Среда, 18.09.2019
Журнал Клаузура

Высокомерие к другому вызывает высокомерие других к тебе

Показ фильма «Антон тут рядом» завершился дискуссией об аутизме в РФ

Автор фильма «Антон тут рядом» о мальчике-аутисте, кинокритик и главный редактор журнала «Сеанс» Любовь Аркус перед открытым показом картины в мультимедийном пресс-центре РИА Новости

Показ фильма «Антон тут рядом», организованный Центром документального кино DOC в среду вечером в мультимедийном пресс-центре РИА Новости, собрал рекордное количество зрителей и завершился бурными аплодисментами в адрес режиссера.

Картину «Антон тут рядом» главный редактор журнала «Сеанс» Любовь Аркус и оператор Алишер Хамидходжаев снимали четыре года. За это время главный герой фильма — подросток-аутист Антон Харитонов превратился из мало приспособленного к нормальной жизни мальчика в человека, научившегося общаться с людьми, «улыбаться, плакать, готовить, разговаривать по телефону, не бояться собак и терпеть». Камера запечатлела жизнь не только Антона, но и его отца, оставившего семью, матери, у которой диагностировали рак, и нашего государства со всеми его социальными проблемами.

«Сейчас с Антоном все хорошо, он живет с папой. Примерно раз в месяц Антон приезжает к нам в «Сеанс». С папой у него спокойные отношения. Нина (жена папы — ред.) отчасти к нему привязалась, отчасти терпит. И Антон отчасти терпит. Сказать, что все прямо супер, нельзя. Но это тот максимум, которого мы могли добиться. Папа его перестал стесняться, и я это отметила как несомненное папино достижение», — рассказала режиссер.

По ее словам, снимать картину она начала не сразу, а примерно через четыре месяца после знакомства с Антоном.

«По-настоящему все началось, когда я увидела Антона в психиатрической больнице. И мы уходили с Ринатой (мамой Антона — ред.) — он нормально с нами сидел и ел, и вдруг так подошел и, размахнувшись, разбил себе голову об стенку. И сразу же выбежали люди, которые начали говорить: «Мы же вам говорили, что он ведет себя неадекватно!» И я вдруг подумала, что он ведет себя очень адекватно, потому что я бы на его месте сделала так же. Это моя реакция на то, что от меня уходят и оставляют здесь близкие люди. И я подумала тогда, что Антон — это я. Но это было самое начало…», — подчеркнула Аркус.

Режиссер призналась, что изначально хотела отснять вместе с Алишером Хамидходжаевым материал и отдать его кому-то из знакомых режиссеров, но потом решилась делать фильм сама. Более того, она стала полноценным участником картины. Через свой закадровый монолог Аркус рассказала обо всем, с чем столкнулся Антон. Обо всем, с чем столкнулась в своей жизни она сама. Обо всем, с чем вообще сталкивается человек — о горечи, одиночестве, отчаянии, необходимости чувствовать любовь.

«Скажу честно и откровенно — я делала этот фильм не для себя, а для того, чтобы люди его увидели и поняли то, что поняла я. Мне кажется, что я по сути ничего не исказила и ничего не утаила. Я не показала Антона в приступе аутоагрессии, во-первых, потому, что считала, что это невозможно — он беззащитен перед камерой, а во-вторых, это могло испугать людей и заслонить от них то, что есть Антон по-настоящему», — рассказала режиссер.

Аутисты искренне, изо всех сил хотят общаться. По истории Антона это видно. Аркус удалось сделать Антона Харитонова не пугающим, не удивляющим, а очень понятным. Камера и режиссер показали, что общаться Антон может, но только когда к нему обращаются с любовью. Именно поэтому он и убегает из кэмп-хила «Светлана», когда оттуда уезжает единственный человек, которому Антон доверял. «Его здесь никто не любит. Он ни с кем не общается», — говорит один из участников собрания волонтеров «Светланы».

«Я все время мучаюсь, что не сказала важные вещи. Когда Антон рос, у него была пенсия 8 тысяч рублей, и у Ринаты — 5 тысяч. А вот когда Антон получил путевку в интернат, на него уходило интернату 35 тысяч рублей. Плюс его пенсия. Больше полутора тысяч долларов интернат получал на Антона, а мама получала шиш. Вот то, почему стоит бить в колокол! Я бы попросила умных чиновников посчитать, сколько государство тратит на интернаты. Суммы могли бы быть меньше. Я не виню всех врачей, которые работают в таких интернатах. У Антона был чудесный врач-психиатр. Он не виноват. Система такая. В «Светлане» Антона обижали, а в интернате — нет, до сих пор некоторые нянечки мне звонят и спрашивают, как Антон. Они не виноваты! Система такая. Было бы дешевле, если это все разукрупнить и сделать специальные дома. Мне очень нравится система, которая распространена в Германии, Франции, Израиле, других странах. Во главе дома — родители, там живут 6-8 людей с особенностями и такое же количество специалистов. И у них нормальная жизнь, а не койка, которая тебя убивает», — отметила Аркус во время дискуссии, в которой приняли участие специалисты и журналисты.

Другим вопросом, поднятым на дискуссии, стала проблема того, что в Международной классификации болезней 10-го пересмотра есть диагноз «Ранний детский аутизм», есть «атипичный аутизм», есть еще несколько вариантов аутизма, но ни в одном из них не говорится о том, что аутизм не проходит после определенного возраста. Мама аутичного ребенка заметила, что в России общее место имеет практика, когда после 18 лет диагноз «ранний детский аутизм» снимается, как будто аутичные черты у человека после достижения совершеннолетия проходят. Обычно следом за этим ставят диагноз «шизофрения». Аркус заметила, что и Антону был поставлен такой же диагноз.

Несмотря на существующие споры между психиатрами и коррекционными педагогами, все специалисты сошлись во мнении, что главное, чего не хватает аутистам любого возраста в России, — это консолидированный подход. Объединение усилий министерств, департаментов, НКО, родительских организаций и фондов, а так же СМИ, поможет «поймать» аутизм на раннем этапе, создать для таких ребят инклюзивную систему образования, а впоследствии трудоустроить их. То есть сделать все для того, чтобы человек с диагнозом «аутизм» смог стать членом общества, имеющим не особые права, а равные.

«Общество здесь и сейчас меняется. Медленно, но меняется. И ранняя диагностика абсолютно необходима. Родители должны понимать, на какие признаки обратить внимание и куда побежать. Должна быть коррекция — по всей стране, а не только в Москве и в Питере, должно быть поддерживаемое проживание, должно быть трудоустройство. Все делается в этом направлении, но очень медленно. Если государство будет это поддерживать, если будет обращаться к опыту некоммерческих организаций и зарубежных, и родительскому сообществу — все будет чудесно», — отметил руководитель реабилитационной программы центра реабилитации инвалидов детства «Наш Солнечный мир» Игорь Шпицберг.

Все специалисты признают, что аутист может развиваться в «понимающей среде», где с ним общаются с терпением и любовью, а президент ЦЛП Роман Дименштейн отметил, что для того, чтобы таким, как Антон, было комфортно в нашем обществе, люди должны научиться не только терпеть, но и «летать».

На фото:  Руководитель реабилитационной программы центра «Наш солнечный мир» Игорь Шпицберг во время дискуссии в мультимедийном пресс-центре РИА Новости после открытого показа фильма «Антон тут рядом» о мальчике-аутисте, снятого кинокритиком и главным редактором журнала «Сеанс» Любовью Аркус.

Фильм «Антон тут рядом» выходит в российский прокат 11 октября. Его показы пройдут в 10 городах России. После проката картину покажут по «Первому каналу».

«Высокомерие к другому вызывает высокомерие других к тебе»

Общество почти ничего не знает как об аутистах, так и о людях с другими психическими нарушениями, а главное — не хочет знать. Такой вывод можно было сделать после показа и обсуждения фильма «Антон тут рядом» о мальчике-аутисте, показанный в мультимедийном пресс-центре РИА Новости в рамках проекта Центр документального кино DOC. Показ приурочили ко Всемирному дню психического здоровья, который отмечается 10 октября.

«Антон — это я»

Режиссер фильма, кинокритик и главный редактор журнала «Сеанс» Любовь Аркус, снимала эту документальную ленту четыре года. Она набрала 600 часов материала, из которого долго, кропотливо и с любовью собирали фильм, получивший в итоге на 69-м Венецианском кинофестивале специальный приз Mouse dargente итальянских интернет-критиков. С прокатной судьбой у ленты тоже все хорошо: скоро фильм покажут на фестивале «Другое кино» и «Первом канале». Но дело даже не в наградах и ее дальнейшем успехе: картина, где рассказывается сложная история аутиста, нуждающегося в любви, заботе и близких (мама Антона умирает от рака, папа ушел к другой женщине) затронула сложную и спорную для России тему.

Во время показа ленты в трех переполненных залах пресс-центра РИА Новости зрители сидели, затаив дыхание. В свете проектора у зрителей буквально блестели слезы. Без слез или хотя бы щемящего сердце чувства картину нельзя смотреть: потому что снято честно и без прикрас. За долгое время съемок Любовь Аркус начала принимать активное участие в судьбе молодого человека и поневоле сама стала одним из героев ленты, а мальчик Антон для нее близким человеком.

Как только свет после показа включили и на сцену поднялась сама режиссер картины, зрители встали со своих мест и зааплодировали стоя. Решив опередить главный вопрос – в каком состоянии сейчас находится герой фильма — Аркус рассказала, что с  Антоном все хорошо, насколько это возможно. Он живет вместе со своим отцом и его новой женщиной. «С папой у него нормальные отношения, Люда отчасти привыкла, отчасти терпит. Но наше большое достижение, что папа перестал его стесняться», — рассказала Аркус, сразу задав разговору направление.

Как быстро оказалось, на показ фильма и обсуждения пришло много родителей, чьи дети – аутисты или страдают другими психическими расстройствами. У микрофона выстроились буквально очереди желающих задать вопрос Аркус или гостям-специалистам: руководителю реабилитационной программы центра «Наш солнечный мир» Игорю Шпицбергу, председателю правления Центра лечебной педагогики Роману Дименштейну, главному детскому специалисту-психиатору центрального федерального округа РФ Наталье Симашковой. Хотя, конечно, больше всего вопросов было к режиссеру.

Аркус рассказала, что начала снимать на четвертый месяц знакомства с Антоном, когда он находился на лечении в психиатрической больнице. Однажды, после посещения съемочной группы, мальчик разбил себе голову, будто бы намеренно стукнувшись о стену. «Медперсонал прибежал и стал говорить – вот видите, он неадекватный. А мне как раз показалось, что он ведет себя очень адекватно. У меня была бы такая же реакция, если бы меня постоянно покидали. Тогда я поняла для себя, что Антон – это я». – неожиданно призналась режиссер.

Следом поблагодарить режиссера решила Наталья Симашкова, которая сразу объяснила повышенный интерес общественности к аутизму: частично этой проблеме была посвящена 67 сессия Генеральная Ассамблеи ООН в этом году. По ее словам, тяжелой формой этой распространенной болезни страдают 8-12% аутистов, и герой фильма, относится именно к этой категории. «При правильной и своевременной реабилитации около 10 процентов больных вылечиваются», — сказала Симашкова.

Диагноз, которого нет

Но Аркус как раз хотела поговорить об остальных аутистах — тех, кто не вылечивается. А так же о методиках лечения в психиатрических больницах. В этот момент обсуждение превратилось в спор. Как вспоминает режиссер, когда они забирали Антона из больницы, он должен был ежедневно принимать массу таблеток, в том числе 8 — мощное лекарство тизерцин, применяемое при психомоторном возбуждении и психозах. Но вот когда мальчик уже находился в деревне «Светлана», где аутисты и душевнобольные живут бок о бок с волонтерами как обычные люди (этот момент есть в фильме) и не принимал лекарств, он стал развивать самые разные навыки, которые не проявлялись раньше – например, стал больше говорить и начал работать.

На этот комментарий Симашкова возразила расплывчито: мол, таблетки принимать нужно, но не в то время, когда они мальчику были прописаны. Тогда уже было, оказывается, поздно.

Разгонявшаяся дискуссия перешла к другому вопросу – существует ли диагноз «аутизм» для тех, кто достиг совершеннолетия. Как выразилась одна из зрительниц, в России диагноза «аутизм» для совершеннолетних нет: после того, как детям с аутизмом исполняется 18 лет, им обычно ставится другой диагноз – «шизофрения». Это подтвердила и Аркус, уточнившая, что сейчас у Антона именно такое заключение докторов.

Режиссер лишний раз напомнила, как сложно приходится родителям детей-аутистов: «мама Антона получала пять тысяч рублей в месяц, Антон – восемь, хотя интернату передается на лечение ребенка 35 тысяч рублей в месяц». «Знаете, если бы я была на месте Чулпан Хаматовой, и у меня за плечами были бы больные дети, дети-аутисты, нуждающиеся в моей помощи, я бы еще и не такой ролик записала», — заявила Любовь Аркус, намекая на знаменитый видеоролик, записанный актрисой в рамках президентской кампании. Зал разразился аплодисментами.

«Нормальнее половины отдела»

На обсуждении несколько раз всплывала, как тут говорилось, главная проблема аутистов – их социальная адаптация. Как рассказала собравшимся сотрудница РИА Новости Инна Финочка, курирующая в агентстве освещение этой темы, сейчас в РИА Новости работают два аутиста и «отлично справляются со своими обязанностями». Один из них работает уже четыре месяца. Его «особенность» по сравнению с другими коллегами разве что в том, что каждый день он приходит на работу ровно за полчаса до официального рабочего дня, а днем идет на обеденный перерыв приблизительно в одно и то же время. «Я как-то спросила у его начальника, как работает этот парень. Начальник ответал: «Да он нормальнее, чем половина отдела», — под смех зала рассказала Финочка.

«Обществу уже пора понять, что высокомерие к другому вызывает высокомерие других к тебе», — подытожила Любовь Аркус. Ну а точку в дискуссии поставила сама Наталья Симашкова, заключив: «Сегодня день психического здоровья, так что желаю всем здоровья».

МОСКВА, 11 окт, — РИА Новости — http://ria.ru/culture/20121011/771370629.html

МОСКВА, 11 окт — РИА Новости, Мария Токмашева, Инна Финочка — http://ria.ru/culture/20121011/771374046.html


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика