Вторник, 07.07.2020
Журнал Клаузура

Анатолий Казаков. «Холодная труба и варение». Рассказ

Утром забежал Серёжка Бутылкин, и прямо сказал:

— Толик! Дай мне яблоко, вон у тебя целая сетка их висит на вешалке.

В семье у Бутылкиных было четверо братьев.  Был, правда, и ещё один, но он приезжал наездами. Толик жил один с мамой. И так получалось, что у Толика всегда было больше вкусненького, чем у Бутылкиных. Толик протянул яблоко Серёжке. Был он младше Толика на два года. Серёжка убежал, но тут же явился Олег Бутылкин.  Он среди братьев был старшим, и старше Толика, аж на целых два года. Ребята вышли на улицу, и стали обозревать свой барачный двор. Олег посмотрел на брата Серёжку сидящего на крыльце барака, и евшего с аппетитом яблоко. Он подошёл к нему, и дал чувствительную оплеуху:

— Ты опять попрошайничаешь? Ещё раз увижу, домой загоню!

Серёжка испуганно заморгал глазёнками, и ничего не ответив, быстро доел яблоко и сразу же куда – то убежал.

Не далеко от бараков развернулась огромаднейшая стройка. Все барачные дети об этом знали, и знали о том, что это строятся большие панельные многоэтажные дома для заводских рабочих. Олег, почесав голову сказал:

— Раз сегодня все куда – то разбрелись, тогда пойдём с тобой Толик на стройку глядеть.

Строились здесь одновременно несколько пятиэтажных, и девятиэтажных домов.

Строителей и техники было настолько много, что мальчишки подрастерялись от всего увиденного. Вот мимо них пронеслась большая красная машина, а на машине стоял большой кран с написанными на нём иностранными буквами словами. Вдруг Олег увидел большие трубы, и предложил Толику:

— Гляди Толик, какие большие трубы! Давай внутрь залезем, и полежим там. И строители нас не будут за это ругать.

На ребят действительно обратил внимание один толстый дядька, и сказал им:

— Так, ну — ка быстро отсюда шинтропа, а то с ружья солью в заднее место сейчас садану!

Мальчишки знали, что такое патроны с солью, им об этом рассказывал Мишка, и потому быстро отошли на всякий случай подальше. Но когда толстый дядька куда – то ушёл, сразу же юркнули ребята в трубы, и затаились. Олег шептал в трубе Толику, и шёпот этот в трубе был страшноватым:

— Давай сидеть тихо, а то Мишка говорит, что солёные патроны и очень болючие.

Вдруг пошёл сильный дождь, а ещё немного погодя, он и вовсе превратился в сплошной ливень. Дождевые пузыри на глинистой земле почему – то совсем не радовали. Радовали они лишь тогда, когда ребята, стоя на крыльце барака под укрытием, выбегали на минутку под дождь ради забавы.   Но вот теперь, в трубе, эти самые пузыри были такие близкие, но всем было грустно. Олег увидел, что вода начала затекать в трубу, и он скомандовал:

— Поползли на другой край, может там вода в трубу не затекает.

Но когда они подползли к другому краю, то увидели, что и с этой стороны вода тоже затекает в трубу. Дождь шёл и шёл, и ребята стали все мокрые, и грязные, и стало холодно. Толик даже стал дрожать от холода. Олег тоже задрожал, и сказал уже не шёпотом:

— А я теперь знаю, почему тот толстый дядька ушёл. Он просто дождя испугался, и сидит теперь наверно в той вон будке, пирожки ест, да чаем запивает. А мы вот тут мокнем.

Ещё с полчаса пролежали в ставшей холодной трубе барачные дети. Замёрзли окончательно. Тогда Олег сказал:

— А чё нам теперь терять?! Давай вылазить, и побежали домой в бараки.

Вечером, мама Толика, выспросила сына, где же это он, так умудрился испачкаться. Но Толик хранил мальчишескую тайну, и пил чай с малиновым вареньем. И вдруг подумал, что у Бутылкиных наверно нет малинового варения, и спросил маму.

— Мама! А можно я отнесу малинового варенья Бутылкиным, у них наверно нет, и они же тоже замёрзли от дождя.

Мама Настя, улыбнувшись, разрешила отнести варение. Толик радостно побежал в барачную комнату, где жило большое семейство Бутылкиных. Пол-литровая банка малинового варенья стала вмиг опустошаться. Все четверо мальчишек намазывали на хлеб варенье, и пили чай. Ложки, которыми они залазили в банку,  были разного размера. У Генки была маленькая, у Вовки и Серёжки эти самые ложки были большие.   Поэтому на выходе из банки они обязательно застревали, и возникала потасовка, которую на корню тушил старший брат Олег, врезав каждому по оплеухе. Отец их дядя Гена, мужичонка маленького роста, посмеиваясь, говорил:

— Что Архаровцы, проголодались. Ты сам Толька чаю-то с вареньем попил?

Толик сев на табуретку в тесной комнате, ответил:

— Да, я попил.

Дядя Гена утвердительно ответил:

— Ну, тогда ладно.

В комнатке был маленький чёрно – белый телевизор. Он показывал плохо, совсем не резко, но зрение у всех было хорошим, потому всё, что происходило на экране, было понятным. А на этом маленьком экране тётя в чёрном платке плакала. Напившись, чаю с вареньем, мальчишки заметно повеселели, и разбаловались, и тогда старший брат Олег скомандовал:

— Ну- ка, притихли!

Олега боялись, и стало тихо. На следующий день ни с того ни с сего, Вовка Бутылкин и Толик разодрались. На крыльцо барака выскочили все мальчишки, чтобы посмотреть на эту драку. На крыльцо другого барака, что стоял напротив, тоже вышли мальчишки и девчонки. Кто — то начал подзадоривать Вовку, и схватка началась. Вовка успел ударить Толика раза два или три. Олег Бутылкин быстро разнял дерущихся, сказав Вовке, чтобы он быстро шёл домой. А Толику сказал, что он совсем не умеет драться.

Вскоре Толик попал в больницу, и ему даже ночью ставили уколы. Это было больно, и страшно. После больницы было скучно, но мама не отпускала сына погулять. Только большой откормленный мясом кот Барсик, скрашивал барачное заточение Толика, мурлыкая у него на груди. И вот – радость! Приехал из деревни друг Толика, Эдик. Деревня их была, где – то на Брянщине. И мама Толика, отпустила, наконец, на улицу сына.

За Эдиком в этот вечер ходила вся барачная мальчишеская армия. Он угощал детей яблоками, грушами, да сухофруктами. Поначалу Эдик не заметил Толика, но когда он неожиданно повернулся, и увидел лучшего друга, то оба они вмиг заулыбались, и Эдик протянул другу сухофруктину. Настала суббота, а вечером стала слышна музыка.   Это на танцплощадке играл вокально – инструментальный ансамбль.

Эдик с Толиком отпросились у родителей на танцы. Сходили, поглядели, оказалось, что там были одни взрослые, и мальчишки довольно быстро вернулись обратно. Их родители, глядя на сыновей долго смеялись, а дядя Володя, отец Эдика спросил:

— Ну что женихи, не нашли себе невест?

Мальчишки в ответ молчали.

Каждое утро короткого сибирского лета было прекрасным. Толику, Эдику, и Вадику родители перед уходом на работу оставляли по рублю, чтобы, проснувшись, их дети сходили в столовую. И вот однажды Вадик с Толиком ушли вдвоём в тридцать третью столовую, такой номер она имела. Получилось так, что Эдик проспал, постучавшись к нему в дверь, и не дождавшись ответа, друзья ушли.

И вот, тогда Вадик с Толиком ели всегда очень вкусно приготовленную поварами еду. Они увидели Эдика. Их друг, набрав поднос еды, прошёл мимо них, и сел подальше. Было видно, что он злился, и даже пока шёл к столику, споткнулся, и чуть не упал прямо с подносом. Вышли друзья из столовой, и ждут друга. Когда вышел Эдик, у него было злое лицо, и Вадик, улыбнувшись предложить сделать рогатки.

Сами рогатины, они быстро сделали из веток, а вот где было раздобыть резину — вопрос. Помог им в этом Олег Бутылкин. Но когда се рогатки были готовы, ребятам стало жаль птичек, по которым вначале хотели стрелять, тем более, что на их глазах, Вовка по кличке «драчун», уже подранил одну птичку. И за это Олег Бутылкин ударил ему по щеке. Но выскочили Вовкины родители, и стали ругать Олега. Но тот был бесстрашным, и даже не убежал.

На другой день мальчишки стали играть в войнушку, и один мальчишка, которого все звали Виталист, попал камнем в голову Толику. Мама Толика была на работе, а мама Эдика, тётя Нина, поругав Виталиста, стала оказывать помощь пострадавшему. Из головы Толика капала кровь. Тётя Нина, обработав рану зелёнкой, перебинтовала голову.

И теперь мальчишки называли Толю «раненым бойцом». И вот однажды дядя Валера, который был родным братом отца Эдика, дяди Володи, взял на рыбалку Эдика и Толика, и своего сынишку Славку, который был на два года младше Эдика, а Толика аж на целых три. Накачав новую резиновую лодку, дядя Валера усадил мальчишек, и они уплыли на остров. Там впервые в жизни Толику и Эдику довелось устанавливать палатку. Палатка была новенькой, красивой. Вонзать в землю алюминиевые колья было интересно, и вскоре с помощью дяди Валеры, палатка стояла на зелёном полотне земли.

Налетело полчище комаров, и мальчишки спрятались от них в палатку. Как же там было хорошо, но главное, не было комаров! Потом Толик услыхал, что маленький Славка хнычет возле палатки, оказалось его заедали комары. Толик с Эдиком быстро затащили его в палатку, но Славка всё плакал. Дядя Валера тем временем, ставил сети. И ночью в них попались огромные сороги. На следующий день уставшие, рыбаки вернусь. И потом Толик сделал вывод, что после рыбалки всегда сильно устаёшь.

Однажды в маленьком магазинчике «Берёзка», Эдик с Толиком нашли, целых пять рублей. Купили две трёхлитровые банки сока, много разного печения, и ходили по барачному двору, всех угощая. Когда всё было съедено, дружная барачная армия ещё раз атаковала павильон «Берёзка», и целью нападения были уже пряники, соки. Когда все наелись, Олег Бутылкин предложил сходить в кино, а перед фильмом в детском кинотеатре «Октябрь», мальчишки досыта напились лимонада, который продавался в буфете. В этом детском кинотеатре были такие добрые работники, что если у кого-нибудь, денег не хватало на билет, который стоил десять копеек, то старший брат мог посадить себе на коленки младшего брата, или друг, мог посадить на коленки друга.

Некоторые самые смелые мальчишки, залазили по лестнице на крышу кинотеатра, и потом рассказывали, что смотрели фильм бесплатно сверху, через вентиляцию. Было это правдой или нет, Толик не знал.

Но всегда, когда находился в зале, он смотрел на потолок, и на большие круги вентиляции, которые были сделаны красивым рисунком с дырочками. Наверно в эти дырочки, и смотрят бесплатно фильмы, смелые ребята, думали многие мальчишки, которым тоже хотелось так попробовать. Но тех, кто пытался, ловил хитрый киномеханик, и отводил за руку к директору кинотеатра.

Когда наступала зима, барачные дети все катались с большой природной горки, что была прямо возле соседних бараков. Играли в хоккей, и пока Олег Бутылкин не сломает свою клюшку, и не думали заканчивать игру, но когда наконец Олег ломал свою клюшку, то все, еле живые расходились по своим баракам, мечтая об отдыхе и еде.

Зимою бабушка с дедушкой Эдика, присылали с далёкой брянской деревни посылку с домашней колбасой. Дядя Володя с тётей Ниной, родители Эдика, всегда угощали маму Настю и Толика этой колбасой, и казалось Толе, что ничего на свете он вкуснее не ел. А на следующее лето Олег Бутылкин собрал всех ребят, и снова предложил залезть в большие трубы, ведь стройка вовсю продолжалась. Во многие многоэтажные, панельные дома уже заселились люди. И всё шло к тому, что скоро, бараки их любимые снесут.  На этот раз их было больше, а были: Олег Бутылкин, Вадик Костенко, Сергей Никитин, Толик, Эдик и Виталист. И когда все залезли в трубу, снова полил дождь, но на этот раз Олег, чтобы не замараться как в прошлый раз, тут же скомандовал вылезать из трубы, сказав при этом:

— Это из-за тебя Толька дождь пошёл, не везучий ты, видать!

Вскоре, и в самом деле, из бараков, людей стали переселять в новенькие пяти и девятиэтажные дома. Но переселяли всех не сразу. Эдик уже жил на втором этаже девятиэтажного дома, и Толик ходил к нему в гости. На первом этаже этого же дома дали большую квартиру Семье Бутылкиных. Барак вмиг опустел, жили там теперь только Толик с мамой Настей, и ещё несколько семей.

Толик ходил по полупустому бараку, и ему было скучно жить на белом свете. Но в бараке оставался ещё жить Вадик Костенко, и он с одноклассниками брали Толика в поход на дачу. До дачи доехали на больших машинах КРАЗАХ – хлыстовозах. Добрались до дачи, развели костёр, разогрели консервов, и поели, потом вскипятили чай. Толик зазевался, и когда попробовал чай, и ничего не понял. Этот чай был очень солёным и сладким одновременно. Одноклассники Вадика хохотали, Толик же такой чай пить не захотел. Вечером вернулись домой в бараки. Это была последняя барачная ночь. Было грустно. На следующий день мама Настя и Толик переехали в новенькую девятиэтажку на шестой этаж. Не надо было колоть дров, таскать воды из колонки. Можно было мыться в ванне хоть целый день. Но барачная армия, хоть и жила в разных домах связи не теряла. Прошло много лет, но связь наша барачная не потеряна и по сей день…

Анатолий Казаков


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика