Пятница, 03.02.2023
Журнал Клаузура

Алексей Николаевич Толстой — писатель, поэт, драматург, журналист, сценарист, общественный деятель

Светлой памяти, 140-летию со дня рождения

Алексея Николаевича Толстого

 посвящается

Алексей Николаевич Толстой

(писатель, поэт, драматург, журналист, сценарист, общественный деятель)

(1883-1945)

Происхождение.

Ранние годы. 

Образование.

I.

Родился Алексей Николаевич, известный писатель, в семье графа Николая Александровича Толстого (1849-1900), самарского помещика 29 декабря (10 января по нов.ст.) 1883 года. Однако некоторые его биографы утверждают, что подлинным отцом являлся Бостром Алексей Аполлонович, член земской управы г. Николаевска.

В наличии графского титула у Толстого сомневались Иван Бунин, Роман Гуль, Нина Берберова и другие. Бунин в дневнике в 1953 году писал: «Вчера Алданов рассказывал, что сам Алешка Толстой говорил ему, что он, Толстой, до 16 лет носил фамилию Бостром, а потом поехал к своему мнимому отцу графу Николаю Толстому и упросил узаконить его – графом Толстым». И Роман Гуль в своих мемуарах утверждал, что А.Н. Толстой не был биологическим сыном графа Н. Толстого, ссылаясь на других бесспорных сыновей графа.

Лично сам Алексей Николаевич в своей автобиографии писал так:

«Моя мать Александра Леонтьевна, урожденная Тургенева, двоюродная племянница декабриста Николая Тургенева, уходя от мужа к Бострому, будучи беременна мной, оставила трех малолетних детей – Александра, Мстислава и дочь Елизавету. Уходила она на тяжелую жизнь, – приходилось порывать все связи не только в том дворянском обществе, которое её окружало, но и семейные. Уход от мужа был преступлением, падением, она из порядочной женщины становилась в глазах общества – женщиной неприличного поведения. Так на это смотрели все, включая её отца Леонтия Борисовича Тургенева и мать Екатерину Александровну.

Не только большое чувство к А.А. Бострому заставило её решиться на такой трудный шаг в жизни, – моя мать была образцом для того времени – человеком и писательницей (роман «Неугомонное сердце», повесть «Захолустье»; в последствии ряд детских книг, из которых наиболее популярная «Подружка»).

Выйти замуж официально за любимого человека Александра Леонтьевна не имела возможности из-за Духовной консистории, управляемой Святейшим Синодом, и возглавлявший её правящий Архиерей «благословить» такое беспутство, естественно, не мог.

Алексей Толстой в молодости

Но история о подлинности происхождении знаменитого писателя длилась еще много лет. В частности, известны два письма А.Л. Толстой от 3 и 20 апреля 1883 года, адресованные Бострому, из которых следовало, что истинным отцом ребенка является граф Толстой, а зачатие произошло в результате изнасилования.

Но есть и другое свидетельство, будто бы Александра Леонтьевна поклялась протоиерею самарской церкви, что отец мальчика – Бостром. Возможно, позднее она одумалась, поняла, что сыну гораздо лучше быть законнорожденным графом, и начала многолетнюю тяжбу о признании законности его рождения, фамилии, отчества и титула. В частности, о том же она просила и Государя (тому есть подтверждение – подлинное её письмо-обращение).

В конце концов завершилось тяжба успехом лишь в 1901 году, когда Алексею Толстому исполнилось 17 лет.

Как вспоминает Алексей Николаевич, самарское общество 80-х до того времени, когда в Самаре появились сосланные марксисты, представляло собой одну из самых нелицеприятных картин человеческого свинства. Люди спивались, и в этом страшном, некрасивом городе, окруженном мещанскими слободами, пускались, как говорится, «во все тяжкие». И вот на этом фоне вдруг появляется мелкопоместный помещик – Алексей Аполлонович Бостром, молодой красавец, либерал, страстный любитель литературы, одним словом, «человек с запросами». И перед «моей матерью встал вопрос жизни и смерти: разлагаться в свинском болоте или уйти к высокой, духовной жизни – в Николаевск».

II.

Алексей Аполлонович, как свидетельствует Толстой, «наследник 60-х», и это понятие «шестидесятники» произносились в доме всегда, как священное, и Бостром «не мог ужиться со степными помещиками в Николаевске, не был переизбран в Управу, а потому вернулся с матерью и мной (двухлетним ребенком) на свой хутор Сосновку. Там прошло мое детство».

Сосновка, что в 90 верстах от Самары (в настоящее время – поселок Павловка в Красноармейском районе), было любимейшее место будущего писателя, вот как он его описывает:

«Роскошный сад, пруды, окруженные ветлами и заросшие камышом; степная речка Чагра. Ковыльные степи, где лишь курганы нарушали однообразную линию горизонта… Верховые лошади. Смены времен года, как огромные и всегда новые события. Все это развивало, ибо рос я один, мою мечтательность.

Когда наступала зима и сад заваливало снегом, по ночам раздавался волчий вой. Когда ветер заводил песни в печных трубах, в столовой, бедно обставленной штукатуренной комнате, зажигалась висячая лампа над столом, и отчим обычно читал вслух Некрасова, Льва Толстого, Тургенева или что-нибудь из свежей книжки «Вестника Европы».

Моя мать, слушая, вязала чулок. Я рисовал или раскрашивал… Никакие случайности не могли потревожить тишину этих вечеров в старом деревянном доме, где пахло кизяком или соломой, и где по темным комнатам нужно было идти со свечой…

Детских книг я почти не читал, видимо, их у меня не было. Любимый писатель – Тургенев. Я начал его слушать в зимние вечера лет с семи. Потом – Лев Толстой, Некрасов, Пушкин. (К Достоевскому у нас относились с некоторым страхом, как «жестокому» писателю».

Отчим писателя, судя по его воспоминаниям, был воинствующим атеистом и материалистом, он читал Бокля, Спенсера, Огюста Конти, но более всего любил принципиальные споры. Но это не мешало ему держать рабочих в полуразвалившейся людской (гнилые полы и такое множество тараканов, что стены в ней шевелились), а также и кормить «людей» тухлой солониной.

Александра Леонтьевна тоже была атеисткой, по всей видимости, больше из солидарности, чтобы поддержать супруга. Она боялась смерти, любила помечтать и много писала. Но Бостром настойчиво и порой жестко гнул жену в сторону идейности, поэтому в её пьесах, которые никогда не увидели сцены, – учителя, деревенские акушерки и земские деятели произносили уж слишком «программные» монологи…

III.

В доме была богатая библиотека, и лет с десяти, как вспоминает Алексей Николаевич, начал много читать, в основном, классиков. «А года через три, когда меня с трудом (поскольку на вступительных экзаменах я получил почти круглую двойку) поместили в Сызранское реальное училище, я добрался в городской библиотеке до Жюля Верна, Фенимора Купера, Майн Рида и глотал их с упоением, хотя матушка и отчим неодобрительно называли эти книги «дребеденью».

Но до поступления в Сызранское реальное училище подросток учился дома: из Самары отчим привез учителя, семинариста Аркадия Ивановича Словоохотова, «рябого, рыжего, как огонь, отличного человека, с которым мы жили – душа в душу; науками занимались без перегрузки. Его сменил один из высланных марксистов. Он прожил у нас зиму, скучал, занимаясь со мною алгеброй, глядел с тоской, как вертится жестяной вентилятор в окне, на принципиальные споры с отчимом не слишком поддавался, и весной уехал».

Однажды зимой, когда Алеше было десять лет, его матушка, заметив увлеченность сына чтением, посоветовала написать рассказ. «Она очень хотела, чтобы я стал писателем. Много вечеров я корпел над приключениями мальчика Стёпки… Я ничего не помню из этого рассказа, кроме фразы, что «снег под луной блестел, как бриллиант; бриллиантов я никогда не видел, но мне это понравилось. Про Стёпку рассказ вышел, очевидно, неудачным, – и матушка больше не принуждала меня к творчеству».

До того, как тринадцатилетний Толстой оказался в реальном училище, как пишет он в автобиографии, «я жил «сознательно-мечтательной жизнью». Однако это не мешало подростку целыми днями пропадать на сенокосе, на жнивье, на молотьбе, а также с деревенскими мальчишками на реке. Зимой – походы к знакомым крестьянам в гости, где слушал сказки, побасенки, песни; конечно, азартно играл в карты, в бабки, приходилось и драться «стенка на стенку». Ну а в праздники, наряжался, как и все дети, на святках и скакал на необъезженных лошадях без узды и седла…

Но однажды пришла беда – засуха, ни единого, даже самого маленького дождя не упало на землю, начался голод, и продолжалось это почти два года, нарушившего весь привычный уклад жизни. Алеше Толстому было в ту пору неполных 8 лет, но осталось в памяти навсегда:

«Глубокое впечатление, живущее во мне и по сию пору, оставили три голодных 1891-1893 года. Земля тогда лежала растрескавшаяся, зелень преждевременно увядала и облетала. Поля стояли желтыми, сожженными… В деревнях крыши были оголены, солому с них скормили скотине, уцелевший скот подвязывали подпругами к перекладинам… В эти годы имение отчима едва уцелело. И все же через несколько лет ему пришлось его продать».

В 1897 году семья, навсегда покинув Сосновку, перебралась в Самару, в собственный дом, купленный отчимом на остатки от уплаты долгов по закладным и векселям.

…В 1901 году Алексей Толстой окончил реальное училище в Самаре, получил аттестат зрелости и отправился в Санкт-Петербург, чтобы подготовиться к конкурсным экзаменам в Технологический институт. Экзамены, на этот раз молодой человек успешно выдержал и поступил на механическое отделение.

Первые пробы пера.

Студенчество.

Поиски своего призвания.

I.

Как пишет Алексей Николаевич в автобиографии, «первые опыты я отношу к 16-летнему возрасту. Это были стихи, – беспомощное подражание Некрасову и Надсону. Не могу вспомнить, что меня побуждало к их писанию, – должно быть, беспредметная мечтательность, не находившая формы. Стишки были серые, и я бросил корпеть над ними».

Однако внутреннее беспокойство, как ржа, травило душу. Его снова тянуло к какому-то неоформленному еще процессу созидания, и будучи студентом Толстой неоднократно возвращался к «пробам пера», исписывая тетради, в поисках своего пути.

Взросление юноши совпало с революционными событиями 1905 года. «Как все, я участвовал в социал-демократической фракции, а также столовой комиссии Технологического института.  Однажды во время демонстрации у Казанского собора едва не был убит брошенным булыжником, – меня спасла книга, засунутая на груди за шинель».

Когда были закрыты все высшие учебные заведения, Толстой уехал в Дрезден, где, как он пишет, пробыл год в Политехникуме. Там снова вернулся к стихосложению, и это были первые революционные и лирические опыты.

Вернувшись в 1906 году в Самару, Алексей показал их самому близкому и родному человеку – матери, но она с грустью сказала, что это очень серо, и не стоит тратить «золотое время» на пустое времяпрепровождение…

А летом 1906 года Александра Леонтьевна умерла от менингита. Горю не было предела… В конце того же года распался брак Толстого с Юлией Рожанской, студенткой-медичкой, на которой он женился в 19 лет; вместе молодые прожили три года, но остался их сын Юрий, которого родители спровадили на воспитание к матери Юлии…

II.

Толстой, вернувшись из Дрездена в Петербург, продолжил учебу в Технологическом институте. В 1905 году Алексей поехал на практику на Урал, где больше месяца жил в г. Невьянске. Впечатления от этой поездки позже стали содержанием книги «Лучшие путешествия по Среднему Уралу: факты, легенды, предания». Тогда же появился и его самый первый рассказ «Старая башня».

Между тем в стране началась эпоха реакции, а с нею вместе «на сцену» выходят и символисты: Вячеслав Иванов, Константин Бальмонт, Андрей Белый, с которыми познакомил Толстого чиновник путей сообщения и яхтсмен Константин Петрович Флит, чудак и фантазер. «По ночам у себя в мансарде на Васильевском острове, – вспоминает Толстой, – при свете керосиновой лампы он читал мне стихи символистов и говорил о них с неподражаемым жаром фантазии».

Тогда же, весной 1907 года, Толстой написал первую книгу «декадентских» стихов, но это была, как впоследствии признавался писатель, была «подражательная, наивная и плохая книжка. Но для самого себя я продолжил путь к осознанию современной формы поэзии. Уже через год была написана вторая книга стихов «За синими реками». От нее я не отказываюсь и по сей день».

Книжка эта была целиком посвящена знакомству с русским фольклором, народным творчеством, и была очень хорошо принята и оценена такими писателями как Алексей Ремизов, Максимилиан Волошин, Вячеслав Иванов.

И в 1907 году поэтический сборник «Лирика» Толстой выпустил за свой счет.

«Тогда же, – сообщает Толстой, – я начал свои первые опыты прозы: «Сорочьи сказки». В них я пытался в сказочной форме выразить свои детские впечатления. Но более совершенно, что удалось мне много лет спустя, это в повести «Детство Никиты».

…Диплом об окончании института Толстой не получил: незадолго до защиты он бросил учебу и целиком посвятил себя творчеству.

Любимое дело всей жизни.

Взросление.

I.

Знакомство с писателями, одобрившими первые литературные опыты Алексея Толстого, очень вдохновили будущего классика. Особенно подружился он с Максимилианом Волошиным: «Близостью к поэту и переводчику М. Волошину, – пишет Толстой в автобиографии, – я обязан началом моей новеллистической работы. Летом 1909 года я слушал, как Волошин читал свои переводы из Анри де Ренье. Меня поразила чеканка образов. Символисты с их исканием формы, и такие эстеты, как Ренье, дали мне начатки того, что у меня тогда не было, и без чего невозможно творчество формы и техники».

Первую повесть «Неделя в Туренево» Толстой написал осенью 1909 года, которая впоследствии вошла в книгу «Заволжье», а позднее – в том «Под старыми липами», книгу об эпигонах дворянского быта, «той части помещиков, которые перемалывались новыми земельными магнатамиКрепко сидящие на земле дворянство, – поясняет Толстой, – перешедшее к интенсивным формам хозяйства, – в моей книжке не затронуто, я не знал этого».

Затем последовали два романа – «Хромой барин» и «Чудаки», и «на этом оканчивается, – подводит итог писатель, – мой первый период повествовательного искусства, связанный с той средой, которая окружала меня в юности».

Алексей Толстой, как всегда, трезво и самокритично признается: «Я исчерпал тему воспоминаний и вплотную подошел к современности. Тут я потерпел крах!.. Повести и рассказы о современности были неудачны, не типичны. Теперь я понимаю причину этого. Я продолжал жить в кругу символистов, реакционное искусство которых не принимало современности, бурно и грозно закипавшей навстречу революции. Символисты уходили в абстракцию, в мистику, рассаживались по «башням из слоновой кости», где намеревались переждать то, что надвигалось».

II.

Толстой, как он пишет в автобиографии, очень любил жизнь и всем темпераментом противился абстракции, идеалистическим мировоззрениям. Одновременно он понимал, что было полезно в 1910 году, вредило и тормозило в 1913-м, и потому нужно было что-то кардинально менять в образе собственной жизни. Выяснилось, несмотря на то, что упорно много работал, подлинной жизни страны и народа, по сути, писатель не знал.

Но вот началась Первая мировая война. Алексей Толстой из-за серьезных проблем со здоровьем не был призвал в армию, но позволить себе «отсидеться дома», когда Родина в опасности, не мог, поэтому в качестве военного корреспондента (ж. «Русские ведомости») отправился на передовую. Он побывал на многих фронтах, писал о том, что увидел и перечувствовал, но книгу очерков о войне царская цензура к изданию запретила. Лишь несколько рассказов того времени были опубликованы, однако был и весьма положительный итог: «Я увидел подлинную жизнь, принял в ней участие, содрав с себя застегнутый наглухо черный сюртук символистов. Я увидел русский народ!..».

С первых дней войны, как вспоминает Алексей Николаевич, началась его работа и как драматурга. Первая комедия «Насильники» была поставлена в московском Малом театре, но вызвала нелицеприятную реакцию и критики, и части зрителей, посему была запрещена Дирекцией императорских театров.

«С 1914 по 1917 год,сообщает Толстой, – я написал и поставил 5 пьес: «Выстрел», «Нечистая сила», «Касатка», «Ракета», «Горький свет».  

…Началась Февральская революция, которую Алексей Николаевич радостно приветствовал, и народ, как ему верилось, «выйдет из подвалов и принесет не злобу и ненависть, не месть, а жадное свое умное сердце, горящее такой любовью, что кажется, мало всей земли, чтобы её утолить».  С первых же месяцев Толстой обратился к теме Петра Великого, «должно быть, скорее инстинктом художника, чем сознательно, я искал в этой теме разгадки русского народа и русской государственности».

Большую помощь оказал ему историк В.В. Каллаш, который познакомил Толстого с архивами, с актами тайной канцелярии и Преображенского приказа, так называемыми делами «Слова и Дела».

«Передо мной во всем блеске, во всей гениальной силе раскрылось сокровище русского языка. Я понял тайну построения художественной фразы: её форма обусловлена внутренним состоянием рассказчика, повествователя, за которым следует движение, жест и, наконец, – глагол, речь, где выбор и расстановка их адекватны жесту».

III.

Но радужные надежды Толстого не оправдались: началась Октябрьская революция и вынудила его заново определять свои личные, гражданские и литературные позиции.

Октябрь разрушил идеалистическую картину, заставив его содрогнуться от беспощадной жестокости:

«В эти годы погибли два моих брата, один был зарублен, другой умер от ран; расстреляны двое моих дядей. Умерли от голода и болезней восемь моих родных. Я сам и семья моя страдали ужасно».

Итог пережитого вполне очевиден: Толстой «физически возненавидел большевиков, как виновников всей смуты, считал их разорителями русского государства, причиной всех бед, и в эпоху великой борьбы белых и красных, оказался на стороне первых».

В произведениях, написанных по свежим впечатлениям октябрьского переворота прозвучало немало пронизанных ненасытной злобой белогвардейских проклятий ненавистным красным. Но Толстой не ставил знак равенства между революционными эксцессами и русским народом, а настойчиво искал и находил близких ему по духу героев среди простых сограждан, вовлеченных, как и он, в огромную трагедию, но вопреки всему сохраняющих в неприкосновенности свою бескорыстную доброту и жизнелюбие (рассказ «Простая душа», 1919).

В другом рассказе «Милосердие» (1918) критиковалась либеральная интеллигенция, которая «в свете октябрьского зарева до конца обнажила свой эгоизм, полное равнодушие ко всему, кроме «борьбы за самого себя».

Эмиграция

Осенью 1918 года Толстой вместе с семьей уезжает на Украину, сначала в Харьков, затем в Одессу, где и провели зиму. Здесь написаны: комедия «Любовь – книга золотая» и повесть «Калиостро».

Из Одессы семья перебирается в Константинополь, затем в Париж в надежде обрести спокойствие и поправить свои финансовые дела. Но именно там, в июле 1919 года, начинается эпопея «Хождение по мукам» – в прямом и переносном смыслах:

«Жизнь в эмиграции была самым тяжелым периодом моей жизни. Там я понял, что значит быть парнем, человеком, отторгнутым от Родины, невесомым, бесплодным, ненужным никому ни при каких обстоятельствах».

С октября 1921-го по июль 1923 года семья живет в Берлине. Там писатель входит в сменовеховскую группу «Накануне» (общественно-политическое движение русской эмигрантской интеллигенции, отказавшейся от борьбы с Советской властью и перешедшей к её фактическому признанию – ред.). Бывшие друзья-эмигранты отвернулись от Толстого, как он говорит, «надели по мне траур». Весной того же года Алексей Николаевич в ответ на проклятия, которые сыпались из Парижа, публикует «Открытое письмо Н.В. Чайковскому», которое было перепечатано в газете «Известия», где объясняет причины своего разрыва с белой эмиграцией, признавая Советскую власть как единственную силу, способную спасти Россию:

«Письмо Чайковскому, продиктованное любовью к Родине и желанием отдать свои силы родине и её строительству, было моим паспортом, неприемлемым для троцкистов, для леваческих групп, примыкающих к ним, и впоследствии для многих из руководителей РАППа».

Впечатления, полученные в эмиграции, отразились позже в сатирических повестях Толстого: «Похождения Невзорова», «Эмигранты», «Черная пятница» («Ибикус»), «Убийство Антуана Риво» и «Рукопись, найденная под кроватью», наиболее значительную из всех вещей по тематике.  Тогда же, в эмиграции, Толстой создал первую часть трилогии «Хождения по мукам» – роман «Сестры» (1922), рассказ «Граф Калиостро» (1921) и фантастический роман «Аэлита» (1923).

Весной 1922 года в Берлин приехал из России Алексей Максимович Горький, и между ними установились, очень близкие, дружеские отношения, продолжавшиеся и в Москве до последнего часа упокоения последнего.

В мае 1923 года Алексей Николаевич совершил кратковременную поездку в Россию, где встретил неожиданно теплый прием, и вскоре вернулся вместе с семьей на Родину – навсегда.

На Родине.

Обретения и утраты.

Общественная деятельность. 

I.

По возвращении на родину, пришлось решать много всевозможных проблем и бытовых, и творческих.

Вернулся Толстой со всеми своими домочадцами в Петербург, на первых порах был вынужден снимать квартиру, часто меняя адрес, но жил он и в Подмосковье.

Работать пришлось очень интенсивно, не только для заработка (семья, дети и пр.), но и для того, чтобы занять достойное место в писательской среде, завоевать признание не только читателей, но и зрителей. Как пишет Алексей Николаевич в автобиографии:

«С 1924 года я возвращаюсь к театру: комедия «Изгнание блудного сына», пьесы «Заговор Императрицы», «Азеф»; комедии «Чудеса в решете» и «Возвращенная молодость». Кроме того – театральные переработки: «Бунт машин», «Арна Кристи» и «Делец» (по Газенкову). Но рапповское давление на меня усиливалось с каждым годом и, наконец, приняло такие формы, что я вынужден был на несколько лет оставить работу драматургаВ 1926 году написал роман «Гиперболоид инженера Гарина; через год начал 2-ю часть «Хождение по мукам»— роман «18-ый год». В то же время я не прерывал переделку и переработку всего ранее написанного мною».

Усилия не пропали даром. В 1927-м году Толстой принял участие в написании коллективного романа «Большие пожары», который печатался в ж. «Огонёк»; опубликован научно-фантастический роман «Гиперболоид инженера Гарина»; в 1928-м вышел в свет роман «18 год», вторая книга трилогии «Хождение по мукам».

Практически вскорости, по возвращении на родину, писатель включился и в общественную работу: в 1934 году Толстой принимает активное участие в подготовке и проведении Первого съезда Союза писателей России, где выступил с докладом о проблемах драматургии. В качестве члена Правления СП в 1930-х годах регулярно выезжал за границу (Германия, Италия, Франция, Англия, Чехословакия, Испания), налаживая творческие связи с иностранными собратьями по перу.

В августе 1933-го посетив в составе группы писателей открытие Беломорско-Балтийского канала, стал одним из авторов памятной книги «Беломорско-Балтийский канал им. Сталина».

Толстой – участник Первого (1935) и Второго (1937) международных конгрессов писателей в защиту культуры.

«Красный граф» – так называли советские писатели Алексея Николаевича. Бывший эмигрант и титулованный дворянин сумел не только преодолеть все преграды нового режима, но стать любимцем и баловнем советской власти, – по уровню комфорта его жизнь мало отличалась от дореволюционной и служила неоспоримым подтверждением особого его положения в СССР, и вскоре Толстой оказался в личных друзьях Сталина. Его сделали членом Академии наук (1939), а также – депутатом Верховного Совета Первого созыва (1937), кроме того, ему предоставили роскошную дачу в Барвихе и автомобиль с личным водителем.

II.

20 июня 1936 года скончался Алексей Максимович Горький, соратник и большой друг Толстого. Это была огромная, невосполнимая потеря не только для страны, но и для всех россиян.

Алексей Толстой вместе с членами правительственной комиссии нес по Красной площади урну с прахом Максима Горького. Здесь, недалеко от Мавзолея, в седой Кремлевской стене замурован прах одного из лучших сыновей России. На траурном митинге, при громадном стечении народа, смерть Горького была названа самой тяжелой утратой после смерти Ленина.

В 1936-1938 годах после ухода Алексея Максимовича в мир иной, Толстой на временной основе возглавлял Союз писателей СССР со всеми обязанностями, связанными с этой должностью: в частности, помогал тем писателям-эмигрантам, которые хотели вернуться на родину. Но для этого нужно было получить разрешение великого Кормчего. Сохранилось письмо Толстого от 17 июня 1941 года, в котором он хлопотал за Ивана Алексеевича Бунина:

«Дорогой Иосиф Виссарионович, обращаюсь к Вам с важным вопросом, волнующим многих писателей, – мог бы я ответить Бунину на его открытку, подав ему надежду на то, что возможно его возвращение на родину?.. Если это невозможно, то не могло бы Советское правительство оказать ему материальную помощь?..

С глубоким уважением и любовью, Алексей Толстой».

Но просьба не увенчалась успехом: 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война!.. Именно в это день Алексей Николаевич завершил работу над заключительной частью трилогии «Хождение по мукам» – «Хмурое утро». Трилогия, над которой писатель работал с 1921 года почти 20 лет имеет и другое название «Дорога на Голгофу».

Отныне все его творчество было посвящено событиям, которые переживала страна. Толстой был одним из фактических соавторов знаменитого обращения Молотова-Сталина 1941 года, где советские лидеры призывали народ обратиться к опыту великих предков:

«Пусть вдохновляет в этой войне мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова!» – из речи В.И. Сталина на параде Красной Армии 7 ноября 1941 года.

В годы войны, начиная с первых дней, Алексей Толстой написал около 60 публицистических материалов (очерков, статей, обращений, зарисовок о героях, военных операциях). Самым известным и сильным произведением о войне считается очерк «Родина».

…Осенью 1941 года писатель был эвакуирован вместе с семьей под г. Горький, и более двух месяцев жил на даче в санатории «Зимёнки» на берегу Волги, где Алексей Николаевич вернулся к начатому в 1929-м году историческому роману «Петр Первый», возможно, самый известный образец этого жанра в советской литературе, представляющий апологию сильной и жесткой реформаторской власти, но который, к сожалению, не был окончен…

А 30 марта 1943-го в газете «Известия» было опубликовано его письмо И.В. Сталину с просьбой – направить 100 тыс. рублей Сталинской премии 1-ой степени за роман «Хождение по мукам» на постройку танка. Ниже редакция поместила ответ Генералиссимуса, который заканчивался так:

«Ваше желание будет исполнено»

И. Сталин

Премия была передана в Фонд обороны на строительство танка «Грозный».

***

…До великой Победы Алексей Николаевич не дожил: скончался 23 февраля 1945 года на 63-м году жизни от рака легкого. 24 февраля тело было, согласно его желанию, кремировано. Прощание состоялось 26 февраля в малом зале Дома Союзов в Москве, затем урна с прахом была захоронена на Новодевичьем кладбище; церемония завершилась прощальным салютом и Гимном Советского Союза.

На месте захоронения установлен писателю памятник (скульптор Г. Мотовилов).

Личная жизнь (семья, дети, внуки)

Алексей Николаевич Толстой был женат несколько раз. Впервые, как уже говорилось, это случилось в юности, в 19 лет, его женой была Юлия Васильевна Рожанская, которая училась в Медицинском училище, брак длился неполных пять лет. Мальчик, который родился в 1903 году, умер во младенчестве в 1908 году, больше их ничего не связывало, – супруги расстались.

Второй женой Толстого (1907-1914) стала художница Софья Исааковна Дымшиц, но бракоразводный процесс затянулся на несколько лет, поскольку прежние супруги не давали развода. В 1911 году родилась девочка, но, чтобы иметь возможность записать А.Н. Толстого отцом ребенка, им пришлось перед родами выехать во Францию. Марианна Алексеевна впоследствии стала доктором технических наук, профессором Московского института стали и сплавов, а также заведующей кафедрой общей химии Московского авиационно-технологического института имени К.Э Циолковского.

Третьей женой писателя (1914-1935) была поэтесса и мемуаристка Наталья Васильевна Крандиевская, оставившая свои воспоминания о Толстом. Она стала прототипом Кати Рощиной в романе «Хождение по мукам». Семья увеличилась: приемный сын Федор от первого брака Крандиевской; общий сын Никита, родившийся в 1917 году, которому посвящена повесть «Детство Никиты», ставший впоследствии физиком, и подаривший отцу 7 внуков. И еще один сын Дмитрий 1923 года рождения, ставший композитором, который был трижды женат, имел несколько детей, включая известного хирурга-панкреатолога, профессора А.Д. Толстого и дочь-литературоведа Елену Толстую.

Последняя, четвертая супруга (с октября 1935 года) – Людмила Ильинична Крестинская-Барышева, пришедшая в дом Толстых в августе 1935 года в качестве секретарши Алексея Николаевича, моложе писателя на 23 года, но детей, как говорится, им Бог не дал, но которой довелось провожать его в дальний путь…

Библиография:

  1. Романы: «Чудаки» (1911), «Хромой барин» (1912), «Аэлита» (1923), «Похождения Невзорова или Ибикус» (1924), «Эмигранты» (1931), «Хождения по мукам»: книга 1 – «Сестры» (1922), книга 2 – «18-й год» (1928), «Хмурое утро» — книга 3 (1941), «Петр Первый» (1934).

  2. Рассказы «Старая башня» (1908), «Петушок или Неделя в Туреневе» (1910), «Архип» (1909); «Сватовство», «МишусаНалымов (Заволжье)», «Актриса (Два друга)», «Мечтатель» – (1910).

  3. Повести: «Неверный шаг» и «Харитоновское золото» – (1911); «Приключение Растегина» (1913), «Любовь и Прекрасная дама» (1916); «Обыкновенный человек» (1917), «День Петра» (1918), «Простая душа» (1919), «Четыре века» (1920), «В Париже и Граф Калиостро» (1921); «Детство Никиты» и «Повесть смутного времени» (1922); «7 дней, в которые был ограблен мир», «Черная пятница», «Рукопись, найденная под кроватью», «На острове Халки» (1924);«Василий Сучков» и «Бывалый человек» (1927); «Великосветские бандиты» (1927), «Морозная ночь» и «Гадюка» (1928); «Хлеб или Оборона Царицына» (1937), «Иван Грозный» (1942), «Трудные годы» (1943), «Русский характер» (1944).

  4. Сказки: «Русалочьи сказки» (5), «Сорочьи сказки» (9),» Сказки и рассказы для детей» (36), «Золотой ключик или приключения Буратино» (1936), «Иван-царевич и серый волк» (1940).

  5. Пьесы:

1900 год – «Путешествие на Северный полюс», «О еже, или наказанное любопытств», «Дьявольский маскарад или коварство Аполлона», «Муха в кофе (Сплетни, которые кончаются плохо)», «Дуэль», «Опасный путь или Гекта», «Спасательный круг эстетизму;

1908 год – «Дочь колдуна и заколдованный королевич»;

1911 год – «Нечаянная удача»;

1912 год – «День Ряполовского» и «Лентяй»;

1913 год – «Молодой писатель» и «Кукушкины слезы»;

1914 год – «День битвы»;

1916 год – «Нечистая сила», «Касатка», «Ракета»;

1917 год – «Мракобесы»;

1918 – 1940 год – «Любовь, книга золотая»;

1919 год – «Смерть Данте»;

1929 год – «На дыбе».

  1. Произведения о войне: «Армия Героев», «Блицкриг или «блицкрах», «К писателям Северной Америки»;«Москве угрожает враг, – нас не одолеешь!..»,«Почему Гитлер должен потерпеть поражение»; «Родина», «Русский характер»; Цикл «Рассказы Ивана Сударева», «Черные дни гитлеровской армии»; «Что мы защищаем», «Я призываю к ненависти!..».

Экранизации:

«Хромой барин» (1915, 1920, 1928); «Аэлита» (1924, 1980- Венгрия); «Петр Первый» (1937-1938); «Хождение по мукам» (1957, 1958, 1959, 1977, 2017); «Приключения Буратино» (мультфильм 1958, 1975, 1997); «Гиперболоид инженера Гарина» (1965, 1973); «Гадюка» (1965); «В начале славных дел» (1989); «Похождение графа Невзорова» (1982); «Формула любви» и «Граф Калиостро» (1984); «Проделки в старинном духе» (1986); «Сапожник» и «Русалка» (1989); «Детство Никиты» (1992); «Прекрасная незнакомка» (1992); «Милый друг давно забытых лет» (1996); Желтухин (2002).

Награды и премии:

Ордена: им. В.И. Ленина (1938), «Знак Почета» (1939), «Трудового Красного Знамени» (1943);

Медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 года, посмертно;

– Сталинская премия 1-ой степени за 1 и 2-ю части романа «Петр Первый» (1941); Сталинская премия 1-ой степени за роман «Хождение по мукам» (1943), передана по просьбе автора в Фонд обороны на строительство танка; Сталинская премия 1-ой степени за пьесу «Иван Грозный» (1946) – посмертно.

Память:

– в ноябре 1959 года на родине писателя в г. Пугачеве Саратовской области в честь Алексея Никитовича Толстого назван сквер и установлен памятник (скульптор С.Д. Меркулов);

– в 1965 году одна из улиц г. Пушкина переименована в бульвар А..Н. Толстого;

– в январе 1983 года к столетию со дня рождения писателя в Самаре открыт мемориальный музей в усадьбе А.Н. Толстого, где он жил летом со своими родителями и куда приезжал в годы учебы в Санкт-Петербурге;

– с 1983 года Сызранский драмтеатр носит имя А.Н. Толстого;

– в 1987 году открыт Мемориальный музей-квартира им. А.Н. Толстого в Москве, где он жил с 1941 по 1945 год;

– в 1982 выпущен почтовый конверт с портретом А.Н. Толстого;

– в 2006-2007 году теплоход «Николай Гастелло» был переименован честь писателя – «Алексей Толстой»;

– в 2008 году к 125-летию со дня рождения писателя выпущены: почтовая марка России, а также марка Почта СССР «А.Н. Толстой» (1883-1945) с иллюстрацией к роману трилогии «Хождение по мукам» (1958);

– в 2001 году учреждена Всероссийская премия им. А.Н. Толстого, которая присуждается раз в 2 года авторам прозаических произведений за творческий вклад в развитие российской литературы, в номинациях: «Большая проза», «Малая проза», «Публицистика». Учредители: СП России, администрация г. Сызрани, а также Межрегиональный литературный центр В. Шукшина.

Литература, посвященная Алексею Николаевичу Толстому:

– А.Н. Толстой. «Краткая автобиография» (1943);

– Толстая-Крандиевская Н.В. «Я вспоминаю» (1959);

– Крестинский Ю.А. «А.Н. Толстой. Жизнь и творчество» (1960);

– Ираклий Андронников. «Я хочу рассказать вам…» (1963);

– Чуковский К.И. «А.Н. Толстой (из воспоминаний, 1964 год)»;

– Крюкова А.М. «А.Н. Толстой» (История Москвы, портреты и судьбы, 1989);

– В.В. Бузник. «Толстой А.Н.» (изд. «Русская литература ХХ века», 2005);

– Варламов А.Н. «А. Толстой (биография)», «Алексей Толстой» (ЖЗЛ, 2008 год).

***

Алексей Николаевич Толстой оставил свой наказ нам, людям:

«Любите жизнь, возьмите её со всей страстью, сделайте из неё Счастье!»

Эти слова писателя, как и прежде, актуальны, как и его книги, которые будут жить до тех пор, пока мы не перестаем нуждаться в его умных и добрых уроках мудрости и человеческого счастья.

Римма Кошурникова

Фото: Архив, открытые источники


комментария 4

  1. Лиля

    Очень интересный очерк о жизни и творчестве А.Н. Толстом. Практически ничего о его жизни не знала, хотя, конечно, читала с интересом. Теперь Алексей Николаевич открылся для меня не как «красный граф», а как очень неплохой человек. А писатель он, конечно, замечательный.
    Римме Викентьевне большое спасибо, она всегда находит что-то новое и интересное в биографиях своих героев.

  2. Станислав Федотов

    Изо всех очерков Риммы Кошурниковой об известных людях (о многих я высказывался весьма одобрительно) очерк о любимом многими читателями Алексее Николаевиче Толстом мне показался наиболее значительным — как по форме, так и по содержанию. Прочел, не отрываясь, а это, при современном дефиците времени, — лучшая оценка труда автора!
    Жду новых Ваших работ, уважаемая Римма Викентьевна.

  3. Дмитрий Станиславович Федотов

    Алексея Толстого с удовольствием читал еще в юности, в старших классах. Благо — в домашней библиотеке оказалось собрание его сочинений. Наверное, именно с «Аэлиты» и «Гиперболоида…» и началась моя любовь к фантастике и приключениям, которая не гаснет до сих пор! А теперь, прочитав изумительно живой, по-человечески теплый, душевный очерк о великом русском писателе, захотелось вновь перечитать его книги… Спасибо, Римма Викентьевна, за ваш бескорыстный и самоотверженный труд!!!

  4. Natalia Subbotina

    Сердечная благодарность автору за великолепную работу! Римма Викентьевна Кошурникова так интересно и глубоко показала и жизнь, и творчество Алексея Толстого, «дала слово» самому графу высказаться, аккуратно вводя к месту цитаты известного писателя. Толстой для меня «зазвучал» по-новому. И главное,- автору удалось пробудить интерес к творческому наследию Алексея Николаевича настолько, что окончив чтение этой «юбилейной статьи», хочется продолжить путешествие по страницам ещё не прочитанных ранее его книг. Достойный юбилей устроила Римма Кошурникова графу Толстому, не восславив его общими формальными фразами,- но многогранно и ярко высветив личность и творчество это человека предельно ясно и честно. Отдельная признательность автору за высокое качество работы, испытываешь радость от встречи с профессиональным подходом настоящего Мастера!

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика