, как будто знал, что судьба отвела ему совсем немного времени. Он посетил Калининград, Ленинград, давал концерты в столице. Продолжал выходить на сцену театра в роли Гамлета. Потом он выступал во Франции на местном канале, где прозвучали его строки о любви как смысл всей жизни. Он представил зрителям песню «Баллада о Любви»:
«Когда вода Всемирного потопа
Вернулась вновь в границы берегов,
Из пены уходящего потока
На сушу тихо выбралась Любовь —
И растворилась в воздухе до срока,
А срока было — сорок сороков.

Погибших от невиданной любви.
…И душам их дано бродить в цветах,
И вечностью дышать в одно дыханье,
И встретиться со вздохом на устах
На хрупких переправах и мостах,
На узких перекрёстках мирозданья.

Я поля влюблённым постелю —
Пусть поют во сне и наяву!..
Я дышу, и значит — я люблю!
Я люблю, и значит — я живу!
В 1979 году поэзия Высоцкого была напечатана в сам-издатном альманахе «Метрополь». Издание включало в себя стихи авторов, которых официально не печатали в СССР. Сборник вышел очень маленьким тиражом – всего 12 экземпляров, причем один из них каким-то образом был вывезен в Америку. Там публикация альманаха прошла на официальном уровне.
Самой значимой работой в кинематографе для В. Высоцкого была кинолента «Место встречи изменить нельзя». Он перевоплотился в Глеба Жеглова, и кроме этого, практически сам был режиссером этой ленты из-за отсутствия режиссёра фильма по сложившимся обстоятельствам. В фильме нет его песен, потому что актёр посчитал, что таким образом зрители будут акцентировать внимание на музыку в исполнении Владимира, а не на главного героя в исполнении самого В. Высоцкого.
К тому времени он стал кумиром миллионов, но советская власть продолжала относиться к нему весьма предвзято. В это время Владимир пристрастился к спиртному, и это во многом повлияло на его здоровье и карьеру. Несколько раз он был буквально на волоске от смерти из-за болезни сердца, из-за последствий перебора с алкоголем и переутомления. Ему не давали ролей, не выпускали в эфир его композиции, поэтому в 70-х он почти не выходил на съемочную площадку. В родном театре его одним приказом увольняли, а вторым тут же восстанавливали, причём в роли главных героев. Однако, именно тогда он вышел на сцену в роли Гамлета, оставив незабываемое впечатление у зрителя от исполнительского мастерства в прочтении созданного образа.
Первый раз В. Высоцкий женился в 1960-м, когда был студентом-первокурсником МХАТа. Его избранницей стала однокурсница Иза Жукова, но семейная жизнь длилась меньше года. Второй раз музыкант женился на актрисе Людмиле Абрамовой. Их знакомство состоялось в 1961 году, на съёмочной площадке картины «713-й просит посадку», где они вместе снимались. В 1962 году у них родился сын Аркадий, а в 1964-м второй сын Никита. Несколько лет супруги жили в гражданском браке. Развод Володя получил только в 1970 году. Сыновья Высоцкого продолжили дело родителей, они актеры. Кроме этого Никита стал управляющим Государственного культурного центра-музея В. Высоцкого.
Личная жизнь музыканта изменилась после встречи с Мариной Влади, в которую он был влюблен заочно уже давно. Они познакомились в ресторане, после вечернего спектакля. Когда он увидел женщину своей мечты, то уже ни о ком другом думать не мог, влюбленные оформили свои отношения в 1970-м. Марина на протяжении десяти лет, по последнего дыхания В. Высоцкого, была ему не просто женой и опорой, но и его музой. Однако и в этом браке все было не просто, ему приписывали множество романов, иногда даже с несуществующими девушками. И одним из его увлечений, ставшим последним, была Оксана Астафьева, дочь известного писателя, молоденькая студентка. Он был старше её на два десятка лет, единственное, чего ей не хотелось – стать очередным развлечением для Владимир, который испытывал к ней самые нежные чувства. Марина Влади в этот период жила в Париже, она знала об этих отношениях. Оксана некоторое время даже жила у Высоцкого дома, она знала, что он несвободен, но девушка всерьез Марину не воспринимала.
Несмотря на внушительный рост и крепкое телосложение, Высоцкий никогда не отличался богатырским здоровьем. Когда-то в детстве ему диагностировали порок сердца, из-за которого он не служил в армии. Он много курил – в день уходила пачка сигарет, и в последние годы уже не мог обходиться без алкоголя. К тому же постоянные гонения со стороны власти постепенно разбивали его нервную систему. Перед самой смертью сам Высоцкий практически не пил, но тем не менее, проблема с сердцем оставалась достаточно серьёзной. Первый звонок прозвенел в 1969-м, когда музыкант чуть не захлебнулся своей кровью, хлынувшей из горла. Марина Влади вызвала скорую, но доктора только развели руками и хотели уехать. Тогда она встала у двери и сказала, что если ему не помогут, она устроит дипломатический скандал. Владимиру Высоцкому повезло, Марина была настойчивой, да и врачи бригады оказались его поклонниками. В тот раз он провёл на операционном столе 18 часов.
Фильмография (выборочно): «Живые и мёртвые»; «Служили два товарища»; «Место встречи изменить нельзя» и другие.
Избранные произведения (выборочно): «Парус»; «Величальная отцу»; «Письмо к другу, или Зарисовка о Париже»; «Песня о чёрном и белом лебедях»; «Романс»; «Прощание с горами»; «Странная сказка»; «Иван да Марья»; «Белое безмолвие»; «Чёрные бушлаты»; «Вооружён и очень опасен»; «Танго»; «Белый вальс»; «Лежит камень в степи»; «Марш шахтёров»; «О нашей встрече»; «В море слёз»; «Сорок девять дней»; «Разведка боем» и другие.
Вскоре врачи диагностировали у него заболевание почек и сердца с неблагоприятным для жизни прогнозом и приписали ему наркосодержащие препараты. В 1979-м во время пребывания в Бухаре, у Владимира случилась клиническая смерть. Тогда его удалось спасти.
В. Высоцкий ушёл из жизни 25 июля 1980-го у себя дома. В этот день он был очень беспокойным, метался по квартире, сказал маме, что умрёт сегодня. Ему вкололи успокоительное, он уснул, чтобы больше не проснуться. Близкие попросили, чтобы вскрытие не делали, поэтому назвать точную причину смерти Володи никто не смог. Скорее всего её вызвал инфаркт или асфиксия от передозировки седативных препаратов.
Ни одно печатное издание и ни один телеканал не сообщили о смерти Владимира Высоцкого. В то время как раз проходила Московская Олимпиада, и власти решили не омрачать её некрологом. О том, что артист умер, узнали зрители Театра на Таганке, которые пришли в тот день на спектакль с его участием. Ни один из зрителей не сдал свой билет. Нигде не было известий, когда состоятся похороны, но люди каким-то образом узнавали, и на траурную церемонию собралась многотысячная толпа. Владимира Высоцкого похоронили сразу у входа в Ваганьковское кладбище, и за такое самоуправство директор кладбища был потом снят с должности.
Даже сейчас невозможно подсчитать точное число всех сборников и альбомов, которые вышли с песнями Владимира Высоцкого. Они были изданы в разных странах, их писали и переписывали нелегально. После того, как певца не стало, начали выходить пластинки с его песнями.
В 1985 году вместо стандартного памятника был установлен другой, в виде фигуры человека, который разрывает каменную оболочку и сковывающие его цепи. На могиле Владимира Семёновича Высоцкого и сегодня много цветов от почитателей его творчества.

Галина Ергазина-Галеррос,
Болат Шакипов

Фото взяты из открытых источников

 


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика