Суббота, 25.06.2022
Журнал Клаузура

Рыцари радости, вдохновения и открытий

Из цикла: «Пути великого Искусства радости»

С самого раннего детства, со всей ответственностью артисты Цирка учатся постигать таинство и магию дерзкого пути служения совершенству человека. Для циркового артиста — это тернистый путь мечтателя, который неустанно служит изумлению, радости, улыбкам зрителя. Это путь, приносящей людям обновление души, а нередко и осознания себя. Путь, где отечественные артисты искусства иллюзии, создающие праздник высоких чувств и вдохновения,  становятся рыцарями великого Искусства Радости и среди них такие как: Анатолий Ляшенко, Эмиль Кио, Ван–Ю-Ли Михаил, Илья Символоков, Анатолий Сокол, Альбина Зотова и многие другие.

Великое искусство иллюзии как праздник чувств

Поразительный эффект иллюзионных номеров привлекал людей разных сословий и эпох, помогая выдерживать жестокие испытания, порой в условиях отчаянных по противоречивости событий и обстоятельств жизни.

Ошеломляющее воздействие трюков иллюзиониста заставлял людей преклоняться перед волшебной магией искусства иллюзии—это был настоящий праздник самых разных — и прежде всего прекрасных, глубоких чувств.

Настенные фрески древнего Египта, Рима, Иерусалима свидетельствовали об иллюзионистах   использовавших технические достижения того времени. До нас дошли имена удивительных артистов-магов, выступавших еще где-то в 3700 годах до новой эры. За искусство иллюзии народ называл таких артистов кудесниками, волшебниками. Сокровенные источники знаний в книгах наших библиотек знакомят с уникальными трюками не только отечественных иллюзионистов, но и опытом Востока и Европы: Индии, Китая, Японии, Германии, Франции, Англии, и др.

В истории иллюзии известны такие имена как Чатсаэм — Анна (3766 лет до н.э., Египет) Нострадамуса, Парацельса и др.  (эпоха Средневековья); Калиостро, Казанова (эпоха Возрождения); Катерфельдо, Эвклида, Фауста, Андроллети и многих других ( У111 век, Греция, Италия, Франция).

Только Х1Х век подарил множество непревзойденных мастеров иллюзии и среди них Людвиг Деблер, Гарри Гудини, Кавалер Торн, профессор Зур, Чин-Лин-Фу, Тэн Ичи и многие-многие другие славные имена. И наш ХХ век был отмечен именами Теодора Камберга, Гамидбея, Сун –Фон-Лина, Амир Букса и др.

В России это были В. Мессинг, Э. Кио, А. Шаг-Новожилов, А. Фурманов, И. Символиков, В. Данилин, К. Перевозчиков, Ван-Ю-Ли,  И. Авьерино, О. Сокол,  А. Зотова, А.Ляшенко и многие другие.

Изучение и постижение этого опыта открывали глаза начинающим иллюзионистам на многие загадочные трюки. Помогая им с ещё большим энтузиазмом работать над созданием новых фокусов и трюков, рождающих у зрителя, здесь и сейчас, состояние радости и восторга, которые, как говорили в старину, несли обновление души.  Рождение магии чуда в руках иллюзиониста отзывается   изумлением и нередко потрясением воображения зрителя. Писатель Александр Грин очень точно передал чувства и состояние души тех, кто живёт в ожидании чуда словами своего героя—капитана Грея: «…если человек жаждет чуда, сделай для него это чудо. И тогда будет новой у него душа и будет новой она и у тебя… »

Имена иллюзионистов, составившие гордость и славу многовекового жанра иллюзии, представлены на стенде, помещенном в фойе Московского Театра иллюзии.   А его основатель и художественный руководитель, заслуженный артист РФ А.Н. Ляшенко считает:

Заслуженный артист РФ и основатель Московского Театра иллюзии А.Н. Ляшенко   и его партнёры Попугаи

«Сегодня я убеждён, магия в жанре иллюзии – это постоянный творческий эксперимент. Иллюзионный жанр в соединении с художественными возможностями моего Театра Иллюзии — это и спектакли, и шоу, и концерты. Здесь органично переплетаются иллюзия и дрессура, танцы и песни, сказка и прекрасная музыка. Это комическая иллюзия, манипуляции и фокусы с животными, номера экцентрики и конечно же фокусы с участием зрителей.

Особенно важна работа с детьми. Иллюзионный жанр как никакой другой призван дарить восторг, удивление, радость, улыбки каждому нашему зрителю, не зависимо от возраста и регалий, знакомя его с великим искусством магии Иллюзии, рождающее самые лучше чувства…».

Анатолий Николаевич высоко ценил достижения своих коллег, обсуждая нередко отдельные моменты трюков не только во время совместных гастрольных поездок. Он отмечал, что в успешной творческой судьбе иллюзиониста   важную роль играет прохождение школы разных жанров циркового искусства, дающие и физическую и духовную силу для реализации возможностей артиста: это и акробатика, и клоунада, и дрессура с её  способностью проникнуться силой и  хрупкой трепетностью чувств своих воспитанников- четвероногих артистов и многое другое…Искренне радуясь творческим удачам своих друзей, вносящих свой бесценный вклад в развитие отечественного уникального искусства иллюзии, он с особой теплотой отзывался о них в своей  книге: «В ДОЛГ… или О жизни, театре, друзьях (в стихах и прозе)».

Иллюзионист Эмиль Теодорович Кио во время исполнения трюка

Народный артист РСФСР   Эмиль Теодорович Гиршфельд-Кио (1894-1965), был родоначальником своей династии иллюзионистов, сумевших поднять искусство иллюзионизма на недосягаемую высоту. Отличительной особенностью выступлений Э.Т. Кио являлись интеллектуальные головоломки, которыми артист озадачивал свою   публику. Активное общение со зрителями, элементы сатиры делали выступления живыми и злободневными.  Эмиль Теодорович стал создателем ряда новых уникальных трюков и фокусов, которые до сих пор используются ведущими иллюзионистами мира.

Старший сын, Эмиль, по настоянию отца окончил МИСИ, но при первой возможности вернулся в цирк. Несколько лет он ассистировал отцу, а после его смерти создал собственную программу. Полученное техническое образование позволило ему изобрести «волшебную веревку» – канат, способный стоять вертикально без верхней опоры. Номер с использованием уникального реквизита был в репертуаре обоих младших Кио. Более 15 лет Э.Э. Кио вел рубрику о фокусах в популярном журнале «Юный техник».

В младшем сыне Игоре, Эмиль Теодорович видел своего преемника. Мальчик   в пять лет стал участвовать в программах отца, который не сомневался, что тот продолжит цирковую династию. Самостоятельный дебют юного артиста состоялся в 15 лет, когда он выступал уже на протяжении всей болезни отца. После ухода которого, именно он унаследовал весь реквизит и подготовленные номера. Поначалу Игорь копировал отца, даже выходил на арену в его фраке, но со временем понял, что аттракцион должен развиваться. Он, не меняя идеи представления как целостного спектакля, добавлял в него красочности, оформлял иллюзию профессиональным балетом. И за вихрем танца зрители уже не замечали подмены и прочих трюков. Игорь Кио создал собственную программу, работал над новыми трюками. Он вел работу не только в цирке: свои номера он показывал в театре Эстрады, вёл популярные телепередачи.

Игорь Эмилевич Кио был награжден бельгийским «Оскаром», ежегодной международной премией, которую вручают лучшим артистам мира. Это был первый случай, когда награду получил иллюзионист. Игоря Кио называли главным волшебником   нашей страны. Он был настолько популярен, что ему приходилось давать по пятьсот, а то и более представлений в год, а с гастролями побывал в США, Японии и многих странах Европы. Особой популярностью пользовался фокус «Сжигание женщины».

О секрете своей профессии он говорил, что главное — не быть волшебником, а уметь сыграть волшебство по системе Станиславского и добавлял: «… чудес — так их и впрямь нет. Это я утверждаю, как человек, который занимается их массовым производством». Единственная дочь Игоря Кио, Виктория и ее сыновья, выбрали карьеры вне цирковой арены. Династия иллюзионистов прервалась, оставив неизгладимый след в памяти благодарной публики.

Ван-Ю-Ли Михаил (Тинсан) Иванович (1882-1970)—основатель своей династии цирковых артистов, иллюзионист, создатель удивительного аттракциона «Восточно-китайские игры» Он был   превосходным организатором, прекрасным артистом и педагогом, а его аттракцион был построен в традициях народных площадных развлечений.

В 1916 году из Китая с цирковой труппой приехал на гастроли в Россию. Но вскоре стал участником боёв под Сызранью, Воронежем, Донбасом в составе интер-бригады легендарного И.Э. Якира.

Поправившись после ранений, Ван-Ю-Ли создал аттракцион «Восточно-китайские игры», куда пригласил своих соотечественников артистов. Группа выступала преимущественно на эстрадных площадках, а в 1937 году аттракцион был включен в систему Госцирка.

Оставаясь художественным руководителем аттракциона с его оригинальными трюками Ван–Ю-Ли сам демонстрировал колоритные иллюзионные номера основанном на народных играх. Выступления его китайской труппы –красочное, с применением световых эффектов, производило незабываемое впечатление, а он проделывал буквально чудеса.

Чудеса иллюзии в аттракционе Ван–Ю-Ли Михаила

Предметы в руках его возникали и исчезали мгновенно. С большой шалью в руках он делал кульбит через голову –и в его руках оказывался…таз с водой. Фарфоровые чашки «сами собой» наполнялись молоком. В пустой ящик он опускал яйца оттуда выпархивали утки, одна за другой. Из пустого лубка извлекал десяток больших скатертей и наполненный водой сосуд, который по размерам был больше самого лубка, а сам артист затем умещался в лубок и исчезал мгновенно на глазах у изумленного зрителя. Он глотал горящую бумагу и при помощи опилок устраивал «пожар», во рту которого пышет пламя, сыплются искры и валят густые клубы дыма. Затем изо рта извлекал несколько десятков метров бумажной ленты, которая превращалась …в гирлянду зажжённых китайских фонариков.

Ван-Ю-Ли великолепно исполнял трюк—танцуя ритмично с трещотками, он балансировал с тарелочкой, укреплённой на гнущейся во все стороны бамбуковой палке высотой до циркового купола. Остальные участники труппы, помогая работе артиста, демонстрировали при этом удивительные номера: строили пирамиды, блестяще вели стилизованный старинный «бой» копьями, саблей, секирами, а также жонглировали вазами, тарелками, балансируя их на бамбуковых палочках, огромные блюда удерживали на длинных тонких шестах, выполняли различные упражнения с трезубцем и совершали сложные акробатические прыжки сквозь обручи с кинжалами и огнём. Все эти фокусы выполнялись с подкупающей простотой, непринуждённостью, и даже артистами цирка смотрелись с большим интересом. Это было зрелищное замечательное цирковое представление.

Ван-Ю-Ли родился и вырос в крестьянской семье в провинции Хэбей, в Китае. В одиннадцатилетнем возрасте он стал учеником фокусника и вместе с бродячим цирком побывал на севере и юге Китая, в Японии, Корее и Индокитае. Стал артистом-фокусником, акробатом и жонглером. Более семи лет не был в родном доме, но заработанные за время странствий деньги не смогли обеспечить достаток семьи. Вскоре, в 1916 году, он попал в Россию, где и нашёл себя.

Во время Великой Отечественной войны многие артисты аттракциона «Китайские игры» ушли на фронт. Ван-Ю-Ли особенно ценил своих    коллег —  Ся-Ю-Шана и Чао-Чин-Со, взяв их в свой аттракцион. Как и он, с детских лет прошедших испытания голодом, нищенской жизнью, воевавшие за лучшее будущее России. Бывшие красноармейцы оказались способными учениками.

Под его руководством они стали выступать в лучших цирках страны, знакомя зрителя с многовековым мудрым и весёлым искусством китайского народа.

Когда в 1941 году началась война, они уже были пожилыми людьми. На фронт пошли их воспитанники—Володя Сурков и приемный сын Ван-Ю-Ли—Хо. Оба пали в бою, защищая Отечество. Но горе не сломило воли ветеранов, они активно занимались военно-шефской работой. Всем, чем могли, помогали разгрому вероломного врага, выступали перед раненными в госпиталях, на передовой в военных частях.

В 1958 г., за заслуги в области циркового искусства, Ван-Ю-Ли был награждён медалью «За трудовую доблесть».

Когда в семье Чжан Хай-тина и Ольги Федоровны выросла дочь Людмила, она закончила ремесленное училище на токаря, а в 1944-м году пришла в цирк и стала ассистенткой в номере своего будущего мужа Михаила Ван Ю-ли. Людмила Федоровна Маликова стала также и дрессировщицей. В 1959 г., после посещения родственников в Китае, муж привёз из поездки четырёх макак-лапундеров. Продолжая работу в аттракционе «Китайские игры», Людмила Маликова в 1961 году выпустила номер «Дрессированные обезьяны». Обаятельная, по-восточному красивая артистка, Л. Маликова выступала в мягкой манере, демонстрируя своих подопечных с любовью и юмором.

Творческая жизнь талантливой семьи Ван-Ю-Ли, дрессировщиков — иллюзионистов радовала преданных цирку зрителей все новыми и новыми достижениями в самых различных жанрах, став настоящей легендой циркового искусства.

Заслуженный артист РФ, Александр (Тин-Сан) Михайлович Ван Ю-ли – представитель среднего поколения цирковой семьи Ван Ю-ли. Он девяти лет работал в аттракционе отца, затем, совершенствуя свое профессиональное мастерство, закончил московское цирковое училище — ГУЭЦУ. Под руководством отца освоив премудрости иллюзионного искусства, со временем восстановил его номер с новыми партнерами, чередуя фокусы с акробатическими трюками и трюками эквилибра свойственными китайской цирковой школе.

Кроме того, почти двадцать лет, Тин-сан возглавлял номер, который назывался «Сальто-морталисты на першах». В группу першевиков входили пятеро мужчин и одна девушка. Ван Ю-ли был нижним, т.е. на его плечах держалась рекордная по сложности работа. Атлетично сложенный, высокий Тин-сан брал на плечо длинный шест, верхний конец которого уходил ввысь, и там, под самым куполом, партнер исполнял стойку на одной руке – «крокодил». Дальше происходило нечто фантастическое: на крохотной площадке, укрепленной на верху другого плечевого перша, девушка демонстрировала арабское колесо, флик-фляк. Юноша «в ответ» совершал на такой же площадочке заднее сальто-мортале. Теперь, на плечах нижних партнеров — два перша с площадками на вершинах.

Но вдруг перш заваливался, кажется, что нижний потерял баланс и перш сейчас рухнет, но в этот момент акробат отталкивается от своей зыбкой опоры и, исполнив в воздухе заднее сальто-мортале, приземлялся на площадку, балансируемую вторым нижним.

Не успели и дух перевести, а летающий акробат гладким прыжком оказался снова на первом перше. Ещё прыжок с площадки на площадку: в полете акробат совершив заднее сальто-мортале и пролетел через заклеенный бумагой обруч! В это время своей очереди ждал следующий акробат-рекордсмен: он продемонстрировал двойное сальто-мортале с перша на перш! Затем два акробата влезали каждый на свой перш и синхронно исполнили заднее сальто-мортале сквозь кольцо, а затем – двойной встречный пассаж, т.е. одновременно летая с перша на перш. Зрители были потрясены и буквально бушевали от восторга. И тогда снова «заваливался» один из першей, а акробат, взлетев с площадки, совершая заднее сальто-мортале, преодолев пространство и точно встал на плечи друга, ждущего его на площадке второго перша. Номер завоевал на Всесоюзном смотре цирковых произведений звание лауреата,

Тин-сан был влюблён в обезьян, вместе с мамой, Людмилой Федоровной, проводил репетиции, а в последние годы её выступлений не раз заменял её с этими умными, но коварными животными.  Она передала свой обезьяний коллектив сыну и невестке. С 1984 года Александр с женой Людмилой Мережкиной (бывшая ассистентка И.К. Символокова и И.Э. Кио) выступал с дрессированными обезьянами.

Дочь Александра (Тин-сан) Михайловича и Людмилы  Ивановны, Ольга Ван-Ли, вместе с отцом работала гимнасткой на першах, затем занималась дрессурой обезьян. В шестнадцатилетнем возрасте она выпустила сольный номер «Игра с метеорами» На манеж выбегала обезьянка-рикша, везущая в колясочке другую обезьянку. Дрессировщики выходили на манеж, неся на руках, словно ребятишек, обезьянок-макак. Макака Тин-сана исполняла на узком буме арабские (боковые) сальто-мортале в темп. Обезьянка Людмилы забавно демонстрировали передние кульбиты по буму и возвращались на площадку задними кульбитами. Она тоже делала комплимент, но поднимала ручку совсем по-другому. По барьеру с двух сторон бежали обезьянки, время от времени останавливаясь, чтобы поклониться публике, что называется, «до земли». Они встречались на середине барьера и возвращаются к форгангу, весело кувыркаясь через голову, причем делали кульбиты по барьеру синхронно, друг за другом.

Или макака на тумбе. Тин-сан бросал ей по два кольца, но хитрая обезьянка, едва поймав, зашвыривала кольца в зрительный зал, на радость публики. А обезьянка кланялась с таким рвением, так запрокидывала голову назад, словно избалованная звезда манежа. Тин-сан бросал ей большой мяч. Поймав в руки, обезьянка отфутболивала мяч ногой. Дрессировщик усложнял задачу – и вот уже по два мяча в темп летят обезьяне, но макака опять на высоте.

На барьере акробат экстра-класса. Быстро сделав два кульбита, обезьянка блестяще крутила арабское (боковое) сальто, снова кульбиты и опять сальто, и еще, и еще. Вот вам молниеносный «волчок» на манеже, а затем четыре задних сальто в темп.

Теперь две обезьяны на тумбе. Соскочили, подбежали к корзинке, вытащили по шляпке, тут же примерили, всем показали и опять побежали к корзинке. Теперь на обезьяньих рожицах маски китаянки и усатого китайца.

«Танцуем танго!» — объявлял инспектор. Две уморительно смешные обезьяньи пары танцевали в манеже: дамы – в вечерних туалетах, кавалеры – во фраках. Общий поклон под гром аплодисментов. А сегодня заслуженная артистка Ольга Ван Ю-ли вместе с супругом Сергеем Стрельцовым в уникальной дрессировке собак –доберманов работают в жанре свободной дрессуры. Александр (Тин-Сан) Михайловичи Людмила Федоровна   принимали участие в спектаклях Театра « Уголок дедушки Дурова».

После ухода Ван- Ю-Ли Михаила (Тинсан) Ивановича в 1970 г., к большому сожалению, аттракцион «Китайские игры» распался. Все, кто знал его, хранят добрую память о прекрасном артисте, отзывчивом, душевном человеке.

Иллюзионист Илья Калистратович Символоков

Народный артист РСФСР Илья Калистратович Символоков (1918-1990) прославился множеством иллюзионных аттракционов. Родился он в крестьянской семье в селе Казановка. После окончания семилетки, Илья поступил в ФЗУ, стал токарем. Еще мальчишкой его интересовали тайны иллюзионного жанра. Он начал выступать в клубной самодеятельности. На сцене цирка впервые выступил в 1936 году, до 1939 был ассистентом в номерах различных жанров. Настойчиво обучался цирковому искусству, в том числе и у китайских фокусников на базарах. В годы Великой Отечественной войны выступал в составе фронтовых цирковых бригад. Война лишила Илью всех близких родственников, проживавших в городе Кадиевка, и без какой-либо поддержки он продолжал настойчиво совершенствоваться в жанре иллюзии. Большинство из его работ вошло в золотой фонд отечественного цирка.

Он был не только иллюзионистом, придававший происходящему на манеже блеск остроумной выдумкой и владеющий блестящей исполнительской техникой, но и разработчиком уникальной аппаратуры для своих трюков. Им создавались большие красочные зрелища типа ревю, тематические и сюжетные представления. Особое желанной у зрителей была его «Водная феерия». Представление начиналась с появления шести очаровательных юных девушек. Четыре из них держали тонкие золотистые парчовые шали, следом за помощницами выходил Илья Символоков, он доставал из-под этих полотнищ хрустальные вазы, наполненные водой.

Вазы с водой, неизвестно откуда взявшиеся, появлялись на ладонях и тех ассистенток, которые шалей не имели. Они водружали вазы на ажурные пьедесталы и набрасывают сверху покрывала. Шесть ваз они ставили с одной стороны, шесть — с другой. Все новые чаши и вазы появлялись у иллюзиониста и его помощниц. Они окунали в воду пальцы и стряхивали с их кончиков сверкающие капли. Вода переливалась через край сосудов, выплескивалась на разостланный ковер.

Работа белокурых помощниц иллюзиониста в серебристо-голубых и золотисто-сиреневых платьях придавала происходящему на манеже особое, волшебное изящество, но тут появлялись клоуны с пустыми ведрами и просьбой к актеру, наполнить их водой. Тот поочередно ставил ведра в пустую коробку, и они мгновенно, как по мановению волшебной палочки, были наполнены водой до самых краёв, а клоуны их уносили.

Но вазы с водой, только что находившиеся в руках иллюзиониста и его помощниц, подбрасывались в воздух и исчезали, как и вазы, накрытые золотистыми покрывалами. Вдруг в руках иллюзиониста вновь появляются вначале две чаши, затем еще две и еще — всего восемь — и все они были наполнены до краев водой. Девушки брали их, из этих чаш высоко под купол начинали бить фонтаны— по два из каждого сосуда. Они серебрились в лучах прожекторов и рассыпались сверкающими брызгами.

Вода, как известно, и раньше использовалась в иллюзионных номерах. Эмиль Теодорович Кио, например, демонстрировал так называемую вазу фараона. Он наполнял ее водой, вода исчезала неведомого куда, а из вазы появлялись люди. Известный артист Ван Ю-ли демонстрировал пиалы, «сами собой» наполнявшиеся жидкостью. Зинаида Тарасова имела рояль, из которого, когда она садилась за него и начинала играть, били разноцветные струи, меняющиеся в соответствии с музыкой то— по окраску, то — по направлению и высоте. Но все это были отдельные и как бы эпизодические работы. Юрий Кириллович выстраивал свое выступление на одних только «водяных трюках», при этом он мечтал о таком аттракционе, в котором вода была бы «обыграна» в самых различных видах.

После того как «Водную феерию» посмотрели иллюзионисты ряда стран, они официально заявили, что выполняемые артистом трюки являются уникальными, и вынесли единогласное решение наградить исполнителя высшим призом лиги иллюзионистов — «Золотой волшебной палочкой». В письме, приложенном к призу, говорилось:

«За создание интересного тематического аттракциона с новыми оригинальными трюками, которых в данное время нет в иллюзионных каталогах мира».

Заслуженный артист РСФСР Олег Григорьевич Сокол (1907 — 1989), удивительный Маг-Волшебник, символ творческого вдохновения которого — летящий против ветра смелый сокол — поражал зрителей невероятными трюками. Он также впервые ввел в программу выступления механического робота, в шутку прозванный «железным администратором», и выполнявшего до 75 различных заданий. В его создании участвовали НИИ Ленинграда, Тбилиси, Одессы.

В 1953 году по своему сценарию Олег Григорьевич подготовил оригинальный электронно-иллюзионный аттракцион «Чудеса без чудес», в котором впервые исполнялись трюки, построенные на применении возможностей телемеханики, токов высокой частоты, ультразвука, электромагнитов и радиотехники.

Аттракцион «Чудеса без чудес» иллюзионистов
О.Г. Сокол и Р.М. Садоха

Вместе со своей супругой, единомышленником и помощницей Розой Марковной – он создал  иллюзионный спектакль, где изумленный зритель убеждался как исчезает и затем неожиданно появляется из папиросной коробки радиоприемник, как зажигаются электрические лампочки, не соединенные с сетью проводами, как над манежем повисали различные предметы, даже перш (шест эквилибристов) с работающим на нем гимнастом. Используя последние достижения науки и техники, артисты создали новое направление в иллюзионном жанре. Великий иллюзионист 21 века, Э. Т. Кио высоко оценил художественный цирковой спектакль О. Г. Сокола «Чудеса без чудес», подтвердив, что: «…Олег Григорьевич совершил революцию в искусстве иллюзии… ».

О.Г. Сокол задался целью впервые создать такой иллюзионный номер, чудеса которого создавался свойствами магнетизма, телемеханики, ультракоротких волн, токов высокой частоты.

Идеи Олега Григорьевича сразу же встретили горячую поддержку со стороны работников науки и техники, к которым он обратился за помощью. Ученые, инженеры, конструкторы с готовностью помогали ему во всем, проводили в лабораториях необходимые опыты и испытания.

Такую же заинтересованность и отзывчивость встретил О.Г. Сокол и у работников предприятий (Большая люстра, висящая над манежем во время исполнения номера, представляла собой сильный электромагнит. Его сердечник весил почти полторы тонны, а на обмотку ушло более сорока пяти километров провода. Но зато этот магнит способен был притягивать металлические предметы весом в несколько тонн и ему ничего не стоило удерживать в вертикальном положении железный шест с сидящим на нем человеком или поднимать в воздух любые металлические предметы).

Набор электромагнитов меньшей мощности был вмонтирован в верхнюю доску стола и, создавая магнитное поле, заставлял двигаться вилки, ножи и другие металлические предметы. Нужные магниты включались на расстоянии с центрального пульта, находящегося за кулисами. Энергия передавалась к ним без проводов от расположенного тоже за кулисами мощного источника тока.

Так же без проводов передавался ток высокой частоты к лампочкам накаливания или газосветным лампам, вспыхивающим в руках у зрителей. Более сложно было устройство, позволяющее поджаривать яичницу на сковородке, которую артист держал в воздухе над «холодильником». Внешний вид комнатного холодильника был придан шкафчику, внутри которого находится электрический трансформатор с набором незамкнутых сердечников, образующих мощный колебательный контур переменного магнитного поля. Поддерживаемая на некотором расстоянии от поверхности холодильника сковородка, в мощном магнитном поле, накалялась до двухсот градусов.

В корзине с цветами было спрятано телемеханическое устройство с радиусом действия в пятьдесят метров. Передаваемые с центрального пульта из-за кулис импульсы заставляли срабатывать то или другое реле, включающее лампочки желаемой окраски. Артист заставлял чемодан летать или предлагал зрителям позвонить домой по… сумке или плитке шоколада. Чудеса, — но дозванивались!

Устройство «говорящей собаки» — это шедевр телемеханики. Импульсы, передаваемые по эфиру с центрального пульта, включали те или иные соленоиды, приводящие в движение лапы, хвост, голову, уши собаки. Специальная установка заставляла челюсти куклы двигаться синхронно со звучанием слов, передаваемых через вмонтированный в аппарат репродуктор. Номер подавался именно как «чудеса». Аппаратура была тщательно замаскирована. При этом, Олег Григорьевич прибегал и к старинным приемам цирка, применяя традиционный каркас или мнемотехнику…

И все же первая успешная попытка построить на новой основе большой иллюзионный номер, применить технику, до сих пор в цирке почти не применявшуюся, была интересна и раскрывала перед новатором артистом и перед будущем цирком безграничные возможности. Достижения современной физики, радиотехники и электроники позволяли показывать удивительные вещи, о чем сообщалось зрителям перед представлением. Чудеса на манеже были результатом кропотливого ежедневного труда и непрестанной работы креативного разума современного мага, взявшего в партнеры саму науку.

Известно, что преемственность поколений, передача мастерства от отца к сыновьям – давняя традиция цирковых семей. И в 1967 г. артисты передали руководство аттракционом своему сыну – Анатолию Олеговичу Сокол. который вырос в цирке рядом с родителями, постигая разные жанры циркового искусства. Однако, юноша, увлекшись романтикой моря и став штурманом дальнего плавания, он только через 13 лет вернулся в цирк. Его дети—Андрей, Алена, Анатолий, Антон росли в цирке, рядом с родителями. Мама, Флора Анатольевна Минина представитель шестого поколения династии, — прабабушка её как артистка выступала во дворце бухарского эмира, а правнучка уже с 3,5 лет была на манеже цирка. Она, работала с исключительно интересным номером «Эквилибр с медведем», затем дрессировала собак, а сегодня её консультативная помощь сыну, Анатолию, просто незаменима.

Став Мастером, используя достижения науки и свой опыт, вместе с супругой продолжал настойчиво и последовательно поиски новых трюков и сюжетных ходов. Он работал с водой, светом, энергией электричества, поражал воображение зрителей, пропуская через себя ток и вызывая молнию. Заставлял исчезать из стакана воду, едва прикоснувшись к нему губами и многое-многое, поразительное и волшебное, иное. А его робот исполнял па вальса, галантно кланялся публике, преподносил цветы.

Весь творческий путь мастера был связан и с режиссурой, он ставил тематические представления, клоунские и детские спектакли. Это были «Смех и волшебство», «Гости с планеты Кентавр», «Приключения Ваучера в стране чудес», постановку которых Олег Григорьевич обсуждал со своим другом, иллюзионистом   А.Н. Ляшенко, с кем был нередко в совместных гастрольных поездках.

Анатолий Олегович, сын Олега Григорьевича, закончив институт культуры по специальности «режиссёр драмы», через год принял от отца руководство иллюзионным аттракционом. Сегодня, заслуженный артист РФ Анатолий Сокол-Садоха — представитель легендарной династии иллюзионистов в третьем поколении, успешно продолжает традиции отца и деда в Деле современного иллюзиона, создавая необычные магические трюки.   Он руководитель крупного иллюзионного аттракциона и    масштабного циркового проекта «Шоу воды, огня и света» где три стихии сливаются воедино, рождая магию искусства иллюзии.

Представление поражает и захватывает зрителя атмосферой на грани реальности и волшебства — это авторская музыка, невероятные трюки, левитация и исчезновения, лазерные спецэффекты, тонны воды, поющие водопады и грандиозные фонтаны, многотонный занавес, живой огонь и зажигательные танцы балета в блестящей постановке балетмейстера Евгении Николаевны, его супруги и участием их дочери, Лизы Сокол.

Анатолий Сокол и уникальный сокол Красс – символ династии, настоящая звезда «Шоу воды, огня и света»

В коллективе знают, что сокол Красс – уникальная птиц. Это смесь сапсана с балабаном, одна из самых быстрых птиц в мире, Сокол развивает при охоте скорость от 280 до 360 км. в час и унаследовал зрение со времен динозавров — видит с 5 километров…  Надо сказать, эта птица с характером, хотя достаточно дружелюбная, С соколом нужно иметь партнерские отношения, по словам Анатолия, если его хоть раз накажешь, потом он к тебе не прилетит, чтобы начать представление.

С каждым годом проект Анатолия Олеговича становится все более масштабным и уникальным, выпускаются новые трюки, при этом, в мире нет аналогичного водного трюка в таком масштабе и в «подобной подаче».  Зрителю вспоминался великий Гудини, когда они наблюдали «смертельно опасный» трюк его сына иллюзиониста, Алексея Сокол. Он, закованный в цепи, погружался в огромный сосуд с водой и за считанные секунды с легкостью освобождался от железных оков. Поражают воображение публики «Левитация на трех фонтанах» и другие магические эффекты –это нужно видеть….

А в 2017 году, в юбилейный, 110-ый год Династии, Лауреатами конкурса: Гран-при XVI Московского международного молодежного фестиваля-конкурса циркового искусства стал иллюзионный аттракцион «Водная иллюзия» заслуженного артиста России Анатолия Олеговича   Сокола и Алексея Анатольевича  Сокола,  артистов «Росгосцирка».

Анатолий Сокол делится сокровенным:

«Идей много, но найти баланс между искусством и бизнесом — сложная штука, многогранная и разноплановая задача. Я рассуждаю не только как творческая личность, как иллюзионист, но и как продюсер, отвечающий за рентабельность программы. Мы делаем все за свой счет: у нас свое световое и звуковое оборудование, спецэффекты, уникальные аппараты. В коллективе восемь десятков человек, 16 артистов балета — роскошь для любой программ… Бывает, трюк делаешь годами, выстрадал, выпустил — а он зрителем не воспринимается. А бывает наоборот: за месяц сделал программу— а эффект поразительный. Сейчас готовим к выпуску два новых трюка, аналогов которым нет: это «протыкание» иллюзиониста струей воды, второй — сложная постановка, где человек работает со змеями и птицами, в воде и в воздухе. Все комплектующие собраны, испытания проведены».

Анатолий, понимая и ценя чувства восторга, восхищения и изумления своих зрителей, считает главным в своем деле: «…мой дед и отец при жизни мне часто говорили: «Не отрекайся от рода». Вот и сыновья, Алексей и Елисей идут по моим стопам, не отрекаясь от рода. Мы используем самые актуальные технологические разработки науки в области спецэффектов, света и музыки и конкурируем с лучшими программами российского цирка. Хочется делать ещё более профессиональную иллюзию: крупнее, зрелищнее.  Но на каждом представлении, где бы мы ни были, будь то в России или за границей, мы непременно передаём и маленьким, и взрослым зрителям частицу своей души».

Народная артистка РФ Альбина Зотова великолепно освоила мастерство иллюзии. В творческую судьбу Альбины жанр иллюзии вошёл по-настоящему в тот день, когда в гримировочную к закованной в гипс девушку пришла Зинаида Тарасова и предложила принять ее иллюзионный аттракцион. Тяжелая болезнь заставляла Зинаиду Александровну покинуть манеж, но не могла она уйти, не передав свое детище в надежные руки.

Альбина мечтала о цирке тайно, с юных лет. Отец – военный летчик, погиб в первые дни войны. Мама – медицинский работник, воспитывала дочь в строгости, и слышать не хотела о цирке. И всё-таки, девушка занимаясь серьезно хореографией, акробатикой, в секции верховой ездыв 1957 г. закончила цирковое училище (ГУЭЦУ).

Её заметил заслуженный артист РСФСР Борис Павлович Манжелли и пригласил в создававшуюся конно-балетную пантомиму «Бахчисарайская легенда» на драматическую роль Заремы. В каждом, головокружительном прыжке актрисы воплощались «порывы пламенных желаний», мольба об утраченной любви Гирея. За убийство соперницы Зарему сжигали – и это был первый в жизни А. Зотовой иллюзионный трюк. Альбина трудилась неутомимо и вдохновенно. В 1965 году на Всесоюзном конкурсе циркового искусства она получила почетный диплом на эту работу.

В 1966 году родилась еще одна вершина в жанре «Гротеск на лошади» –номер «Буденовка» (режиссер Н. Зиновьев и балетмейстер П. Гродницкий). Это были рекордные по сложности и чистоте исполнения прыжки на галопирующей лошади, где были и такие сложные трюки, как прыжки через саблю (стоя спиной по ходу лошади), «в разножку» и «шпагат». Альбина прыгала с манежа на лошадь с четырехметровым шестом в руках, в который был «заряжен» флаг, раскрывающийся в тот момент, когда артистка оказывалась на спине коня. Эта конная миниатюра считается одним из выдающихся номеров отечественного цирка.

Однако неловкость униформиста обернулась для неё серьезнейшей травмой ноги и последующей операцией. И теперь из всеми признанного мастера Альбина, превратилась в послушную ученицу, осваивающую азы волшебного жанра – иллюзии у замечательного мастера этого жанра Зинаиды Александровны. Уже в 1970 в г.  Кишиневе и Оренбурге на «Заключительные гастроли иллюзионного ревю п/р засл. арт. РСФСР Зинаиды Тарасовой, А. Зотова» они выходили вместе. Альбина исполняла трюки, чувствуя постоянную теплую дружескую поддержку.

А главное, рядом был муж, единомышленник и надежная опора Анатолий Михайлович Ширман – удивительно добрый, смешной в манеже клоун и по-одесски остроумный в жизни человек.

В 1974 г. А. Ширман в соавторстве с драматургом Виктором Гераскиным создал сценарий иллюзионного ревю «Озорные чудеса», в котором впервые были соединены танцевально-хореографические миниатюры с комическими трюками и фокусами, в результате чего было создано   иллюзионное шоу на основе русского фольклора.

Гастроли в г. Н. Новгороде подарили артистам красоту народных промыслов, а г. Городец, Семенов, Казаково – это были: золотая хохлома, сказочная филигрань, необыкновенная вышивка золотом по бархату. Всё оформление нового аттракциона делали в г. Семенове, большую матрешку расписывал замечательный художник Иван Сорокин. Любая шкатулка – не просто ящик с секретом, а настоящее произведение искусства. Гордость аттракциона – сказочные костюмы (художница Марина Зайцева), расшитые в г. Городце, знаменитом мастерицами-вышивальщицами парадных знамен.

Анатолий Ширман со своими любимыми
Альбиной- старшей и Альбиной-младшей

Альбина Зотова выезжала на манеж на «Волге», а затем из неё появлялись все её ассистенты и ассистентки. И начиналась веселая круговерть (хореограф – Ромас Рибаковас, педагог-балетмейстер Лариса Чумаченко). Скатерть-самобранка украшала пустой стол всякими яствами, разложенными в хохломскую посуду. В расписном грибе исчезали ассистенты и появлялся клоун. Маленькие куколки Ванька-Манька в ящике превращались в танцоров; наказанный за шалость клоун становился маленьким, но, напившись молока в огромной бутылке, вырастал до своих обычных размеров. Фирменным знаком А. Зотовой стал волшебный самовар. «Озорные чудеса» пользовались всё большим успехом у зрителей и прессы.

Предстояла гастрольная поездка во Францию с коллективом «Цирк на льду». Когда коньки стали продолжением ноги у Альбины и её партнеров, аттракцион приобрел новое замечательное качество – необычайную динамику, возможную только на льду. В Париже избалованная публика рукоплескала А. Зотовой, проводившей всю работу на коньках.

Из полыхающей огнем чаши появлялась русская красавица в сверкающем убранстве.  Инспектор манежа объявлял: «Альбина Зотова!» Альбина-младшая, в ярком народном костюме входила в большую матрешку, улыбаясь из прорези, сделанной для лица. Убиралась середина матрешки, а голова все так же задорно улыбалась. Хотя туловища нет, но зато ножки притопывали в такт к музыке. Закрывалась середина матрешки, и две Альбины (дочь и мама) раскланивались под аплодисменты публики.

Но вот на  маленьком изящном столике – «пасхальное яйцо Фаберже». А. Зотова снимала верхнюю часть «яйца», наполняла её водой, на миг закрывала и доставала два серебряных платка и голубя. Сажала голубя в клеточку из прозрачного оргстекла, накрывала платком — и голубя здесь уже нет, он «перелетел» в другую такую же клеточку.

Вот и знаменитый самовар, в который Альбина заливала ведрами воду, потом поила горячим чаем зрителей, а затем из самовара появлялся целый ансамбль, исполняющий русскую кадриль. А тут вывозили на манеж пустую клетку. Накрыли её покрывалом, открыли – там две танцовщицы; эти девушки вышли, вошла в клетку девушка из домика (на ней приметный костюм «курочки»), снова закрыли—открыли, в клетке «курочки» нет, зато еще две танцовщицы и, к особой радости детворы, любимый герой русских сказок—Иванушка-дурачок.

Удивительным финалом был прекрасный вальс в исполнении всего ансамбля под аккомпанемент фонтанирующего разноцветными струями воды рояля. С первой минуты до финального аккорда длится настоящая феерия красоты. Это был особый мир, где чудеса и превращения так естественны, как авторские трюки: «Волшебная чаша», из которой появляется сама Альбина, или «Котел», преображающий Иванушку. А работа над ледовым аттракционом «Жемчужина России» (сценарий А. Ширмана) успешно продолжалась.

В заключении хочется признаться, что несмотря на свою многовековую историю, искусство иллюзии всегда молодо и прекрасно в своём стремлении быть уникальным   для своего зрителя.

С каждым днём, нас, взрослых, «тянут, невидимые нити в загадочный мир чудес». Этот мир отвлекает от повседневных, иногда рутинных дел и проблем. Чудеса, помогают нам оглянуться на себя в детстве, на свои мечты, не реализованные возможности и вновь поверить в себя…. И это    помогает в решении многих жизненных вопросов. Взрослым иногда так хочется окунуться в детство. Давайте, по возможности продлим детство для наших детей. Сделаем всё, чтобы жизнь у них была как в   мечтах и сказке. Ведь это в наших силах.

Возможно поэтому так притягивает зрителя труд артистов иллюзионного жанра. Старинное и вечно молодое искусство фокусов, очевидно, будет жить, пока жизнь мечты и веры в себя делает нас крылатыми на этой Земле.

Иллюзионисты нашей страны – мастера мирового уровня внесли огромный вклад в развитие этого удивительного великого жанра. Достижения традиций династий позволяют радовать, изумлять и зрителей различных стран мира, знакомя с Отечественным искусством волшебства и магии, создающего праздник высоких чувств и вдохновения.

Галина Ергазина


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Электронное периодическое издание "Клаузура". Регистрационный номер Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Печатное издание журнал "Клаузура"
Регистрационный номер ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика