Суббота, 25.05.2019
Журнал Клаузура

Реальные воспоминания о Гагарине

К 85-летию со Дня рождения первого космонавта Ю.А.Гагарина

Это из газет тех лет:

Сделав оборот вокруг Земли, космический аппарат «Восток» с первым в истории человечества космонавтом Юрием Гагариным на борту должен был начать спуск с орбиты, но возникли неполадки в тормозной двигательной установке и сход с орбиты произошел с опозданием. Кроме того, орбита оказалась выше расчетной на 40 км, т.к. двигатели проработали больше положенного времени. Всё это привело к тому, что приземление Гагарина и спускаемой кабины-капсулы произошло в Саратовской обл. недалеко от г. Энгельс, хотя первоначально планировалось в степях Казахстана или около Волгограда. В Центре управления полетом оценили внештатную ситуацию и была дана команда всем дивизиям ПВО, находящимся в зоне (коридоре) спуска аппарата, отслеживать воздушную обстановку.

В 10:48 дежурные операторы зенитно-ракетного комплекса дивизиона ПВО около г. Энгельс заметили на экранах радара метку от неопознанной цели, которая затем на высоте 7 км. разделилась на две. Доложили дежурному офицеру, тот доложил командиру дивизиона, который знал о космическом полете. Операторы определили азимут и предполагаемое расстояние до цели. Командир дивизиона вместе со взводом солдат выехал к месту предполагаемого приземления спускаемого аппарата. А незадолго до этого Ю. Гагарин услышал хлопок — это отстрелилась крышка люка, затем произошло катапультирование и раскрытие парашютов.

Кабина-капсула и кресло с Ю. Гагариным спускались на парашютах отдельно. Пытаясь сориентироваться, Ю. Гагарин заметил, что местность ему знакома. Это была Саратовская земля, здесь он совершал учебно-тренировочные полеты на «ЯК- 18», отрабатывал прыжки с парашютом, когда занимался в клубе ДОСААФ во время учебы в индустриальном техникуме. Внизу была видна река Волга, поселки на берегах, вспаханные поля. На мягкую пашню около деревни Смеловка Ю. Гагарин и приземлился.

За несколько минут до этого шестилетняя девочка Рита (Румия) и её бабушка — колхозница Анна Тахтарова кормили привязанного на пригорке теленка. Рита первой увидела яркие купола парашютов высоко в небе и указала на них бабушке. Вместе они стали следить за ними. Когда Ю. Гагарин приземлился, отцепил парашют, с трудом снял гермошлем, колхозница и её внучка стали медленно приближаться к космонавту.

После он скажет на пресс-конференции:

«Жена лесника с внучкой – первые люди, которых я встретил на Земле после полёта» — а ведь замечательная случайность!

***

Александр Сорокин

Академик РАО СССР – РФ

Вот что у меня из слухов о Юре Гагарине осталось в памяти. Лично его видел издали, примерно с 20 м, в Политехническом. Он приезжал с Беляевым на популярные тогда Четверги, программа была потрясающей, помню Вознесенского и Рождественского, и еще профессора Герасимова, который восстанавливал лица по черепам; такую страшилку рассказал, что я до сих пор помню.

В конце Четверга на сцену пригласили Космонавтов; поразился, какие они ладненькие при очень маленьком росте. Гагарин улыбался, шутил, что-то очень толково рассказал о своих ощущениях в полете, о планах — (хочу еще раз, а возможно, и не раз, побывать в Космосе!). Публика из зала ломанула к сцене, я с ней, вот и разглядел обоих героев с двадцати метров — слава Богу, было прогалина среди голов, а так космонавты на голову были ниже среднего роста. Отец знал космонавта Берегового, тот был из летчиков-испытателей, асс, а не из младшего летного состава, как Гагарин и космонавты первого набора.

Королев так до конца и не решил, что лучше — ассы, как у американцев, или молодёжь с короткими курсами космонавтов. В каждом полете случались нештатные ситуации, и умели из них выпутываться профессионально, конечно, только испытатели с большим налётом. Гагарин быстро набрал командирскую власть, согласно его быстрой же карьере, и был далеко не «свадебным генералом», к чему его подталкивала представительская работа. Он четко брал в свои руки управление отрядом космонавтов, хотя такой должности, насколько я знаю, официально не занимал. И на совещаниях последовательно отстаивал ту точку зрения, что космонавт — иная профессия, недели летчик-испытатель, здесь куда важнее способность наблюдать, фиксировать, а для этого нужны специальные, а не только лётные знания. Сам получил высшее образование в Академии Жуковского честно, не «списывая» и не давя авторитетом. Хотя тройки ни одной, и четверок было мало, сплошные Отлично. Занятия посещал плотно, насколько это было возможно при его обязанностях. И становился действующей фигурой, ферзём в космонавтике. Когда он погиб, кто-то всерьёз подозревал происки соперников по работе.

К лётной работе вернулся именно от того, что страстно желал летать и уже пресытился мировой славой. Чувствовал, что сложившийся режим его как летчика и космонавта убивал, и использовал весь свой авторитет, чтобы вернуться к лётной подготовке и к реальной работе. Зарядку, кстати, возобновил и делал ежедневно.

Про личную жизнь слышал от действительно знающих людей. Его «медными трубами» оказалась свобода в выборе женщины. Достоверно изменил жене, якобы, с буфетчицей, в которую влюбился, а поскольку от природы был безбашенно смелым человеком, полез к ней в спальню, на курорте, по стене. Сорвался, получил ужасающую травму черепа (по счастью, не смертельную), тем более что находился навеселе. Этот случай его отрезвил, наверное, после этого он и пересмотрел свою жизнь.

Вообще, эта смелость отличала всех космонавтов первого набора, многие из них такою и жили — без тормозов. Мой друг по Научному студенческому обществу в МАИ близко дружил с одним из членов отряда космонавтов первого набора. Он рассказывал мне под большим секретом, что как-то они с этим космонавтом, крепко выпив, шли по городу. Вдоль дороги стояли личные машины граждан, и космонавт на них вдруг взъярился.

Это были 60-е, середина, и для коммунистически воспитанных молодых ребят, владение личной машиной было признаком морального уродства. Космонавт вдруг начал хватать огромные камни, поднимать над головой и яростно обрушивать на машины! Сам метр с кепкой, а силища-то ого-го! С трудом уволок мой друг космонавта от ареста, тот буянил ещё полчаса. Через полгода, распознав в нём нашу классическую болезнь, отчислили по другому эпизоду, и, насколько знал тот мой друг, он довольно быстро спивался.

Это для понимания фона тогдашней жизни Гагарина: ребята были отчаянные, нормальная выпивка и победы над женщинами были, как обычно в офицерской молодёжной среде. Так что не надо Юрия (ред. — Гагарина) елеем замазывать! По поводу гибели экипажа и самолёта Юрий Гарнаев (ред. — лётчик испытатель, погиб 6 августа 1967 года в катастрофе вертолёта Ми-6ПЖ при тушении с воздуха лесных пожаров во Франции) официально заявлял о несогласии с выводами правительственной комиссии. Доклад у них и впрямь какой-то ослабленный, много версий и никакой конкретики. Может, и впрямь замазывали кого-то высокого, летавшего в этом районе, как считал Леонов?

Если Гаранин действительно не сочиняет и в крови Серегина не было гормона страха, то его версия самая непротиворечивая фактам. Серегин болел, — сердце, скрывал это и мог потерять сознание, заблокировав телом сдвоенный штурвал. Сколько второй пилот не тужись, машину из пике уже не выведешь. В целом получилось, что главной причиной гибели Гагарина стал его авторитет (в конце концов — хочу и летаю!) и отсутствие над ним отрезвляющей воли Сергея Павловича. Уж тот нашёл бы спокойное и нормальное решение, и, думается, не допустил бы малоконтролируемую ситуацию с полетами Первого Космонавта…

Есть ещё один слой в легендах о Гагарине. Мистический. Там и удивительные и опасные совпадения, и инопланетяне, и слепая всевидящая старушенция… Однако яснее проглядывает именно драма характера, сильного, смелого самозабвенно, по-русски мудрого и по-русски же, по большому счету, неприкаянного, бедового и трагического…

В очерке упоминается отец А. Сорокина, Анатолий Сорокин – трижды лауреат Сталинской премии – авиация.

***

Виктор Соя

Заместитель директора Музейного комплекса Санкт-Петербургского Политехнического университета. Полярник. Геофизик.

Ты спрашивал у меня воспоминания по полету Гагарина. Вряд ли это тебе пригодится — но посылаю.

Учился я тогда в школе №6 г. Ломоносова. Приятель заведовал школьной радиорубкой — трансляция собраний, музыка на вечерах и танцах. Я, конечно, тоже там пропадал и в учебное, и в неучебное время, поскольку мы еще работали на любительской коротковолновой радиостанции

(“Всем, всем, всем на 10 метрах! Я — Ульяна Анна Единица Коллективная Центр Иван Краткий, кто меня слышит — ответьте” – видишь, и позывной помню!)

Сейчас не помню причину, почему мы были в тот час в радиорубке и услышали о полете Гагарина одни из первых, но трансляцию сообщения врубили на полную громкость прямо во время уроков. Учебный процесс сорвали, но наказания за это не понесли, не мы – так кто-нибудь другой его сорвал. И учителя, и все школьники выскочили в актовый зал, был ор, песни, обнимашки и поцелуи.

***

Александр Зиновьев

писатель

О Юрии Алексеевиче Гагарине сказано, рассказано и написано, и показано так много, что уже и не сообразить, как же ещё-то поступить. Что можно рассказать, о чём никто не слышал, не знал.

У людей принято отмечать дни рождения. Особенно юбилейный. Этот день рождения был бы для Юры, это для друзей, для жены, детей, для Юрия Алексеевича, так для всех остальных, стал бы восемьдесят пятым. Скорее всего, даже при его живейшей жизни, он бы слегка так прибавил в солидности. Очевидно, носил погоны с достаточным количеством больших звёзд. Был бы уже НН лет на пенсии. Нянчился бы с внуками, что-то там с тяпкой на огороде. Обязательно ездил бы на встречи с новыми пионерами и космонавтами. Ну, то есть жил бы как все. А мы бы его любили и при встрече обязательно радостно здоровались.

А в памяти застряла фраза, приписана яркому Президенту Америки, с которой наша страна старательно дружит, Джону Кеннеди:

«Не спрашивай, что твоя страна сделала для тебя, — спроси, что ты сделал для своей страны».

Слегка так не на наш манер фраза звучит, но когда сам всегда живёшь именно с таким отношением к Родине, когда знаешь, что и Юрий Алексеевич всегда жил именно с этим в душе и сердце, становится легко о нём и думать и писать.

Я сейчас могу только мысленно обратиться к нему, понимая, что это отчасти очень даже хорошо, что обращаюсь. Хорошо для меня, дня нас. Я решил попробовать обратиться ко многим людям, кто Юрия Алексеевича видел только на телеэкране, в кино или на страницах прессы с вопросом: «Знаете, каким он парнем был?»

***

Александр Карцев

Писатель, кавалер ордена «Красной Звезды» и медали «За отвагу»

Друзья, которые пригласили меня на несколько дней погостить у них в Звёздном городке, рассказали мне, где я смогу его найти. Это оказалось совсем не сложно — между домом номер два и Центром подготовки космонавтов, на небольшой аллее. Почему-то я был уверен, что Юрий Алексеевич будет в военной форме, но он оказался одетым в штатское. Это было немного неожиданно для меня.

Друзья сказали, что он смотрит туда, где по утрам встает солнце. А под ногами у него бьёт небольшой родник.

Памятник я нашел быстро, но никакого родника поблизости не было. Или, может быть, я просто плохо его искал? Но это было не важно — есть ли там родник или нет. Не важно, куда смотрит Юрий Алексеевич. Важно было другое — мне нужно было обязательно побывать на этом месте. Очень нужно.

Как и многие мальчишки, родившиеся в середине шестидесятых годов, я считал, что родился в самое неудачное время. Потому что прошло почти 20 лет с тех пор, как закончилась Великая Отечественная война. И все подвиги, которые только можно было совершить, были уже совершены. Уже побывал в космосе Юрий Алексеевич Гагарин. Где-то на Дальнем Востоке завершалось строительство Байкало-Амурской магистрали. А Целина была уже практически вся освоена. Получалось, что все уже было сделано до нас!

Я родился в небольшом подмосковном городе Клину. В соседнем доме проживала мама летчика-космонавта Артюхина Юрия Петровича. Мальчишками мы часто бывали в ее квартире, где размещался небольшой импровизированный музей, посвященный нашему прославленному земляку. Удивлялись тюбикам с едой для космонавтов и шутили, что скоро будем получать их в школе на обед.

А на соседней улице находился дом, в котором перед войной жил известный советский писатель Аркадий Петрович Гайдар. Именно в Клину написал он свои самые известные произведения — такие как «Чук и Гек», «Судьба барабанщика», «Тимур и его команда». Именно в Клину читал он местным мальчишкам свои, только что написанные, произведения.

А на соседней улице находился дом, в котором перед войной жил известный советский писатель Аркадий Петрович Гайдар. Именно в Клину написал он свои самые известные произведения — такие как «Чук и Гек», «Судьба барабанщика», «Тимур и его команда». Именно в Клину читал он местным мальчишкам свои, только что написанные, произведения.

В детстве я не мечтал стать писателем, но почему-то очень жалел, что не застал Гайдара. И не смог побывать среди тех мальчишек и послушать его рассказы. Я не мечтал стать космонавтов, не мечтал летать к звездам. И открывать новые миры. Я мечтал стать разведчиком. Была у меня на то своя, личная причина.

Но теперь детство прошло. Я учился на выпускном курсе прославленного Московского высшего общевойскового командного училища имени Верховного Совета РСФСР. Моя детская мечта сбылась — и уже четыре месяца меня готовили к выполнению специального задания в Афганистане. Я изучал историю, традиции и обычаи народов этой страны. Учил фарси и множество других, нужных и не нужных вещей.

Перед отправкой в Афганистан мне сказали, что я обязательно должен оставить здесь что-то, ради чего я обязательно вернусь (есть у разведчиков такая примета). Что такое я должен оставить, я не знал. Оба моих деда погибли во время Великой Отечественной войны. Именно поэтому мои родители были категорически против того чтобы я стал офицером. В Афганистане уже шестой год шла война и они почему-то были уверены, что если я стану военным, то обязательно туда попаду и погибну. Поэтому я не мог обратиться к своему отцу с этим вопросом? Не мог обратиться и к своим однокурсникам, которые не должны были знать о истинной цели моей командировки.

Одно я знал точно, что прежде чем что-то оставить, сначала это «что-то» нужно было найти. И именно поэтому я простоял почти всю ночь у памятника Гагарина. Пытаясь найти ответы, на мучившие меня вопросы.

Едва ли это можно было назвать разговором? В разговоре хотя бы кто-то должен был говорить. Памятник говорить не мог. Я же ничего не рассказывал. И ни о чем его не спрашивал. Но я прекрасно понимал, что ответ – это не всегда слова. Иногда лучшим ответом бывают дела и поступки тех, кому мы верим. И тех, с кого мы стараемся брать пример.

Я стоял рядом и думал о том, как простые деревенские ребята, Юрий Гагарин и Юрий Артюхин, в тяжелые послевоенные годы смогли выучиться и стать космонавтами. Вспоминал слова Гагарина о том, как красива Земля из космоса. Я смотрел на ромашку в его руках и понимал, как сильно он любил свою жену. Любил жизнь и всех нас. Все это было очень важно для меня.

А на рассвете мы вместе с Гагариным смотрели туда, где над лесом вставало солнце. И когда я уходил от памятника, я был благодарен за все это Юрию Алексеевичу.

Я понимал, что нашел то, ради чего должен буду обязательно вернуться. Но ответы на многие свои вопросы я тогда так и не получил.

Впереди был Афганистан, была война, были другие горячие точки и другие специальные операции. И только сейчас я нашел ответы на свои вопросы.

Ведь это очень важно, чтобы простые ребята могли исполнить свои детские мечты — стать учеными или врачами, инженерами или космонавтами. Что мы должны очень сильно любить своих родных и близких. И свою Родину. И ради них должны быть готовы на любой подвиг. Но не тогда, когда просчёты, глупость и жадность одних, будут рождать подвиги других.

Что прежде, чем лететь к другим планетам и звездам, нам нужно навести порядок на Земле. Чтобы нам было не стыдно показать своим новым друзьям нашу планету – красивую, процветающую и благополучную. Где люди живут долго и счастливо, в мире, труде и созидании. Потому что лететь к другим мирам есть смысл лишь для того чтобы получать новые знания и находить новых друзей. А не потому что из-за нашей глупости и безответственности Земля стала непригодной для проживания, покрытая мусором и кладбищами, отравленная и изуродованная.

Потому что, если мы здесь, у себя на планете, не научимся жить в мире и в созидании, то и другим мирам ничего хорошего принести мы не сможем. А значит, едва ли мы буде там нужны?! Да, человечество совершило слишком много ошибок в своей истории. И нам нужно научиться их исправлять. А не плодить новые.

Сейчас я знаю, что, если бы мне посчастливилось встретиться в своей жизни с Аркадием Петровичем Гайдаром и с Юрием Алексеевичем Гагариным, они сказали бы мне именно это. И я искренне благодарен им за то, что они меня этому научили!

Именно ради этого нужно было обязательно вернуться с войны. Вернуться живым. И не только самому (за все 26 месяцев своего пребывания в Афганистане и следующие 30 лет среди моих подчиненных не было ни одного убитого).

Да, мы обязательно должны возвращаться домой с войны и из дальних космических полетов, из других стран и других континентов. Возвращаться более умными, сильными и смелыми. Потому что еще очень много нам нужно сделать у себя дома, в своей стране и на нашей планете – хорошего и доброго. Ради людей и для людей, живущих на нашей земле. И тех, кто будет жить после нас.

***

Юрий Шурчкой

Писатель, фотограф, член РОО «Ветераны внешней разведки».

Юрий Гагарин… Юрий Гагарин… Это имя шло рядом со мной по жизни, начиная с того момента, где я еще не родился. Юра совершил космический полет за два месяца до моего рождения, поэтому, совершенно естественно, что родители не сомневались, какое имя мне дать. Конечно Юра! Но, называли меня все — Юра Гагарин!

Я помню Гагарина. Это имя звучало из радиолы «Латвия» и телевизора «Рекорд», на экране которого показывали знакомого с детства Юру Гагарина. Моя память, выдергивает из далекого детства лишь фрагменты. Черно-белая картинка Юры в телевизоре.

Трибуны, выступления. Дворец съездов с красным знаменем за трибуной. Кинохроника… Газета «Правда» с фотографиями Юры…

Что мог тогда чувствовать маленький мальчик?

Конечно гордость за свою Родину, радость, счастье! Мой отец увиделся, однажды, с Юрием Гагариным. Моей гордости не было предела, как будто это я пожал руку Первому космонавту мира! Потом, я чуть ли не каждый день просил отца снова и снова рассказать об их встрече. Какой он, на самом деле, Юрий Гагарин? Отец говорил, что это обычный человек, простой в общении, улыбчивый. Может даже выпить за компанию! В последнее, я никак не мог поверить, потому что боги – не могут выпивать с простыми людьми! Да и вообще, они не могут выпивать! Целая эпоха пробегает в памяти пленкой документального кино. Гагарин, Леонов, Терешкова… И вдруг, словно небо обрушилось на голову, когда в коротком сообщении программы «Время» я услышал, что Юра погиб.

Краски вокруг стали черно-серыми. Кощунственно звучит, но в восприятии людьми сообщения о гибели двух летчиков фамилия Серегин как бы отошла на второй план. Нет, это тоже трагедия, но ведь –Юра погиб.

Интернета не было, поэтому люди хватали любую информацию, слухи, сплетни. Как, почему?! Да как вообще такое могло случиться?! Помню, как я вышел гулять во двор, а люди вокруг – другие.

Молчаливые, сутулые, хмурые. Черно-серое выплеснулось на улицы — за пределы квартир и семейных миров. Я был слишком маленьким, чтобы все понимать. Но было ощущение беды, потери, утраты, и того, что «как раньше» уже не будет никогда.

В год гибели Юрия Гагарина я пошел в первый класс. Жизнь закрутилась по-новому. После школы поступил в техникум космического машиностроения. Практика на заводе имени Хруничева, где я впервые увидел космические корабли.

Случайная ветвь биографии? Или имя играло роль? Трудно сказать.

Память легко пролистывает десяток лет и показывает дорогу в деревню Новоселово Киржачского района. Я оказался там, вроде бы, случайно, когда ехал по делам. И вдруг мне говорят – это та самая деревня, где погиб Юрий Гагарин. Меня как холодной водой окатили. Заехал. Постоял у обелиска. Посмотрел на срезанные самолетом верхушки берез. О чем я думал там? Не помню. Ощущение картинок из детства, из телевизора из рассказов отца. Жизнь была уже другая, эпоха другая. Впереди предстояли такие исторические водовороты, что только держись!

Юра Гагарин… Юра Гагарин…

Так меня уже не называли больше никогда.

***

Д. В. Минаев

Директор Мемориального комплекса:

Мемориал на месте трагической гибели Ю. А. Гагарина и В. С. Серегина

Моё отношению к Юрию Алексеевичу Гагарину? Работая директором Мемориального комплекса на месте гибели Героев СССР, первого космонавта планеты Земля, лётчика испытателя Гагарина Ю.А., и командира авиационного полка, инженер-полковника Серёгина Владимира Сергеевича, я всё больше и больше стал углубляться в биографию этих великих людей, особенно Юрия Алексеевича.

Читая много книг и смотря передачи по телевидению, я ещё сильнее убеждаюсь, что Юрий Алексеевич Гагарин был человеком огромной морали, готовым всегда прийти на помощь любому человеку, будь то родной, или близкий человек, или совсем незнакомый, который обратился к нему за помощью, а таких было ох как много!

Что мне больше всего нравится в Юрии Алексеевиче, так это то, что он безмерно любил своих Родителей, уважал и почитал и сильно любил свою большую и малую Родину – Россию!

Я бы хотел быть современником Гагарина, хотел бы пообщаться с таким высокообразованным человеком, добрым, отзывчивым, с обаятельной улыбкой, которая обаяла весь мир и что самое удивительное, с Человеком с Большой Буквы, который смог вынести такое сильное испытание, как испытание Славой!

Для меня Юрий Алексеевич Гагарин – это Легенда, человек-магнит, который даже с портрета, или фотографии притягивает к себе!!!

К этому моему письму присоединяются все шесть служащих Мемориала

***

Юрий Тулин

Староста общины Храма Архистратига Михаила.

У стен этого Храма лежит в земле нашей русской генерал и дирижёр Халилов Валерий Михаулович

Сейчас, как и во все времена, люди не могут изложить свои мысли, скорее даже дать определение своим действиям, поступкам, не говоря уже о ходе мысли.

Я из общины храма Михаила Архангела. Имя моё Юрий, или Георгий.

Мы недавно с ней обсуждали Ваш вопрос о Гагарине — позвольте и я выскажусь, что для меня Ю.А. Гагарин

В детстве он был для меня человеком, который так же носил имя Юрий, как и я. Большинство из нас всегда считают себя некими недотепами, особенно в детстве. Что-то не можем сделать, или понять.

Я не исключение. И частенько бывало я задумывался, а ведь и у Гагарина наверняка были такие проблемы, а смог преодолеть их, перешагнуть через них, и более того полететь в космос!

Сейчас, когда стало слишком много информации о великих людях понимаешь, что Юрий Алексеевич был простым человеком.

Которому не чужды человеческие слабости. И даже не стоит обсуждать из какого источника и какая информация о нем — он был простым человеком, он был Землянином!

Но вот когда мой сынишка стал поминать за упокой, говоря по детских чисто и просто: «… Господи, помяни за упокой души раба Божьего Гагарина…».

Здесь я осознал, что все происходит по воле Божьей. И не зря многие космонавты, в т.ч. и сам Королёв (!) много жертвовали в церковь, во славу Божью.

Простите, что как-то сумбурно и настырно мое изложение, но поверьте — это от чистого сердца!

Рад возможности общения с Вами даже во так, через сеть.

Воспоминания собрал и предоставил журналу «Клаузура»

Александр Зиновьев

Под редакцией Дмитрия Плынова 


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика