Воскресенье, 09.08.2020
Журнал Клаузура

По законам невольника чести: О крымском педагоге, артисте, барде, поэте, путешественнике, спасателе, лётчике, Заслуженном артисте Автономной Республики Крым, лауреате Премии Автономной Республики Крым Константине Юрьевиче Фролове

Ольга Алексеевна Иванова – педагог, писатель, член Союза писателей России, автор 15 авторских сборников, заслуженный деятель искусств Автономной Республики Крым, лауреат Всероссийской литературной премии им. Н.С. Гумилёва, Премии Автономной Республики Крым, лауреат Золотой медали «Василий Шукшин». Трудилась в системе образования и науки. Работала руководителем службы по делам несовершеннолетних Автономной Республики Крым (начальником отдела, начальником управления). Работала заместителем министра образования и науки Республики.


По законам невольника чести:

О крымском педагоге, артисте, барде, поэте, путешественнике, спасателе, лётчике, Заслуженном артисте Автономной Республики Крым, лауреате Премии Автономной Республики Крым Константине Юрьевиче Фролове

Читающая и театральная публика каждый раз с нетерпением ждёт новых встреч с Заслуженным артистом Автономной Республики Крым, лауреатом Премии Автономной Республики Крым Константином Юрьевичем Фроловым. Педагог, артист, бард, поэт, путешественник, спасатель, лётчик Константин Юрьевич многогранен и разносторонен, поэтому каждая встреча с ним всегда в чём-то неожиданна. Он выступает на сцене со спектаклями или концертами, выпускает поэтические сборники, лазерные диски, публикует дневниковые записи путешествий…

Люблю перечитывать его книги, а более всего – сборник «Гималайский спасатель», изданный в 2008 году в Симферополе, с его неожиданной компоновкой литературного материала.

В это литературно-художественное издание помещены стихотворения разных лет и тексты песен для кинофильмов такие, что душа не может не откликнуться на них. Они собраны в разделы «История страны моей», «Продолжение молитвы», «Ах, юбилей, юбилей, юбилей», «Написано ещё в ХХ-м веке», «Тексты песен для кинофильмов», «В гостях у Хатшепсут», «А что мне нужно от Всевышнего?».

Виртуозные по форме, поэтические произведения Константина всё же выдержаны в классическом ключе. Отшлифованность строк безукоризненная. Темы – самые животрепещущие.

Константин Юрьевич почему-то редко говорит в интервью и книжных аннотациях о том, что он историк по образованию и учитель. Давно не работая в школе, он всегда остаётся блистательным педагогом в своей поэзии. Многим произведениям предшествуют исторические ремарки, например, в произведении «Севастополь, 5-ый бастион»: «В ночь с 9 на 10 мая 1855 года защитники Севастополя захватили Кладбищенскую высоту. Французы попытались выбить их с этого плацдарма, но им не удалось. В этом бою был смертельно ранен майор Житомирского полка Эраст Агеевич Абаза, автор романса «Утро туманное» на стихи И.С. Тургенева».

Но настоящий учитель – это тот, кто не ограничивается в преподавании гуманитарного предмета констатацией фактов. Это тот, кто умеет зажечь чувство, разбудить эмоции; не только расширить кругозор ученика новой информацией, но и заложить основу для его дальнейшего духовного развития и воспитания, прежде всего, патриотического. Что и делает Константин Юрьевич своим художественным словом:

«Утро туманное, утро седое»…

Звуки гитары и рокот прибоя.

Вздохи, признанья, закаты, рассветы…

Всё это было, но сгинуло где-то.

Против российской безудержной славы

Объединились четыре державы.

Взрывы, стрельба, на развалинах копоть…

И осаждённый врагом Севастополь.

………………………………………..

Штык закалённый, заточенный, русский –

Выше по прочности стали французской.

Суть ведь не в том, что ковали умело –

За Севастополь, за правое дело!

Жив бастион. Не сдаются герои.

Вот уж и солнце встаёт за горою.

Но беспощадно разит, отступая,

Пуля французская, пуля слепая.

«Форте», «пиано», «контральто», «бельканто»…

Нужно ль, скажите, ружьё музыканту?

Но если враг поднимает оружье –

Ради Отечества, стало быть, нужно.

Читатель, кем бы он ни был по национальности, понимает, как нужно любить и защищать Отечество.

Служенье долгу – самый прочный панцирь.

В вопросах чести неуместен торг.

Скупые на эмоции британцы –

И те сдержать не в силах свой восторг.

У англичан растерянные лица –

Всему же есть предел, в конце концов!

Как с армией огромной смеет биться

Отчаянная горстка храбрецов?!

Поэт Константин Фролов переосмысливает историческое значение Крымской войны.

Опять Отчизна заслужила славу,

Сдержав удар десятка хищных стран –

От чопорных, надменных англичан

До чёрных, экзотических зуавов.

Недаром, в память о войне кровавой,

На родине заморских миссиан

Возникли и Альма, и Инкерман,

Одесса, Севастополь, Балаклава.

И за собой не чувствуя вины,

С достоинством мы вышли из войны,

Родной земли не уступив ни пяди.

А враг хороший получил урок

Себе да и своим потомкам впрок –

«Не трогайте Россию, Бога ради!»

Историк К.Ю. Фролов считает, что итоги Крымской войны неоднозначны. Он с горячностью убеждает: «Когда-то нам преподносилось, что Россия потерпела позорное поражение, я с этим категорически не согласен. Несогласие базируется на выводах учёных, историков. Когда говорим, что та или иная сторона потерпела позорное поражение, мы подразумеваем тысячи пленных, ведомых по улицам городов победителя; знамёна противника, брошенные к подножию мавзолея; аннексии и контрибуции; побеждённую страну первой просящей пощады, капитуляции, мира. Но не было пленных, проведённых по улицам Лондона или Парижа, не было знамён, брошенных к их святыням. Россия не потеряла ни пяди своей земли, ни пяди. Мало того, она не просила пощады, она не просила перемирия. Перемирия попросили Франция и Англия. Россия открыла дорогу на весь Ближний Восток. Она продолжала воевать, даже после того, как ушла из южной части Севастополя, и продолжала планомерные атаки, вылазки, разведку и т.п.

Единственное, что потеряла Россия – это право иметь флот на Чёрном море. Буквально через несколько лет без единого выстрела, стараниями наших дипломатов, ликвидирована эта статья в договоре. В результате чего Россия опять стала строить флот на Чёрном море.

Для России не было позорного поражения, да и вообще, тезис о поражении – весьма сомнителен. Россия вела войну со всем миром, то есть это была репетиция Первой мировой войны.

С одной стороны, сражавшихся – одна единственная Россия, которая могла рассчитывать только на свою мощь, на своих солдат и офицеров. С другой – официально четыре страны. Что они из себя представляли? Во-первых, это Османская империя. Это далеко не та Турция с небольшой территорией, которая располагается между Чёрным и Средиземным морем, а огромная империя, в которую входили часть Европы, почти весь Ближний Восток и часть Африки. Кроме того, Франция – огромная страна, которая имела свои колонии. Кстати, именно Франция привезла зуавов – самых отчаянных воинов штурма Сапун-горы, Малахова кургана. И, наконец, Великобритания, над которой вообще солнце не заходило, а также экспедиционный корпус из Австралии и добровольцы из Индонезии и Северной Америки».

Об этом художественными средствами повествует Константин Юрьевич в своих поэтических произведениях, например, в стихотворении «Английская конница». Лёгкая английская кавалерия считалась лучшей кавалерией мира. Но одна из её бригад погибла 13 октября 1854 года в Балаклавском сражении в «Долине смерти». Стихотворение с первой строки ритмом передаёт звуки, исходящие от гарцующего изящного красавца-коня. И этими звуками и образом не возможно не залюбоваться:

Английская конница, лёгкая конница!

Любой пред тобой в изумленье поклонится.

Изящны! Бесстрашны! Красивые, черти!

Но путь ваш проходит Долиною Смерти.

Ах, дивные кони Великобритании!

Цена одного скакуна – состояние!

Забава и гордость Двора королевского…

За вашу погибель спросить будет не с кого.

С каждым словом нарастает тревожное настроение, которое сменяет первоначальное чувство восторга от созерцания грациозного гарцевания. Смена настроения и скорости чтения строк, а значит, и скорости воображаемого передвижения конницы достигаются мастером путём уменьшения слогов в словах и увеличения слов в строках:

Не всем в том бою улыбнётся удача.

Но часть храбрецов до редутов доскачет.

И будут мелькать искажённые лица,

И будут рубиться, рубиться, рубиться…

А после, держа боевые порядки,

В исходную точку вернутся остатки.

И сотни улан, не вступая в сраженье,

Безмолвно расступятся в знак уваженья.

И вновь удлинением слов и уменьшением их в строке уменьшается скорость чтения, потому что:

Английская конница, лёгкая конница…

Теперь Кардигана изводит бессонница:

Он жив, а бригада, овеяна славою,

Лежит бездыханная под Балаклавою.

DSC05060

На фото Константин Фролов и Ольга Иванова. Фото Афанасия Иванова

Поэтическое повествование правдивое, объективное, несмотря на огромный эмоциональный накал. Поэт-историк хорошо понимает, что с обеих сторон бились насмерть патриоты, храбрецы, блистательные воины.

Как разглядеть подобный поворот

Сквозь кровь и слёзы, сквозь огонь и дым –

Британии могущественный флот

Разбился о скалу с названьем Крым.

Наверное, благодаря правдивости так сильно обобщение, которое читается в строках, посвящённых 150-летию окончания Крымской войны. Образы и картины реальны, поэтому написанное поэтом невольно проецируется в сознании читателя на современность:

Рекогносцировка, манёвр, диспозиция…

Беда, если ум заменяет амбиция.

В новом сборнике, впрочем, как и предыдущих, окунаясь в мир поэтических переживаний Константина Юрьевича Фролова, мы безоговорочно принимаем его искренним певцом Любви, Дружбы, Верности, Долга, Достоинства, Чести.

Пока стучится сердце молотом

Из-под ребра –

Друзей цените выше золота

И серебра!

Господь чудес немало видывал

И сам вершил,

Но выше дружбы Бог не выдумал

Других вершин.

А также:

А мир стоит. Киты его, как прежде,

Фонтаны брызг пускают из голов.

Их имена – всесильная Надежда,

Святая Вера, нежная Любовь.

И рефреном:

Я верую, я верую, я верую в любовь!

Если поэта мерить по нравственной шкале «как невольника чести», можно, не кривя душой сказать то, что не принято говорить о современниках: Константин Юрьевич вполне соответствует понятию «великий поэт».

Сам К.Ю. Фролов говорит, что для него слова «дружба», «семья» – это целый мир, и всеобъемлющий образ в его душе, и продолжает, не боясь показаться высокопарным оратором: «Есть люди, для которых слово «Родина» – это пустой звук. Для них главное, чтобы туалет тёплый был, магазин под боком, чтобы свет, телевизор и какая-нибудь попса в наушниках. А я могу пойти на лишения, если это необходимо, если во благо моей страны, моего Отечества. И это свято».

Рассуждая о том, что занимает важное место в его жизни, поэт читает стихотворение «Наш язык»:

… Наш язык разорвал

древних правил громоздкие клети,

В гордом взлёте сознанья

стряхнув ожерелье оков.

Не случайно в словесных баталиях

прошлых столетий

В нём легко растворились

десятки других языков.

Наш Великий Язык

 драгоценнее прочих наследий:

Это парус на мачте

         и дующий в спину зюйд-вест.

Из томов словарей

и бесчисленных энциклопедий

Можно запросто соорудить

         не один Эверест.

Но когда вместо шумных каскадов

         и брызг водопада

Остаётся в наследство

         гнилой, полувысохший ров –

Скудоумье

народ превращает в послушное стадо,

А людей, не желающих мыслить –

         в ничтожных рабов!

Так не дайте ж иссякнуть ключу

         в годы смут и брожений!

Не позвольте ничтожествам

         храм Языка разорить!

А иначе, друзья,

         вы достойны любых унижений,

Если вам всё равно,

         на каком языке говорить.

Образный, бесконечный великий русский язык не только объединил славян, но и стал четвёртым языком мирового общения. По официальным данным по-русски говорят 300 млн человек. Ещё столько же изучают его. То есть это язык огромного количества людей, и исключать его из обихода – всё равно, что заняться самоуничтожением. Попытки запрета этого языка ни к чему хорошему не приведут. Недавно приехавший из заграничной поездки Константин Юрьевич рассказывает, к чему привело там притеснение русского языка: «Я был в Латвии целую неделю, читал там местные газеты. Даже противники русского языка пишут, что ничего не могут сделать, потому что гораздо больше латышей стало говорить по-русски в ответ на запрет русского языка. И гораздо меньше людей стало говорить по-латышски. Только совершенно тупой и прямолинейный человек может рассчитывать на то, что запретами можно что-то сделать. Можно вызвать только обратную реакцию, ожесточение.

В настоящее время учёные считают, что в этом языке свыше 5 млн слов. Трудно себе представить, какой ещё другой язык может с ним в этом сравниться?»

В новой книге «Гималайский спасатель» Константин Юрьевич оригинален в том, что помещает рядом со стихотворениями дневниковые записи, которые, несмотря на изменённую стилистику и чуть упрощённую лексику, органичны в сборнике.

Заметки об экспедиции в Гималаях под общим названием «Гималайский спасатель» ранее публиковались почти одновременно в четырёх журналах: «Вертуальный мир» (Москва), «Радуга» (Киев), «Алые паруса» и «ProXtrim» (Симферополь).

Заметки включают наблюдения опытного путешественника, его ощущения, впечатления от увиденного в этом экзотическом для нас мире, тем более что Константин Юрьевич, которого мы привыкли видеть на сцене с гитарой в руках, выполнял в этой поездке роль координатора по подбору и спасению пилотов на Международном чемпионате по парапланеризму, где участвовали представители Франции, Испании, Индии, Англии. Там, в Гималаях, держа в одной руке видеокамеру, в другой – радиостанцию и телефон, Константин Фролов продолжал непрерывно снимать. В итоге благодарность коллег за работу спасателя и семнадцатиминутный фильм «Гималайский спасатель», который среди документальных фильмов по экстремальным видам спорта был высоко оценён специалистами. Творческий багаж, который вернулся с К.Ю. Фроловым в Крым, − это ещё и новые стихи, песни, положенные в основу музыкально-поэтической концертной программы «На свет путеводной звезды», тепло встреченной в нескольких городах Украины и России.

Вкрапление стихотворений о впечатлениях путешественника и работе спасателя в прозаический текст дневниковых записей делает книгу ещё более увлекательной.

Как хочется, чтобы встречи с Константином Фроловым не заканчивались!

Пусть он, перефразировав его же слова, продолжает колдовать над читателем,

Чтобы юноша, прежде чем сдать свой экзамен

И отправиться в путь, сжав покрепче весло,

Научился всё видеть своими глазами

И умел различать, где добро и где зло.

Чтоб умел находить нужных знаний крупицы

В бесконечных завалах ненужной руды.

Чтоб умел сострадать, на добро не скупиться

И сподвижников благодарить за труды.

Ольга Иванова


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика