Четверг, 16.08.2018
Журнал Клаузура

Юрий Андрийчук. «Любовь со взломом»

Закончился театральный сезон 2017/2018 года. По итогам хочется отметить один новый спектакль, появившийся в 2018 году. Премьера его прошла весной, причем тихо, без шума в СМИ, тем более ажиотажа в обществе. Что ж, пиар по нынешним временам – удовольствие дорогое…

Моноспектакль «Любовь со взломом» по одноименной пьесе В.А. Иванова-Таганского. Исполняет — актриса Светлана Волошина-Андрийчук. Режиссер-постановщик В.А. Иванов-Таганский. Проект «Московский театр им. М.Ю. Лермонтова».

Спектакль идет 2 часа 15 минут, а материал не из простых, и потому, чтобы на подмостках представить его публике, нужны невероятные психофизические усилия артиста. Мы просто обязаны поздравить Светлану Волошину-Андрийчук с тем, что она справилась с этой задачей.

Моноспектакль – особенный жанр на театре. Тут и образы, тут и действие, тут и «хотение» разных персонажей, тут события, задачи исполнителей и действующих лиц, тут и сквозная линия, сверхзадача, а за всем этим сверхсверхзадача, – словом, полный набор атрибутов театральной изобразительности и духовного-нравственного верования должны быть продемонстрированы всего одним человеком.

Постановка спектакля, как известно, сложное ремесло. Как работает режиссер с актером – сие большая тайна, хотя, подсмотревший репетицию может отметить извне этапы этой полумистической работы: читка, разведение актеров по сцене, действенный анализ и прочее. Внутреннюю же работу режиссера, артиста не покажешь, как не покажешь и взаимодействие их в поисках решения разных сцен, которое происходит не на виду, а в глубоких тайниках подсознания, и проявляется необъяснимым наитием творческих личностей в принятии тех или иных подспудных воображений в багаж выразительных средств.

Тут, начиная с сознательных подходов к философии автора, театральный коллектив, становясь единым сложным организмом, постепенно погружается в новый мир существующий, отражающий жизнь в преломлении истин, нами необъяснимых (хотя хочется верить, что объяснимых) и только чувствуемых сквозь отражение нервной системы восприятия, чтобы побудить к определенным поступкам. Здесь применим специфический, отличный от обыкновенного способ измерения, без абсцисс и ординат, это «другая физика», где время и пространство иные, чем в обытованной повседневности.

И кстати, надо понимать внешнюю трепетность актеров и режиссера, когда они находятся в творческом процессе, и делать на это скидку. Уж слишком раним человек, выбравший своей профессиональной стезей сцену, и потому находящийся в постоянном напряжении не расстающихся с ним ролей, лишь с недолгими уступками для мира сего…

Коллектив, когда он сбит по-настоящему, – способен на большие высоты. Тут и проявляется синкретизм усилий. Актер-роль плюс еще актер-роль, плюс еще – создают в целом оркестр, в котором действия и звуки (каждый вносит свой оттенок) воплощают одно законченное произведение, а завершающий аккорд предполагает итог размышлений автора, режиссера, актеров.

 

 

Но одно дело, когда каждый персонаж соответствует отдельно взятому артисту, и совсем другое – когда все персонажи исполняются одним артистом. Во-первых, начинает сопротивляться органика. В диалогах пьесы автор предполагает показать двоих и более героев пьесы, с их точкой зрения на жизнь, отношением к явлениям, предметам, окружающим его физически или метафизически, – а тут? Ведь каждый человек идентичен, ему не приделаешь пять тембров голоса, столько же лиц и повадок. А артист, что бы там ни говорили для красного словца известные исторические лица, все-таки человек. И в моноспектакле он один – и все время, не сходя со сцены, находится на глазах зрителя. Ему элементарно даже некогда и негде переодеться, поменять грим, а значит затруднительно выделить каждый персонаж пьесы особенною внешней чертой, отличной от других, придающей ему отдельную узнаваемость зрительного зала. И потому взяться за моноспектакль может не каждый.

И вот Светлана Волошина-Андрийчук появляется в качестве главного героя, выступает с его позиции, добиваясь правды поведения, но строго соблюдая рамки, в которых рисуются черты, свойственные только этому конкретному персонажу. Так зритель встречает девушку 26 лет, которая рассказывает свою историю любви и жизни. Молодая особа – героиня пьесы, держится дерзко, оценивает людей резко, а события принимает с вызовом. Она видит мир как жестокую необходимость, но не собирается ему уступать свои права на полноценное существование в нем. Более того, считает возможным, и даже нужным, переделать его так, чтоб прибавить справедливости.

Вскоре на сцене появляется еще один персонаж. Он как будто вырастает из тени девушки –незаметно, путем какого-то превращения обретая свой голос, а затем и физические формы… Он становится самостоятельным, отделяясь от артиста-героини и получает жизнь в артисте-герое. И это уже другое лицо, другая личность, со своим характером, верованиями, достоинствами и недостатками, и даже полом. Так, по ходу спектакля на сцене возникают и другие герои: тетя, подружка, бывший ухажер, ребенок…  Всего восемь персонажей. В этом ряду еще и депутат, выступающий по телевидению. В разнообразии героев вырисовывается конфликт спектакля, столкновение персонажей выводит вектор движения мысли, раскрывающий постепенно идею, заложенную автором пьесы и режиссером постановки В.А. Ивановым-Таганским. Важна точность – не только слова со вложенным в них смыслом организуют сюжет с завязкой, развитием действия, кульминацией и развязкой, но и движения, и все детали существования на сцене, по которым недвусмысленно угадывается конкретный человек-персонаж. Тут есть свои тонкости, свои тайны ремесла, делающие невидимыми инструменты, но показывающие в целом, уже в готовом виде, изящество формы. Волошина-Андрийчук продемонстрировала, что владеет художественными методами виртуозно. То есть она посвящена в тайну ордена, обладающего знаниями мастера и имеющими талант актерской органики, импровизации, а с ними и сценического перевоплощения.

С показом моноспектакля впервые на российской сцене появилась проблематика, давно нуждающаяся в художественном исследовании. На свет рампы вышли персонажи нового типа, которых мало знает общественность, но которых боится и потому старается держать подальше от своего внимания и не желает понять. Речь идет о террористах. Драма «Любовь со взломом» бросает дерзкий взгляд на этих людей, причем не столько внешний, о котором мы знаем по информационным передачам, сколько изнутри.

Главная героиня только вошла в эту опасную то ли жизнь, то ли игру, на поприще которой подвязываются молодые люди с непокорным характером, но она не сомневается в своих поступках, исходящих от радикальных понятий, навязанных ей другом по имени Миша. Ей пока еще не пришлось вдуматься в смысл такого поведения, но все-таки молодая женщина еще не довела себя до предела, за которым начинается абсурд. Ее товарищ, Миша, – талантливый парень, который мог стать прекрасным историком, но впал в пучину фанатизма и сделался террористом.

– Его заносит, он сдвинулся на майдане, – говорит о нем главная героиня.

У Миши свои счеты к обществу, к конкретным людям, – и он вбил себе в голову, что знает, как свести жестокий баланс.

Но Анна все-таки осознает черту, за которой пропасть, из которой выбраться уже невозможно. Она не согласна с Мишей и пытается остановить друга. Но это ей не удается. Однако бросить Мишу она тоже не может, так как многим ему обязана: он помог ей бежать с сыном от войны.

И тут случается событие, которое и поворачивает течение жизни, несущееся к гибели, в другое русло. Анна встречает бывшего своего знакомого, отца ее ребенка, тележурналиста Игоря. Он старше ее, он успешен, приспособлен к обстоятельствам, в котором оказалось общество, страна. Несмотря на имидж правдолюба, Игорь знает пределы своих возможностей и в омут неприятностей не лезет. За убеждения, собственно, на костер не пойдет.

И вот Анна сталкивается с двумя мирами, которые олицетворяют Миша и Игорь. Образы мужчин в чем-то похожи: и тот и другой ищут справедливости. Но первый – бескомпромиссный борец за нее, притом настолько, что о нем можно сказать: «Заставь дурака богу молиться…». А второй… Он тоже борец, и сам искренне верит в это, но отстаивает справедливость лишь до тех пор, пока его поступки не вредны карьере, положению и заработку. Или пока не сомневается в победе, то есть пока первые признаки поражения не колеблют его уверенность. Но с их появлением он теряет смысл борьбы, настойчивость, а затем и интерес.

Таковы их позиции. Отметим, что и фанатик-правдолюб Миша, и умеренный правдолюб Игорь – это одинаково мужественные люди. У них только разные взгляды на методы борьбы, средства ее и границы, что имеет свои конкретные причины.

Анна олицетворяет женское начало, несмотря на то, что нельзя ее характеризовать как тихую скромную особу, каким мы привыкли считать слабый пол человечества. Кстати, эту привычку насчет тихости и скромности пора был оставить: уже давно женщины сравнялись по жесткости характера с мужчинами, равно как и по первенству роли в обществе… Но вернемся к спектаклю.

Анна не пристала ни к одному из двух этих мужских лагерей. У нее твердый характер, свои непоколебимые принципы. Находясь между Мишей и Игорем, Анна сама пытается перетянуть на поле своего мировоззрения и фаната, и слишком умеренного. Но это не так просто. Миша, пораженный чумой XXI века – фанатической ненавистью, не поддается, зато Игорь мало-помалу уступает свои позиции, принимая советы Анны.

Все усложняется тем, что мужчины соперничают еще и в борьбе за сердце Анны. Здесь ее предпочтения оказались на стороне Игоря, а это приводит в отчаяние Мишу. Сердцу, как известно, не прикажешь. Однако при этом моральная свобода, независимость Анны остались при ней.

Кстати будет отметить здесь и о женской притязательности на роль мужчины. Мы уже упоминали, что обе половины человечества в современном мире сравнялись. Но мы все же должны обратить внимание, что в пьесе именно женщина является примирительным началом, способным привести миры к общему знаменателю, отбирая где-то избыток и добавляя где-то недостачу. Именно на нее возлагает автор надежду по выправлению путей на одно истинное направление… И автор не идеализирует влияние: не все так просто, не все лучшее сбывается, в жизни бывает и наоборот. Обстоятельства, обрисованные в пьесе, складываются так, что столкновение миров неизбежно, и оно произошло. Трагедия вся в том, что противостояние перешло из разряда морального в физическое и кончилось плачевно.

Автор пьесы и режиссер спектакля В.С. Иванов-Таганский искусно показал состояние современного мира, разложив по полками его конфликт, драматизм, борьбу. Сам же он выдерживает некоторую отстраненность, стараясь показать объективно сдвиги общественных пластов, передавая их через столкновения образов действующих лиц пьесы. Масштаб перемен современного мира, который отражается и на отдельных личностях (так мы можем его обнаружить – от частного к общему), глобален и его провидит автор-демиург. Интуитивные догадки большого таланта, каким безусловно является Иванов-Таганский, осмысленны философски и выстроены в лаборатории искусства для практического исследования. Так открываются новые явления человеческой природы и общества. Валерий Александрович – опытный драматург, режиссер и в прошлом актер, работавший в свое время в Театре на Таганке, то есть в театре легендарного Юрия Любимого, безукоризненно владеет театрально-драматургическими средствами, чтобы представить свои наблюдения за миром глобальных событий на высоком художественном уровне современной, часто привередливой, публике и взыскательным коллегам.

Юрий Андрийчук


НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика