Вторник, 18.12.2018
Журнал Клаузура

ПЕСЕННЫЙ ПЕРЕКРЁСТОК ЕЛЕНЫ ФРОЛОВОЙ. Серия «Качество аутентичной песенности бардов». Статья № 3

Перекрестки в пространстве песенной культуры образуются как активные и пассивные диалоги двух типов: интеркультурные (внутри одной культуры) и межкультурные [1] (между разными культурами). Активный диалог формируется тогда, когда его специально организовывают, а пассивный складывается сам на основе родства линий культурной практики. Нас будет интересовать активный тип интеркультурного песенно-концертного диалога, который соответствует проекту известного творческого деятеля современной авторской песни Елены Борисовны Фроловой.

  • 1. Данность «Культурная компаравистика»

Прежде чем приступать к описанию конкретики, нам надо определиться с понятийной базой нашего процессного дискурса, что и выполняется в этом параграфе.

Современная наука активно изучает диалог, вводя в обращения не только двухсторонний обмен, а и полилог – обмен между участника круга сторон.

Поиском же культурной нормы диалога занимается такая научная дисциплина как «Философская компаравистика». Используется так называемый «компаративистский междисциплинарный подход», который: 1) различает широкий спектр составляющих элементов процедуры сравнения, например: сопоставление, параллелизм, аналогия, интерпретация, реконструкция; 2) позволяет раскрыть механизм взаимодействия универсального и партикулярного (уникального); 3) проявляет логику ассимиляции идей той или иной школы, традиции, концепции в процессе становления консенсусной опоры культурного диалога.

При этом компаративистская методология позволяет, например: 1) раскрыть проблематику своеобразных «поворотов» в истории культуры; 2) проявить линии заимствования и переосмысления концепций и понятий мировой (восточной, африканской, латиноамериканской, буддийской, конфуцианской и т.д.) культуры; 3) выразить самобытность собственных достижений той или иной культуры.

Компаративистика [2] также дает возможности, такие, как например: 1) проинтерпретировать ту или иную линию культуры в общефилософских типологических категориях «культурно-исторического следа»; 2) понять логику и тенденции ее развития в контексте культурного взаимодействия в широком спектре его масштаба; 3) применить междисциплинарный научный подход, используя результаты всего корпуса точных наук о культуре; 4) опереться на весь спектр типологии познающего мышления (содержательно-интуитивный, формально-рационалистический, инструменталистский и др.).

Культурный диалог организуется на основе правил «гармоничной речевой ситуации», например: 1) равноправие участников в выражении своего мнения; 2) критика друг друга не может носить насильственный характер; 3) участники должны стремиться к созданию условия полного самораскрытия каждого участника.

Известная практика герменевтики текста показывает, что для адекватного понимания текста нужен читатель, действующий как герменевт – человек, способный перемещать свое сознание в пространстве множества позиций методологического обеспечения правильности понимания любого текста. Однако, в диалоге нагрузка по высвечиванию таких позиций ложиться на ведущего (третья сторона, модератор). Он формально не участвует в содержательной стороне процесса общения, но играет роль некой «точки отсчета», по отношению к которой реальные собеседники упорядочивают свои позиции, не теряя общей цели и линий своего участия в диалоге. Как говорят модераторы в своей среде: «Тюбик надо открыть и приложить виртуальное усилие так, чтобы он сам отдал свое содержимое, направленным самотоком без излишнего надавливания на стенки тюбика».

  • 2. Идейное самоопределение организатора перекрёстка

В пространстве современной русской песенности есть важные мало известные широкой публике бурлящие зоны. До общественного сознания доходят специально ориентированные на это результаты масскультуры, прежде всего такие, как «эстрадная песня». Однако, есть и другие – «исконно русская песня» [3]. Мы видим здесь не менее пяти песенно-поисковых направлений: 1) фольклорно-этническая песня (лидер С.Н. Старостин); 2) современная бардовская песня (лидер А.З. Мирзаян); 3) современная авторская песня (лидер Е.Б. Фролова); 4) исконно русский лиризм (лидер А.Н. Васин); 5) проект «Нотные портреты русской поэтической классики 18-20 веков» (лидер С. С. Коренблит [4]). Для организации своего перекрёстка Е.Б. Фролова выбрала лидеров направлений 1, 2 и 3.

Песенно-музыкальную программу [5] (концертное соприкосновение) с названием «Русская песня от Бояна до Окуджавы» [6]  показали три фигуры современного песенного мира русской культуры, а именно А. З. Мирзаян, С. Н. Старостин, Е. Б. Фролова. Это произошло в культурном центре «Дом Булата» г. Москва, 11 октября 2015 года, по инициативе Е.Б. Фроловой. Цель – погрузить слушателя в пространство переднего края соединительности тем «Русская поэзия», «Духовный стих», «Авторская и народная песни в жизни и культуре современного  русского человека» [7].

Содержательно-развернутое описание идеи перекрёстка мы выразим своими словами, сделав упор на конспектное выделение сигнальных кирпичиков описательного текста от его организатора, как то [8]: 1) Невидимая Россия. Так можно обозначить тот факт, что в России есть выдающиеся фигуры песни, которые мало известны [9] широким слоям общества. Их слава находится в тени мировой тайны и носит оттенок «знаковая фигура» или даже «элитная фигура»; 2) Изюминка. Три знаковых лидера песенных направлений в одном концерте!; 3) Разные «колокольни» напряженного творчества. Общаются ли эти фигуры между собой, испытывают ли такую необходимость и что может из этого получиться? История знает, что, например, никакого прямого диалога между выдающими русскими поэтессами А.А. Ахматовой и М.А. Цветаевой не получилось; 4) Мост-посредник. А что если такие фигуры соединить через посредника, умно и в искусственно созданной среде творчески-путевого соприкосновения? Беседа или состязание, совместное плетение «песенного холста», созидание и активизация скрытого для обыденной жизни песенного пространства?; 5) Темы общения. Например, такие как: а) Что такое песенно-исторический след, идущий вровень с понятиями «этно-народная песня», «фольклорно-народная песня», «авторская песня» и «бардовская песня»? б) Песенный путь, что это такое вообще и что это сегодня? в) Песня как пространство гармонии Целого и частей?; 6) Оздоровительная для человеческого духа трансляция. Более двух часов самосозидания слушателя в концертном пространстве живой песни, на гранях соприкосновения скрытого живительного Иного и в его песенных просторах, от первых лиц и аутентичных носителей!?

  1. Песенно-поисковая деятельность С.Н. Старостина. Сергей Николаевич Старостин родился в 1956 году, русский по национальности. Закончил консерваторию по классу «кларнет». Российский этнический вокалист, исполнитель, этнограф, собиратель, аранжировщик, композитор, музыкальный продюсер и телеведущий. Лауреат международных конкурсов направлений «мировая музыка» и «фольклорная музыка». Собрал около 3000 песен русской деревни, исполняет их в своих концертах.

«Являясь главным на сегодняшний день исполнителем аутентичной русской музыки, Сергей играет на стыке фолка, арт-рока и джаза. В своем творчестве он безупречно сочетает бережное отношение к русскому фольклору со стремлением к творческому развитию в контексте современной культуры. Его музыка – это виртуозное исполнение фольклорных песен и игра на самых разных народных инструментах – кларнет, рожок, жалейки, калюки, просвирелка, гусли. Перечислять проекты, в которых участвовал Сергей Старостин, можно бесконечно долго. Достаточно назвать норвежскую певицу Мари Бойне и исполнителя на дудуке Дживана Гаспаряна, тувинский ансамбль Хуун-Хуун-Ту и Инну Желанную… Сегодня Сергей Николаевич является участником и вдохновителем нескольких интересных этнических проектов – это этно-джазовый квартет «Жили-Были», его семейный ансамбль (с супругой Ольгой Лапшиной и дочкой Машей), а также проект «Виртуальная деревня» – ансамбль бывших сокурсников Сергея по Московской консерватории, представляющий прекрасный образец русского аутентичного хорового пения…» [10].

  1. Песенно-поисковая деятельность А. З. Мирзаяна. Александр Завенович Мирзаян родился в 1945 году в г. Баку, армянин по национальности. По высшему образованию «физик-экспериментатор». Широко известный в мировом русскоязычном поле как российский бард и бард-мыслитель. Первую песню написал в 1969 году. Пишет песни на свои тексты и стихи разных поэтов. Сочинил более 100 песен. Также известен уникальным владением шестиструнной гитары и публичными лекциями по «Теории песни». Называет себя: 1) не поэтом, а – «компоновщиком текста слов»; 2) не теоретиком песни, а – «провокатором теоретических взглядов на песню»; 3) не ученым, а – «песневедом».

Признаётся многими знатоками авторской песни бардом-лидером. На его концерты приходят не только послушать песни, но и посмотреть на движение его рук по гитарному грифу. Аккомпанементы песен сложны и требуют оригинальной ориентации, отличной от принятой в школе классической гитары. Это не раз отмечал известный «бард – гитарный маэстро» В. А. Луферов.

В другой нашей статье [11] мы уже подробно обозначили теоретический концепт А. З. Мирзаяна. Бард встал на путь непременного изучения песенного пространства человеческого языка в эволюционном масштабе исторического времени. Своими песнями он формирует и смыслы, и психосостояния, которые являются своеобразными аллюзиативными перекрестками, связывающими уже состоявшееся русское и мировое прошлое с метафорическим будущим. Бард уходит в пространство будущего через прошлое, взяв смыслы из культуры. Но уходит в будущее не прямо (через слово), а путём создания предвосхищающего психосостояния. Он не раз говорил, что он только начинает песню, а дальше она сама ведёт и уводит его, начинает управлять не собственно смысл, а то, что возникает из пространства за песенным текстом. Начинается движение психики исполнителя песни вдоль некой пространственной грани [12]:

«Глухая ночь течет за край листа.Святые спят. Пустыни внемлют Богу.Над головой колеблется звезда.И я один вступаю на дорогу».

Мы даже привлекали ясновидящих, чтобы они «посмотрели» что происходит с А. З. Мирзаяном во время исполнения этой песни. Почему? — Да потому, что нам показалось, что ему приходится каждый раз бороться с некой темной силой, которая пытается превратить его в некую машину, чеканящую «магические» (пеленающие, встряхивающие, бьющие) слова. Собственно длина песни, как нам представляется по личному опыту её исполнения, определилась здесь, как способность исполнителя песни удерживаться в состоянии человек, не становиться бездушной машиной, по воле, возникающей из ниоткуда посторонней силы.

Песни А.З. Мирзаяна нередко насыщены редкими и даже малоизвестными словами историко-философского глубинного смысла, приводящими психику человека  в состояние «глубинный массаж», равно у исполнителя и слушателей песни. Такой массаж имеет кумулятивно накопительный характер, образуя контур зависимости итогового эффекта от количества повторных исполнений или прослушиваний песни. Отвечая на глубинный раздражитель, психика человека  порождает высокие формы мышления – мышления, способного не просто к разумному реагированию, а к познаванию окружающего Мира или себя самого. Песня превращается в поток обращения к способностям самовразумления и саморазвития!!! Пусть читатель и не думает, что автор статьи бредит или, чего хуже – «съехал с катушек».

  1. Песенно-поисковая деятельность Е. Б. Фроловой. Елена Борисовна Фролова родилась в 1969 г. в г. Рига. Закончила среднюю школу, данных о высшем образовании и национальности нет. Приобрела специальность «секретарь-машинистка», но она ей не пригодилась. Природа одарила Елену хорошим певческим голосом и творческими задатками. Это позволило ей взлететь на «песенный Олимп бардов», став лауреатом престижного Второго всесоюзного фестиваля авторской песни в г. Таллин, сразу в двух номинациях «автор-композитор» и «исполнитель», и это в возрасте 19 лет! Через два года она начинает регулярно гастролировать с сольными концертами. Выступает со сцены в образе профессиональной певицы, исполняющей песни под шестиструнную гитару или гусли. Побывала во многих городах России, Белоруссии, Латвии, Эстонии, Литве, Германии, Италии, Франции, Израиле. Исполняет свои песни, а также: романсы, русские народные песни, духовный стих, шедевры мировой и отечественной песенной классики. За 25 лет творческой деятельности ею сочинено более 700 вокальных сочинений [13] песенного типа, где она часто выступает в роли композитора на стихи поэтов русской поэтической классики. Исполнительский же репертуар огромен – около 1 300 песен. Член Союза литераторов России. Постоянный член жюри различных фестивалей авторской песни, в том числе международного фестиваля им. В. Грушина и международного фестиваля «Петербургский аккорд». С 2002 года участвует в фестивалях Мировой музыки во Франции и Бельгии. В 2004 году, в г. Москва, представляла Россию на Первом международном фестивале «Дивы Евразии» с программой русских народных песен и русского духовного стиха. Выпустила большое число своих студийных аудиодисков – 27 дисков своих песен!

В истории клубов самодеятельной песни (КСП) были известны три линии особенной конкуренции женской половины: 1) исполнительницы песен Веры Матвеевой; 2) исполнительницы песен Вероники Долиной; 3) поклонницы исполнения песен на стихи поэтов серебряного века, особенно стихов М.А. Цветаевой. Елена Фролова быстро заняла вершину пирамиды этой линии и «породила» немалый ряд исполнительниц песен, которые хотели во всем ей следовать и даже перенимать «ощущение жизни от М. А. Цветаевой». Поэтому она не просто талантливый человек, но и «культовая фигура» старой и современной авторской песни.

Современная авторская песня – это большое и разноплановое пространство песен. Елена Фролова здесь тяготеет к той части, которую можно обозначить как «камерно-поэтическая песня» [14].

Среди любителей авторской песни Е. Б. Фролова известна как «странница» («перекати поле», «соломинка», «любовница ветра») – человек, который все время в поиске и в дороге. Какие вехи поиска можно уверенно отметить? – Например, такие как: 1) вокализация стихотворного наследия поэтов серебряного века; 2) театр Е. Камбуровой; 3) освоение глубоких уровней русского песенного фольклора (увлечение песенным репертуаром Е. Смольяниновой и рядом); 4) духовный стих (религиозные песнопения); 5) увлечение гуслями и пением под их аккомпанемент; 6) русский этнический фольклор с возможностью звучания в секторе «мировая музыка». Параллельно всему этому организация всяких творческих объединений ( АЗиЯ, АЗиЯ-Плюс, дует ВерЛен) и временных концертных ансамблей, запись на студии и др.

Фролова Е. Б. говорит открыто о стадиях своего внутреннего роста в многочисленных интервью, например [15]: 1)  «.. я однажды поняла, что в песне не слова важны, а то, что через них, с ними, – интонация, что ли. Это мне стало понятно, когда я стала выступать за границей. Я увидела, что люди слышат главное, не понимая, о чем речь. Понятно, что сама песня из голоса, музыки, слов собирается в единую энергию»; 2) «стихи это как священный бред… сам Бродский был против того, чтобы на его стихи пелись песни. И я его понимаю. Он сам – полноводная говорящая, поющая река, если можно так сказать. Его музыке другая музыка мешает. В записях 70-х годов он буквально пел свои стихи. А потом стал просто «наборматывать»  – высокое такое бормотание, священный бред почти что»; 3) «Бог шутками с тобой не разговаривает… По большому счету я не знаю, зачем мы вообще здесь! Что такое моя душа? Я свой нос-то никогда не видела, только в зеркальном отражении, а про уши – молчу! Одна из забавных версий –  мы почва для выращивания душ. Но кто хозяин этого огорода и что дальше с этой душой будет – непонятно. Есть куча всяких религиозных версий, я с удовольствием вглядываюсь туда, но глубоко не ныряю, потому что православная религия дает возможность плыть над волнами. Как доверие разума чему-то, что разуму недоступно.»

«Песни Елены Фроловой называют традиционно-авторскими, но их можно назвать и по-другому: «поэтическая», «литературная», «театральная» песни, «поэзия, переживаемая в музыке»… очень часто перед исполнением той или иной песни Елена говорит, что сейчас прозвучит стихотворение того или иного поэта, не песня на стихи, а – стихотворение. Можно назвать её творчество и духовным плачем. Она мечтает стать «старушкой-веселушкой», со светлой радостью сквозь слёзы… В этих песнях близость с русским романсом и с камерным исполнением ощутима, но не менее близки её песням мотивы этнической музыки – азиатской, арабской… Гитарные переборы, отточенные до сердечной рези, или гусельные плавные накаты, голос, иногда – разговорные интонации, иногда – восхождение до самой высокой ноты, крик, задыхание, ощущение полёта…» [16].

В какой-то мере идею  «перекрестка» от Е. Б. Фроловой, как концертной встречи лидеров разных секторов мира «глубокий песенный поиск», можно считать продолжением идеи песенного центра «Перекресток» В.А. Луферова. Но у Е. Б. Фроловой речь идёт о соприкосновении только лидеров и уже состоявшихся песенных линий, а не просто оригинальных музыкантов всех направлений, как у В. А. Луферова.

  • 3. Интеркультурный диалог как концертное соприкосновение

 Напомним читателю, что мы рассматриваем песенно-музыкальную программу (концертную встречу) с названием «Русская песня от Бояна до Окуджавы».

Описывая это событие, мы соблюдём две линии: 1) сжатое описание происходившего на сцене; 2) посильное фрагментно-смысловое культурологическое комментирование воспринятой нами песенности.

  1. Концертная встреча как слушательский факт. Что же было представлено фактически? — Слушателям было представлено, по нашему мнению, соприкосновение песенных слоёв, с переднего фронта понимания «русскости» в песенном выражении: 1) этнически-фольклорная русская песня (С.Н. Старостин); 2) песенный поиск бардов (А.З. Мирзаян) в современной авторской песне; 3) песенный поиск чистой поэтико-духовной песни в современной авторской песне (Е. Б. Фролова). Центральным элементами процесса песенно-концертного общения мэтров стали такие элементы, как: а) понятие «Русскость»; б) различия в направленности этнической, бардовской и авторской песен; с) интегральная широта пространства песенности «внутреннего мира русского человека». Главными лицами сценического диалога были А. З. Мирзаян и С. Н. Старостин. Фролова Е. Б. занимала позицию «третья теневая фигура», якобы выполняющая роль связующего для главных собеседников моста.

  2. Культурные аллюзии картины «Песня в русской культуре». Из двух главных собеседников, только А. З. Мирзаян активно строил аллюзиативные образы, например: 1) Литературный язык. Петр Первый прорыл ров между литературным языком и народом. Пушкин А.С. усугубил состояние разности, создал из этого рва пропасть»; 2) Поэтический символизм. Сначала символизм в русской поэзии увлёк поэтов к экспериментам со словами поэзии. Но потом, лидер движения А. Белый вынужден был признать, что стихотворение без мелодического звучания не есть собственно поэзией; 3) Словяне – это словени, люди слова. Академик И.П. Павлов признал, что русский человек сильнее реагирует на слово, чем на зрительный образ. У русского восприятие Реальности происходит, как акцент психики на звучащее слово. Песня выступает здесь как строительный материал восприятия жизни. Нет песни – нет яркого восприятия жизни. Песня есть сначала строительный инструмент реальности русской жизни, а только потом элемент искусства!; 4) Русь – это не Европа. Иван Грозный, в ответ на предложение князя А. Курбского «Жить как в Европе», написал: «Русь – это не Европа, а – новый Израиль – некое самостоятельное и новое священное пространство». Такой град стоит в 60 км от современной Москвы?!

  3. Мыследвижение со стороны этнического фольклора. Старостин С. Н. заметил, что он, сравнивая тексты и настрой фольклорно-этнических песен и современных авторских, отметил для себя следующее: 1) Разное слово. В этнике и в современной авторской звучит разная поэтика слова – безымянно народная и именная; 2) Разный песенный посыл. Текст этнической песни направлен от её автора и исполнителя в мир, а в авторской песне наоборот – сконцентрирован на авторе; 3) Разный акцент в понятийной паре «конкретное-абстрактное». Песенно-этнический фольклор связан с конкретными ситуациями жизни человека, а авторская песня – более абстрактна. Фольклорные песни дают ответы на многие вопросы человеческого жизнеопределения. Например: женщина перед выбором – вступить на путь Марии (зачать праведника) или на путь Евы (зачать грешника)?

Старостин С.Н. не столько говорил, сколько пел песни из тех, что собраны им в фольклорных экспедициях по деревням России. Показал уровень своей осведомленности не как теоретика, а только как практика. Ставил не смысловые вехи, а просто впадал в процесс реальной экзистенции «песенных состояний», совсем не обязательно развивающих траекторию складывающейся на сцене культурной ситуации.

  1. Мыследвижение со стороны бардовской и авторской песен. Мирзаян А.З. не стеснялся выражать свои мысли, которыми озвучил две важные для него линии увлечения песней: 1) Песня как комментарий [17] к пространству за стихом. Автор музыки сначала узнает себя в читаемом им «чужом» стихе, а только потом пишет музыку и только на ту часть стиха, которая его задела. Он увлечён не столько стихом, как комментарием к стиху; 2) Песня – не жанр искусства. Воспроизводимое бардами песенное пространство опирается на широту восприятия русского человека и сохраняет эту широту, не давая её никому сузить до понятия «жанр искусства». Бард свободен применить в песне джаз, блюз, любой музыкальный стиль. Русская современная авторская песня – это не художественный жанр, а неминуемое пространство русской жизни, которое впитывает в себя все оригинальное, лучшее и развивающее.

Можно, как нам кажется, компактно сжать информацию отмеченных выше двух линий в такое определение, как: «Современный русский бард – это носитель не песенного жанра «авторская песня» или «бардовская песня», он есть носителем особенного  пространства песенных комментариев к стихам выдающихся поэтов и качеству собственной жизни».

Мирзаян А. З. не только говорил, но и пел свои известные любителям песни, например: Смертный стон разбудил тишину, Прощайте серые поля, Ты русское слово и др.

  1. Позиция Е. Б. Фроловой. Её позиция была очень тихой и практически слабо направляющей. Мирзаян А. З. и Старостин С. Н. пели не по очереди друг за другом, а целыми песенными блоками. Диалога не получилось, а только соприкосновение – каждый представил только своё, не выходя в интегральную метапозицию позицию «мы». А что же Е. Б. Фролова? – Пару раз осмелилась что-то сказать и даже спеть песню Б. Ш. Окуджавы «Не клонись-ка ты головешка».

  2. Получился ли разговор? – Стороны послушали песни друг друга. Создали совместно песенное пространство русскости, выполнив напряжение разных по сути его струн. Возник не столь диалог, сколь неминуемое соперничество классных исполнителей песен, в которое была втянута и срединная сторона.

В свое время официальные органы культуры сформировали для себя такую короткую дефиницию: «Руссские барды – это те, кто в песнях тянутся к национальному фольклору, а рокеры – те, кто опирается на западный стиль музыки». Но так ли это? Является ли такой признак всеохватывающим и существенно определяющим? — Рассматриваемая концертная встреча, по нашому мнению, не показала явной близости песенных поисков барда А. З. Мирзаяна и песен русского этнического фольклора со стороны С. Н. Старостина. Даже более того, созерцательная умиротворенность песенной этники была полярна смысловым броскам бардовской песенности. Нет, процесс не был похож на усмирение «бесноватого», но объемы двух выстроенных пространств не нашли даже соприкосновения, а не то, чтобы впустить друг друга по неким «мостам» Е. Б. Фроловой.

Однако, мы не можем не признать, что нам лично было интересно слушать сценическое действо. Если подобные «диалоги» будут продолжены, то мы обязательно проявим к ним свой слушательский интерес. А в качестве подтверждения влияния на нас концертной встречи, продолжим нашу статью расширенным шлейфом культурного комментирования.

  • 4. Пространство «Исконная русскость» и его понятийная карта

Нам представляется [18], что такое пространство состоит из пяти различных слоёв, связанных с его пониманием «от поверхности в глубину», а именно: 1) Городская Русь (Культурный фасад, Поверхность внешнего соприкосновения) → 2) Серебряное кольцо (Петербургская Русь, Прозападная Русь) → 3) Золотое кольцо (Московская Русь) → 4) Русь деревенская (Природная Русь, Погруженная в Природу Русь) → 5) Святая Русь (Духовная Русь, Погруженная в Дух Русь). Тем самым, можно себе представить путь движения к корням русской культуры, как пятизвенное движение от «внешнего слоя к глубинно-исконному»:

Городская Русь Серебряно кольцо Золотое кольцо →                   (01)

      Русь деревенская Святая Русь                            

Как это выглядит в песенном выражении? – Обобщенно, как трёхзвенного движения от «внешнего слоя к глубинно-исконному»:

Cветская песня (народная и другая) →                                                     (02)  

Религиозная песня (духовный стих, псалмы) → Этническая песня

Если проводить линию сквозного лиризма «от поверхностного к исконному», то получим цепочку, например, в таком виде, как:

Светский лиризм (увлечение поэзией и песней) →                                  (03)

Религиозный лиризм (увлечение молитвенным песнопением) →

Этнический лиризм (растворение человеческого Я в величии Храма

Природы)

Какие понятийные «модели русскости» известны? – Например, можно указать на упорные усилия и результаты фигур русской культуры, таких как: 1) в дореволюционной России – философ Н. А. Бердяев, писатель Ф. М. Достоевский, писатель Н. С. Лесков); 2) в бывшем СССР – академик Д.С. Лихачева. Если выразить их усилия одним списком «ядерных антиномии русской культуры», то мы получим [19]: деспотизм-анархизм, жестокость-доброта, индивидуализм-безличный коллективизм, дьявольска порочность-невинная чистота, национализм (самохвальство)-универсализм (все-человечность), искание Бога-воинствующее безбожие, смирение-бунт, западничество-славянофильство, консерватизм-радикализм, замкнутость характера-широта характера (ух порвусь!), осторожность-бесшабашность, закостенелось-космизм, широта-саморастворе-ние, наивность-грехопадение. Получается 14 понятийных пар с ярко выраженным полярным оттенком (антиномией) – основ не менее чем для 14 разных диалогов! Основ для пространства спонтанного диалога внутри психики носителя русской культуры! Минимальная и бессознательная плата за право быть «Носителем пространства русской культуры» – иметь психику, «распятую» в пространстве 14 осей (14 диалогов). По каждой из этих осей сознание исконно русского человека имеет «наследственно-исторический» и даже «архитипический парус» [20] – только намекни и пошло и поехало, сходу, за счёт инерции и всегдашней включенности принципа «встать на плечи всех исторических предшественников» (всегдашней склонности к наивному максимализму).

Отмеченная парусность психики, включаемая русским языком, приводит к явлению легкости генерации идей. Недаром же только в русской культуре дал о себе знать феномен «интеллигент» [21]. Что он обозначает? – История его появления говорит о том, что интеллигент – это человек, который с удовольствием занимает позицию «против власти». Такой человек всегда найдет, чем противоречить, включается в противовес всегдашней установки «лучшее – враг хорошего» любой государственной власти. Ему легко дается генерация идей, однако он не испытывает острой необходимости в дотошном их обосновании и практической проверке. Он просто впадает в область идеи, придавая ей значимость с момента её появления в сознании. Немало интеллигентов увлекается собственно фазой формирования идеи, просто выдавая их в пространство, без ощущений личной ответственности [22] за высказанную идею. Они провоцируют общественное сознание самим принципом парусности своей индивидуальной психики и парусностью психики русского человека вообще. Намысливают «гору» как некий идеал, даже если его и невозможно достигнуть. Однако, интеллигент в отличие от просто интеллектуала, обладает способностью к нравственной рефлексии за свои поступки.

В диалоге Мирзаян-Старостин парусной стороной был явно Мирзаян. От него прямо исходил «дух русской интеллигенции», ежемоментно уносящий его к «смысловому горизонту» и даже далее. Старостин же «замуровал» себя в некий прозрачный «культурный аквариум», давая возможность слушателям «смотреть и слушать пение своих рыбок». В момент же бездействия нам казалось, что он впадал роль «спящей красавицы в хрустальном гробу», описанный великим русским поэтом А. С. Пушкиным

  • 5. Песня как рубеж обороны исконного пространства человека

Сегодня песня в России воспринимается как нечто принадлежащее только артистам эстрады. Песни больше слушают, чем поют сами. Но так было не всегда. Народ не был только слушателем песни, но и её активным исполнителем. При этом песня выступала важнейшим элементом врачевания болезного духа человека, наравне с баней и физическими упражнениями. Была лекарством такого врачевания, обладала нацеленностью на сохранение внутреннего пространства человека в чистоте и его охрану от смуты. Духовность, о которой так много говорят, есть пространство обитания чистоты в человеке. Высшая чистота здесь соответствует высшей духовности. Песенный же поток является потоком доступа к глубинам самое себя в человеке. Только вот любая ли песня способна на такое? – Нужна не просто песенная форма, а – исконная песнь. А где её взять, ту, что «поя, себя восстанавливаешь как исконного человека своей исторической Родины»? – Такую песню сберегают в себе «Хранители песенной души» – особенные люди, ведущие некий абсолютный отсчёт внутренних ценностей человека, принадлежащего к конкретному «своему» народу. «Коллектив под руководством Александра Васина возник как противодействие всему отвратительному, что надвинулось на русскую культуру с конца 80-х годов 20 века… Настоящая культура «закрывалась» [23], и они решили объединиться, дабы настоящее сохранить и отстоять» [24].

  • 6. Метафизическая проекция русскости

Понятие «русская душа» очень важно для русской культуры. Душевное восприятие не только не совпадает с научным восприятием, но даже и «соревнуется» с ним по глубине проникновения в Мир.

Мироздание – это скорее поэтическая метафора, чем логическая иерархия. Соединенность Мира в одну целостность есть метафорическим единством, сцементированным поэтической тайной – некой мировой песенностью, использующей более законы музыкальной гармонии, чем законы естественной науки (химизм, магнетизм, грависилы). Мир сам в себе содержит собственную вариативность, имманентно размыт в своих границах. Метафора есть инструментом схватывания мировой феноменальности. Поэтическая метафора здесь выполняет роль усиленного инструмента, а сам поэт – роль проводника мирового таинства! Такой человек является «сосудом» для наполнения высокими смыслами. Индийские йоги – это сосуды высоких смыслов цивилизации восточного типа, поэты – это сосуды высоких смыслов цивилизации западного типа. Барды – это хранители песенных сосудов живой жизни.

Русский поэт – это сосуд метафизической русскости от православной циви-лизации. Такая цивилизация исторически предшествовала как восточной, так и западной веткам. Она имеет древнее и даже прадревнее происхождение. Метафизическая русскость – это указатель на корни происхождения русскости на планете Земля. Возможно, что первопричина такого образования пришла на нашу планету из Космоса [25].

Например, А. Н. Васин вошел в тему «Метафизическая русскость» на основе глубокого проникновения в творчество и историю жизни великого русского поэта М. Ю. Лермонтова. В своей публичной речи[26] он сказал о том, что вполне допускает существование России как некой многослойной реальности, состоящей из трёх типов пространственных уникальностей: подземной, поверхностной и надземной. Участвует в ней своим типом жизненности [27], не как ученый исследователь, а – как живой труженик, повседневно вскрывающий пути творческой самореализации своей индивидуальной жизни. Как сам себя строящий человек – от внутреннего к внешнему и обратно. Как человек познающий Мир сквозь познание и встраивание своей уникально-индивидуальной жизненности. Исконно русский человек в таком движении не должен утерять линию лиризма, выведенную М. Ю. Лермонтовым.

Просматривается интересная модель внутренней деятельности исполнителя песни. Песня здесь есть следствие начального психосостояния исполнителя песни. Песня «выливает» себя неким потоком из этого начального психосостояния. Это позволяет говорить о необходимости изучения особенности песенно порождающих психосостояний исполнителя песни. А если считать песню основой культуры, то и песенно порождающие психосостояния [28] выходят здесь на уровень «основа культуры». Тогда такая основа распространяется не только на песню, но и на мышление, влияя на процесс «самовытекания мышления из человека» прямым образом. Вводит потоки такого типа в культурно значимое русло, как «песенные психосостояния мышления гениев»!?

  • 7. Песенно-поисковая деятельность А. Н. Васина

Какие бы перекрестки не образовывались в песенной культуре современной России, но не заметить песенные результаты А. Н. Васина, по нашему мнению, вряд ли возможно. Поэтому, мы вынуждены ввести этот раздел, что бы ещё раз подчеркнуть значимость этих результатов.

Васин Александр Николаевич родился в 1945 г. в г. Майкоп, русский по национальности. Живет в Москве. По диплому о высшем образовании «учитель математики средней школы». Песни пишет с 1968 г. Организатор и руководитель трио авторской песни «Надежда». Долгое время был активным участником течения «русские барды», но потом вышел из него и стал глубоко изучать «исконно русский лиризм». Создал свою песенную студию [29], которая сегодня представляет результаты его поиска публично в виде песенно-концертной деятельности.

«Сегодняшний Васин» – это деятель песни, соединяющий в одно целое три типа деятельностей: бард, учитель-наставник, хоревод [30]. Его кредо – опорный человек исконно русской культуры. Человек, умеющий глубоко чувствовать и слышать пространство такой культуры, входить в его корневую систему. Входить в процесс познания подлинной русскости и выходить из него сквозь поэзию и песенное слово, как индивид и как участник хора. Песенный феномен его музыкально-литературной студии уже замечен профессиональными деятелями русской культуры, но дискурс по этой теме ещё не получил должного развития.

В 2000 г. А.Н. Васин издал трехтомник «Антология русского лиризма. ХХ век» (2000 г.), в котором зафиксировал главное направление своего песенного поиска – тон исконного лиризма, как важнейшей линий ощущения русскости и самоидентификации самое себя для каждого человека из пространства «Русская культура» и «Русский мир».

«Антология русского лиризма» – уникальное трехтомное издание, о котором поговаривают, что это некая современная практическая философия жизни русского народа в стихах, прозе, дневниках, письмах, очерках, статьях и песнях. «Васин в своей Антологии сумел всего в нескольких строках сказать о каждом из более чем 700 человек такое, что пройти мимо них уже невозможно. От общепризнанных классиков до совершенно новых имён; от представителя царской династии до нищего; от профессионального литератора до пастуха; от эмигрантов всех «волн» до национальных поэтов бывших союзных республик» [31].

«Наверное, не все, раскрывшие антологию, согласятся с представленным списком имён. Кто-то возмутится отсутствием чёткой иерархии; кого-то покоробит соседство авторов первого ряда с незначительными, третьестепенными персоналиями. Кому-то антология не понравится по идеологическим соображениям. Например, некоторым патриотам явно не по вкусу придётся присутствие в трёхтомнике И. Бродского и Д. Самойлова, а некоторым либералам – А. Передреева и Ю. Кузнецова. Вероятно, у многих вызовет вопросы и сам критерий отбора произведений. Что считать русским лиризмом? Например, в антологию вошли афоризмы А. Вампилова, строки из писем А. Чехова, философские размышления Б. Шергина. Всё это, конечно, строго говоря, нельзя отнести к лирике как роду литературы. Но все эти возможные замечания искупаются невероятным количеством в антологии неизвестных ранее стихов, признаний, мыслей, ошеломительных творческих (да и человеческих) судеб.» [32]. А вот, что говорит сам А.Н. Васин: «Идея антологии – построить книгу русской жизни, выбрав из океана публикаций такие стихи, песни, отрывки писем, дневников, философских трактатов, фрагменты прозы, которые обладают особой тональностью, передающей ключевое, на мой взгляд, жизненное свойство русских людей – народный лиризм, то есть чувство первородной связи с землёй и небом, принятие жизни, даже если она не слишком жалует тебя, ибо что-то врождённое подсказывает: всё видимое – только малая часть жизни иной, просторы которой и бередят веками русские сердца» [33].

Что же тогда «Исконно русская песнь?» – Песня из этого пространства «Русскость», глубоко пронизанная исконным лиризмом. Одним из важных акцентов духовно-песенных поисков А. Н. Васина – «вливать» исконно русский лиризм в сознание своих слушателей, как смазывать их головы неким волшебным елеем, чтоб не забывали своего духовно-первородного родства и умели растворять себя в пространстве подлинной природы Человека.

В своей деятельности А.Н. Васин, по нашему мнению, опирается на построенную им «карту пространства русскости» [34]. Эта карта постоянно поверяется песенностью, наполненной тоном исконного лиризма. Она находится в состоянии постоянного напряжения своих границ со стороны представлений их носителя. Угадывание происходит как некая игра в поддавки по бескомпромиссному правилу: «Вот моя жизнь Создатель, дай мне мудрость взамен. В моём риске я не отступлю, даже если на кон будет поставлено жить мне или не жить» [35]. Особенный интерес здесь представляет деятельность «натуральных философов» – людей, способных к предвосхищению объединительных идей. Ярким примером такой фигуры является  М. М. Пришвин[36]. Русский по географии рождения становится русским по культуре, впитывая в себя лиризм. Русскому духу соответствует бездонный лиризм, путь к которому схвачен русской поэзией, песней и самим русским языком. Хранитель русскости – это ревностный хранитель чистоты лиризма. Примерами ответственного сохранения и обнажения линии «Русский лиризм» можно считать, по мнению А. Н. Васина,  таких  поэтов как М. Ю. Лермонтов и А. А. Фет.

Что значит испытать песенную форму на достижение и впитывание русла «исконный лиризм»? – Это, как минимум, означает опробование пути превращения различных форм высокой речи (литературная, поэтическая, магическая, торжественная, эпическая, проникновенная) в адекватную песенную речь (духовный стих, песенная синкретика бардов, сквозной лиризм, фольклорное саморастворение авторскости). Просто сам бросается в глаза один из таких пробных путей – путь превращения поэтической речи в песенную речь. Вставший на этот путь есть человеком, преобразующим себя из состояния «принадлежность по рождению» (принадлежность по крови) в состояние «принадлежность по культуре».

Какие понятийные рамки имеет внутреннее пространство мировоззренческих представлений современного А. Н. Васина? – Тут можно получить достаточно правдивый ответ в виде: «Как философ он тяготеет к М.М. Пришвину, как поэт – к М.Ю. Лермонтову, как гуманитарий – к линии слуховых тонов исконно русского лиризма». Но все начиналось из пространства «А. Н. Васин – русский бард».

Вот примеры композиторских песен А. Н. Васина с ярким тоном исконно русского лиризма: Тихая моя Родина (на ст. Н. Рубцова), Ну погоди (на ст. В. Соколова), Рожденные в года глухие (на ст. А. Блока).

Сергей Орловский

Примечания:

 

  1. Используются и другие название, как то: кросскультурный, мультикультурный.

  2. Мы подготовили заявку на «Основы песенной компаравистики» в виде одноименной отрецензированной научно-исследовательской монографической рукописи (320 стр.), которая ждет спонсора для своего официального издания.

  3. Это наше название. Оно вводится, чтобы зафиксировать факт перехода некой условной границы (массовое-не массовое, мейнстрим-другое-иное, простое-сложное-корневое, заимствованное извне-исконное своё) внутри пространства песен русской культуры.

  4. Подробное описание качества вокальных сочинений композитора С. С. Коренблита см. в нашей свежей книге – Орловский С. П. Сборник авторских статей по основам фундаментального песневедения, культурологии и натурфилософии песен. Под ред. Е. А. Ямбурга. Краснодар: Изд. дом «ХОРС», 2016. –162 с. – 500 экз. ISBN 978-5-91084-059-5. URL: http://id-hors.ru/files/orlovskiy.pdf (03.07.2016)

  5. Автор познакомился с программой по видеозаписи, размещенной в интернетовском Ютуб по адресу: первая часть — https://www.youtube.com/watch?v=duFtrkFv1Yk; вторая часть – из двух кусков: https://www.youtube.com/watch?v=sSRfRiZh48E и https://www.youtube.com/ watch?v=Upc9520SZRs.

  6. Так было написано на афише мероприятия.

  7. Такие элементы названы создателем и инициатором программы Е. Б. Фроловой в названии её статьи, посвящённой описанию программного содержания. См. в Интернет по адресу http://elenafrolova.info/русская-поэзия-духовный-стих-авторск/.

  8. Сжатый авторский конспект уже отмеченной статьи Е.Б. Фроловой.

  9. Участники являются людьми не случайными в песне, но их социальный статус здесь закреплен как принадлежность к современному Иному. Несмотря на бурную концертную и песенно-композиторскую историю, ни один из них не является официальным членом союза композиторов России.

  10. http://md-eksperiment.org/etv_page.php?page_id=2599&album_id=11&category= novosti% 20 kulturi.

  11. С. Орловский. Песенный счет Александра Мирзаяна. Сетевой журнал «Релга» №13 [286] 15.11.2014.

  12. Из песни А.З. Мирзаяна «Гамлет» (Не знать бы мне с какой сорвусь строки).

  13. Но нет официального статуса «член союза композиторов России», потому что нет высшего музыкального образования. Кроме того, следует отметить, что Е. Б. Фролова, в своих песнях, не строго соблюдает правило незыблемой сохранности исходного поэтического стиха. Например, в её песне на ст. И. А. Бродского «Снег сено разворошил» мы зафиксировали различия: 1) изменена компоновка: а) из частей стиха собран припев; б) по-другому выделены куплеты; в) в конце песенной речи однократно повторены две последние строки; 2) изменены 4-е слова.

  14. Часть «камерная» в этом названии указывает на связь с культурным следом «Театра камерной песни»[1] Е. Камбуровой. Елену Фролову еще называют «камбурёнком» – указатель на принадлежность к песенной школе Е. Камбуровой. Вторая часть «поэтическая» указывает, что Е. Фролова исключительно пишет песни на стихи профессиональных поэтов и чаще на стихи «поэтов-классиков».

  15. Из наших архивных дневников, созданных на основе информации Интернет.

  16. Так пишет о Е. Фроловой, в Интернет, журналист Н. Фёдорова.

  17. Любители песен А.З. Мирзаяна знают, что он может изменять текст исходного стиха другого поэта так, как ему надо. Происходит не цитирование, а песенная компановка и интерпретационно развивающее комментирование смысла исходного стиха. Искусствоведческий подход к сочинениям выдающихся поэтов такого действия не допускает, поэтому деятельность А.З. Мирзаяна выступает как деятельность невидимки. Искусствоведение его просто не замечает, окрестило давно «не традиционной фигурой, вне действующих рамок искусствоведческой нормы». Однако эту глыбу может обнаружить предложенная нами новая наука «Культурология песни».

  18. Такой образ даёт обобщение опыта нашей личной практики исполнителя песен русских бардов, когда понятие «моя исконная песня» уходит все глубже и глубже в русскую культуру.

  19. Этот список взят нами из наших архивных тетрадей.

  20. О парусности русского языка и русского сознания немало говорит на своих лекциях известный бард-мыслитель А.З. Мирзаян.

  21. Название ввели в культурный оборот русский писатель П. Д. Боборыкин и министр внутренних дел В. К. Плеве.

  22. Есть такой термин в литературе «безответственное письмо».

  23. Например, закрывались различные книжные магазины как ненужные.

  24. Так написано на сайте студии в Интернет.

  25. См. в Интернет результаты сектора «Альтернативная история» и лекции Г. Сидорова.

  26. Студийное собрание № 76 (книга Н. Я. Данилевского «Россия и Европа»).

  27. Васин намекнул, что ему известна целая «Типология типов жизненности»: жизнь с замиранием, жизнь с остановкой и др. Каждый тип характеризуется потенциалом размаха и количества пульсации индивидуальной жизни человека. Например, для человека русского этноса доступна жизнь из 50 пульсаций, а для человека африканского этноса – не более 18.

  28. Такие состояния изучаются нами в рамках инициативной научно-исследовательской работы «Куматоид культуры мышления» – мышление как нить, опирающаяся на плечи всех исторических предшественников (см. работы Института Культуры Неостановленного Развития Человека, г. Нюрнберг).

  29. Коллектив был назван литературно-музыкальной студией не только потому, что здесь собрались певцы, музыканты и поэты. А ещё и потому, что здесь проходят не только репетиции песен, но и занятия, на которых с участием авторитетных знатоков обсуждаются актуальные исторические и философские темы, злободневные вопросы существования пространства «Русская культура». Студийцы учатся совместно осваивать огромные пласты русской культуры на своих собраниях-заседаниях. Таких собраний состоялось уже около четырёхсот!

  30. Так цыгане называют своего руководителя и организатора хора.

  31. Из прямой речи С. Яковлева.

  32. Илья Колодяжный. Заметка в Интернет.

  33. Из прямой речи А. Васина.

  34. Подробнее см. нашу статью «Песенный счет Александра Васина» в Интернет. URL: http://www.docme.ru/doc/225270/pesennyj-cchet-aleksandra-vasina (дата опроса 08.10.2016).

  35. В разговорах автора статьи с А. Васиным всё время прослеживалась нить натуральной ответственности генератора идей. Ученые здесь выдвигают вариативное пространство идей и далее проверяют свои идеи практикой. У глубокого гуманитария(поэт, писатель, бард) нет такого времени, его высшая ценность – сам процесс жизни. Он живёт, угадывая идеи на уровне «угадал – жив, не угадал – лишился части жизни».

  36. Мы можем обнаружить удивительный феномен в русской культуре, имя которому – дневники Михаила Пришвина.


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика