Воскресенье, 18.08.2019
Журнал Клаузура

СОВЕСТЬ ПОД ПРИЦЕЛОМ. Что на это сказал бы Валентин Распутин?

Событием даже не общероссийской, но мировой культурной значимости можно назвать учреждение Национальной литературной премии имени Валентина Григорьевича Распутина. Эта премия — дань памяти великого русского словотворца, ставшего яркой эпохой литературы в очень непростое для литературы время в России.  Учредителями премии стали Российский  Книжный союз и Правительство Иркутской области. А соучредителям выступили Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям и Госкорпорация Ростех. Целью премии стал поиск и поощрение талантливых авторов, создающих литературно-художественные произведения высокого качества в традициях российской классической прозы. Произведений, продолжающих и развивающих распутинскую традицию классической прозы.

—  Распутин один из лучших русских прозаиков современности, человек с удивительно цельной и зрелой гражданской позицией, воплощение совести просвещенного человека,- пояснил Сергей Вадимович Степашин, президент Российского книжного союза. – И учреждение премии его имени не просто логично, но необходимо. И я рад, что нашел полную поддержку среди иркутян, нас безоговорочно поддержали в Министерстве культуры РФ, в администрации президента, в разных общественных организациях. И всего за год без лишних споров и согласований мы сумели провести колоссальную организационную работу, собрать заявки и выбрать лауреатов.

На премию было выдвинуто 104 соискателя из 38 регионов России и шести зарубежных стран — Германии, США, Израиля, Украины и Эстонии. В шорт- лист попало 12 авторов, из которых и выбрали шесть лауреатов. Их имена были объявлены в Иркутске 15 марта, в день рождения Валентина Григорьевича. И также логично стало то, что первым лауреатом премии признан иркутский писатель, земляк Распутина, Анатолий Байбородин за  сборник повестей и рассказов «Деревенский бунт».

Мне довелось познакомиться с Анатолием Григорьевичем, когда был я  приглашен лично Распутиным в 2013 году на праздник Дней русской духовности и культуры   «Сияние России».  Замечательный праздник, инициатором проведения которого первоначально выступил Распутин. И к чести Правительства Иркутской области праздник не прекратил существования и после смерти Валентина Григорьевича. С творчеством Байбородина я был знаком до личного нашего знакомства, прочитав замечательную книгу Байбородина «Сокровища Сибири», вышедшую в московском  издательстве «Вече». В эту книгу вошли художественно — публицистические, фольклорно-этнографические очерки и статьи о русской народной культуре, литературе, изобразительном искусстве Сибири. И вот Анатолий Байбородин – лауреат премии им.Валентина Распутина.

Медаль лауреата

Лауреатами этой премии также стали иркутский писатель Александр Донских с книгой «Солнце всегда взойдет», и московский прозаик Михаил Попов с романом «На креслах всходних». А также прозаики Александр Семенов и Валерий Хайрюзов со сборниками повестей и рассказов и Михаил Щукин с романом « Каторжная воля». Торжественная церемония вручения премии в иркутском академическом драматическом театре имени Николая Охлопкова собрала большое количество не только иркутян, но и любителей творчества В.Г. Распутина из других областей России.

Открыл праздничное мероприятие губернатор Иркутской области Сергей Георгиевич Левченко:

«Сегодня знаменательный день для всех любителей литературы, для всех жителей Прибайкалья. Сегодня день рождение нашего знаменитого земляка Валентина Григорьевича Распутина. Идея  учреждения премии была высказана год назад. Нас поддержали на всех уровнях, начиная с Правительства и Администрации президента России. Многие общественные организации высказали желание финансово содействовать тому, чтобы премия стала постоянной».

А вот что сказал на церемонии награждения Президент Российского книжного союза Сергей Вадимович Степашин:

«Валентин Григорьевич Распутин представлял собой русскую совесть, просвещённого и православного человека. Когда он писал о деревне, он писал не о населенных  пунктах, а о потерянных корнях нашего народа, о людях без памяти, не любящих свою землю, такой силы произведения я встречал только у Достоевского. Я очень рад, что нам удалось воплотить в жизнь эту идею о присуждении национальной литературной премии имени вашего великого земляка».

Слово на церемонии награждения взял и Митрополит Иркутский и Ангарский Вадим:

«Валентина Григорьевича нет с нами уже три года. Это время, наполненное глубокими воспоминаниями и переживаниями. Сегодня присутствуем при удивительно радостном событии. Вручается премия,  носящая такое название, которое Валентин Григорьевич бы сам одобрил, — национальная литературная. Для него это было весьма важно – национальная. Он был человеком, который любил национальное достоинство нашего народа…».

II

«…Распутин любил национальное достоинство нашего народа…». За этими словами – непростая судьба классика. Помнится, однажды зимним вечером мы с Валентином Григорьевичем, взяв по пластиковой бутылке пошли к святому источнику за водой. Дело было в Переделкино. Шли, неспешно разговаривая, миновали дачу Бориса Пастернака… Я даже не знаю, зачем я завел этот разговор, когда вокруг царило такое умиротворение:

— Валентин Григорьевич, в вашем рассказе «Уроки французского» есть фраза, которую я запомнил наизусть: «Откуда мне было знать, что никого и никому еще не прощалось, если человек в своем деле он вырывается вперед. Не жди тогда пощады, не ищи заступничества, для других такой человек выскочка, и больше всего ненавидит его тот, кто идет за ним следом».

— Эдуард, это же зависть. Она всегда была и  есть. Хотелось бы, чтобы этого не было. Но это невозможно. Вроде росли, учились в одной школе, а потом кто-то выбивается вперед. И со мной такое было, тем более что в школе я ничем не отличался от других. А потом что-то у меня получаться стало…

Я внутренне усмехнулся – великий писатель с удивительной скромностью говорит про свои гениальные произведения: «У меня что-то получаться стало…».  Удивительно и – прекрасно! Про распутинскую скромность не раз слышал, но когда лично сталкиваешься с полным отсуствием гордыни и зависти, понимаешь: перед тобой – гений.

Вокруг было тихо так, что было слышно было, как проносились электрички и поезда. Я уже пожалел, что затеял этот разговор. Но Валентин Григорьевич почему-то решил его поддержать:

— А почему ты мне задал такой вопрос?

Я замялся, но он настаивал.

— Рассказывай, честно… Что-то гложет? Наболело?…

— Сирого да бедного писателя провинциального обидеть проще простого Валентин Григорьевич, — вдруг решился на откровенность я. — Какой-то прохвост взял и передал уже опубликованный в «Литературной России» мой рассказ «Фашист» в журнал «Сенатор» Совета Федерации, якобы на  конкурс. По правде, я не знал о существовании такого журнала, тем более — ни сном ни духом не знал о конкурсе. Видимо, ради галочки и для массовости какому-то чиновнику от культуры эта мысль пришла.  Показать горячий интерес масс к его задумке (ныне это называется проектом). Рассказ не только напечатали, но жюри признало лучшим, а автора – одним из победителей конкурса. И опять же наверняка кто-то из экспертов формалистов подумал: как хорошо, что отмечаем писателя из российской глубинки. И вот уж на всю Вселенную (на сайте в интернете) громко-громко объявлено о лауреатах конкурса. В их числе и писатель Анашкин! Дома переполох: кто штаны мне подыскивает, кто рубашку, все-таки в Москву поеду, в Совет Федерации пригласят. А потом начались телефонные звонки от редактора журнала Фреда Александровича Искандерова. Сначала поздравления, затем последовали вопросы, на которые я должен ответить. Отвечал, как мог. Но проходи немного времени и прибегает внучок Архип: «Дедуля на сайте все победители есть, а твоей фотографии нет, убрали!».

У меня же компьютера никогда не было и нет. В сотовом телефоне знаю, какие три кнопки необходимы. Пишу всегда от руки. Пошли к внуку, он включил компьютер. И правда — моя фотография  среди лауреатских фото словно испарилась. Чудеса, да и только. Звоню редактору журнала. И тут выясняется, что премию мне присудили неправильно. Кто-то из бдительных и ретивых организаторов (не исключено, тот же, кто передал рассказ в журнал!) доложил, что произведение было уже опубликовано до конкурса. А  это, мол, грубо нарушает положение  конкурса. Задаю редактору вопрос: а как рассказ попал на конкурс? И тут Фред Александрович на повышенных тонах начинает обвинять меня: «В редакции рассказ не зарегистрирован, пришел не почтой, лежал в редакционной папке…». Положил я трубку  и больше звонить не стал… Больше о конкурсе,  редакторе журнала сообщений   не получал.

Не хотелось мне на грустной ноте рассказ свой о неудачном лауреатстве заканчивать, и решил я пошутить напоследок: «А ведь я, Валентин  Григорьевич, не абы кем работаю, я кочегар в местной котельной! Думаю и   на небесах буду около котла обретаться, греть воду. Вот ужо задам жару всяким проходимцам, дров по пожалею!»

Распутин от души рассмеялся. И я был рад, что обычно грустного нашего классика заставил посмеяться.

— Эдуард, конечно обидно, что так получилось. Скорее всего это сделал кто-то из коллег. Забудь  это. Прости их, грешных. А дровишки еще здесь тебе, земле, пригодятся. Что главное в нашем деле?  Писать! А читатель сам  разберется, что к чему. Ты к тому же делаешь не одно доброе дело – молодых ставишь на крыло, опытным что-то подсказываешь.

Это был один из уроков Распутина, что он мне преподал без ненужной наставительности.

III

Когда довелось мне чаевничать у Распутина в Иркутске.  И Валентин Григорьевич как бы между прочим заметил: «О себе я все сказал в моих книгах. Но как только уйду из жизни, столько шустрых напишут всего и вся, что читателям только придется удивляться обилию моих «друзей». Тебе Эдуард, верю, нашей дружбе уж скоро полвека.  Это даст тебе возможность написать достойную чистую  и правдивую книгу».

Я рад, что такая книга о Распутине состоялась. Она называется: «В.Г.Распутин. Документальная повесть о дружбе с писателем». Издана в Москве, в издательстве Российский писатель в 2017 году.

Говорить о Валентине Распутине, а тем более писать мне одновременно было легко и  сложно. Легко потому, что творчество этого писателя стало частью моей потаенной духовной жизни еще с юности. Но именно поэтому же и сложно, как сложно всегда говорить о самом потаенном. Легко потому, что у меня много писем, книг с автографами Распутина, много материалов о нем. Но сложно именно по этой же причине – по какой сложно отделить главное от второстепенного. И кто, если говорить о писателе такого уровня, как Распутин, может знать – что главное, а что второстепенное? А потому, как я ни стремлюсь к объективности, все равно мои статьи о Распутине, конечно же, не лишены субъективности.  С течением времени те события, как Распутин вошел в мою жизнь, как помогал мне своими произведениями отвечать на мучительные вопросы, которые не может не задавать себе любой русский человек в такое непростое для России время обретают все более глубокие оттенки. Ведь «лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянье».

Мне посчастливилось встретить впервые будущего нашего классика  еще тогда, когда время в стране было относительно благополучным, советским. Когда он был молод и только начинал свой путь в большую литературу. В силу возраста мы тогда еще не имели «в миру» имени и отчества.

Как хорошо сказал о Распутине журналист Глеб Чашин:

«Подобные люди, как комета Галлея, появляются крайне редко, а когда приходит их время, уходят и оставляют после себя великое наследие и столь же великую скорбь…».

Каждый день стараюсь прожить так, как жил и как призывал в  своей статье «Тридцать лет спустя» (журнал «Сибирь»№1 2004 года) Валентин Григорьевич – не поддаваться унынию и робости перед сгущающимся злом, не врать себе и людям, стремиться к нравственной чистоте и правде в отношениях, не поддаваться искушению потребительства.

Хочу пожелать каждому молодому писателю непременно иметь на столе книгу Распутина, как ориентир в жизни и творчестве. А между тем я напрасно думал, что книгу о Распутине уже написал и поставил точку. Потому что эта точка превратилась сначала в многоточие, а потом и в запятую. И работа над продолжением книги продолжается.  Книга пополняется новыми фактами, документами, фотографиями и воспоминаниями. На моём рабочем столе растет стопка присылаемых со всей России книг и журналов, где авторы делятся воспоминаниями о Валентине Григорьевиче. Пополняется моя домашняя библиотека и новыми книгами Распутина, вышедшими уже после его смерти.

Беру из стопки одну книгу. Воспоминания сибирского писателя Альберта Гурулёва «Остановиться и оглянуться», изданные Иркутским издательским  центром «Сибирь».  Автограф гласит: «Эдуарду Константиновичу мои житейские воспоминания о дорогом для нас человеке. Сердечно… А.Гурулёв».

Отрывки из этой книги Альберта Семеновича публиковались в журнале «Сибирь». Но я знал, что Гурулёв работает над книгой  воспоминаний и очень ждал ее. Вот что он пишет в предисловии своей книги: «Я никогда не думал, что буду писать о Валентине. Не чувствовал такой потребности: чего писать, если вот он, живой и свойский, рядом, на худой конец – в телефонной доступности. Писать о Валентине Григорьевиче Распутине, о его творчестве – удел высоколобых литературоведов и критиков, к коим себя не причисляю, а житейские дела интересны вроде бы лишь обывателю. У нас была возрастная разница чуть ли не в два с половиной года в мою пользу, и по житейской логике не я должен был о нем писать. Но произошло то, что произошло, и теперь, чувствую, что надо рассказать и о бытовых мелочах, среди которых ­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­ выпестовывалась суть большого писателя. Вспомнить… и мысленно пройти шестидесятилетний путь дружбы от встречи в пятьдесят четверном году прошлого века в студенческом общежитии Иркутского университета до расставания – и, как оказалось, навсегда – перед его отъездом в Москву «на зимовку» и лечение в первых числах октября четырнадцатого года века нынешнего…»

Дополнить эту цитату из предисловия следует словами Василия  Козлова, предваряющими книгу: «Воспоминания Альберта Гурулёва посвящены обыденной, бытовой стороне каким был Распутин в близком кругу, в товариществе, а если быть более точным, каким видел его Альберт Семёнович. И это личное наиболее ценно еще и потому, что Альберт Гурулёв, может быть, последний и единственный близкий друг Валентина Распутина. Они дружили со студенческой юности, и, если эта дружба длилась многие десятилетия, значит, ей сопутствовало обоюдное тяготение».

Эта книга вышла в год восьмидесятилетия со дня рождения Валентина Григорьевича Распутина. И была представлена на VIII международном славянском литературном форуме «Золотой Витязь». Альберт Семенович за свою книгу «Остановиться … и оглянуться. Воспоминания о Распутине» заслуженно удостоен «Серебряного Витязя» в номинации «Публицистика». На уровне региона книга была отмечена премией Губернатора Иркутской области. Хочется, раз уж речь зашла об этом, от всей души поздравить своего старшего товарища – коллегу, автора замечательной книги о Распутине, со всеми заслуженными наградами… Попутно вспоминается, как довелось нам с Альбертом Семеновичем в 2016 году в Дни русской духовности и культуры в Иркутской области вместе выступать перед читателями Центральной городской библиотеки города Усолье- Сибирское.

Нельзя обойти вниманием книгу воспоминаний и интервью «Тулунские встречи Валентина Распутина», изданную  издательским центром «Сибирь» в 2017 году. Автором проекта, составителем и автором предисловия выступил известный иркутский поэт Василий Козлов. Василий Васильевич был другом Распутина. В течение шестнадцати лет (по 2012 год)  Василий Козлов являлся главным редактором журнала «Сибирь».

Добрых слов заслуживает и предприниматель из Тулунского района Николай Васильевич Терещенко, который был последним, кто навестил Валентина Григорьевича Распутина в Иркутской областной больнице перед его последним отъездом в Москву. Это благодаря Николаю Терещенко книга о Распутине была издана и дошла до читателя.

Нельзя не назвать ещё одну книгу о Распутине, изданную в 2017 году в издательстве «Ретроцентр». Это книга «Живём и помним. Воспоминания о Валентине Распутине» с предисловием Владимира Скифа. Ее собрали и выпустили в печать близкие родственники Валентина Григорьевича  — поэт Владимир Скиф и его супруга Евгения Ивановна Молчанова, родная сестра Светланы Ивановны жены Распутина. Даже невооруженным «неписательским» глазом видно, что главным редактором и составителями этой книги была проведена многогранная, кропотливая, серьезная и несуетная  работа, которая длилась полтора года – с июля 2016 года по декабрь следующего года. В книгах о Распутине суета неуместна!

Родственниками Распутина был собран большой материал для книги – воспоминания о личном и телефонном общении с писателем, воспоминания журналистам, родственников и друзей… Всех тех, кто с радостью откликнулся на идею издания такой книги памяти великого земляка и современника. В книгу даже вошли воспоминания о Распутине Митрополита Иркутского и Ангарского  Вадима. А также воспоминания урожденного иркутянина, ныне живущего  в Москве, писателя Валерия Хайрюзова, воспоминания  художественного руководителя Иркутского театра народной драмы, заслуженного деятеля искусств России Михаила Корнеева, сибирского писателя и друга Распутина Альберта Гурулёва. Воспоминания о Валентине Григорьевиче написали народная артистка России, исполнительница роли старухи Анны в спектакле по повести Распутина « Последний срок» Наталия Королёва.  Председатель Аксаковского Фонда, замечательный русский  прозаик из Уфы Михаил Чванов. Журналист из Красноярска Владимир Зыков, работавший с Валентином Распутиным в газете «Красноярский комсомолец». Московский писатель Игорь Шумейко и красноярский писатель Александр Щербаков, иркутский журналист Владимир Ходий, предприниматель и путешественник из Тулуна Николай Васильевич Терешенко, писатель Николай Зарубин, известные московские писатели  Александр Проханов, Владимир Лигутин, критик Валентин Курбатов. В книгу написал воспоминания друг и соратник Распутина Виктор Стефанович Кожемяко, спецкор газеты «Правда» издавший три книги своих бесед с ним: « Диалоги о России», «Боль души» и «Эти двадцать убийственных лет»… Иркутский прозаик  Анатолий Байбородин, Ким Балков, поэт Тимур Зульфикаров и многие другие, ведь не перечесть писателей и журналистов, для которых имя Распутина было олицетворением таланта и совести.

В книгу вошли размышления о Распутине тех выдающихся писателей и деятелей культуры, кого уже не было с нами на момент ухода из жизни Распутина. Это  большой русский писатель Виктор Астафьев, народный артист СССР Михаил Ульянов, выдающийся русский писатель Владимир Солоухин, фотожурналист Эдгар Брюханенко, поэты Глеб Пакулов, Сергей Иоффе, Татьяна Суровцева, Михаил Вишняков, Анатолий Горбунов, Юрий Аксаментов, Георгий Замаратский…

Руководитель проекта и главный редактор книги воспоминаний о Распутине поэт Владимир Скиф провел огромную организационную работу, собрав в книгу столь разных и далеко от Иркутска живущих деятелей литературы и искусства.

Впервые в книгу воспоминаний о великом прозаике Распутине были включены стихи, посвященные ему. Из числа написанных при его жизни, а также написанных в честь его памяти. Ведь всем известно, что Валентин Григорьевич очень любил поэзию! Стилистика и творчество поэтов, чьи стихотворения вошли в книгу воспоминаний о Распутине, очень различны. А география авторов стихов настолько обширна, что приходится удивляться, как составители смогли собрать воедино практически всю географию необъятной России —  тут и поэты из Москвы Станислав Куняев, Владимир Костров, Мария Аввакумова,  Марина Кудимова, Геннадий Иванов, Валентина Коростелева, Людмила Барыкина и так далее. А рядом с ними поэты российских регионов – Николай Рачков (Петербург), Евгений Семичев (Самара), Игорь Тюленев и Анатолий Гребнев (Пермь), Надежда Мирошниченко (Сыктывкар), Нина Волченкова (Брянск), Любовь Ладейщикова (Екатеринбург), Людмила Владимирова ( Одесса), Екатерина Пионт (Тюмень),  Станислав Минаков (Белгород), Михаил Вишняков (Чита), Валерий Алексеев (Ангарск), Василий Забелло (Байкальск), поэты-иркутяне, земляки Распутина — Анатолий Зилевский, Сергей Иоффа, Василий Козлов, Нина Мелихова и  многие-многие другие поэты.

Эта удивительная книга стала первой ласточкой в серии воспоминаний о Распутине, которые, конечно же будут издаваться и в Москве, и в Иркутске. Пока еще не написали своих воспоминаний о Валентине Распутине Станислав Куняев и  Владимир Костров, великие русские певицы Татьяна Петрова и Евгения Смольянинова, выдающиеся актеры Василий Лановой и Александр Михайлов, которые были знакомы с Распутиным по замечательному празднику русской духовности и культуры  «Сияние России»…

А то, что уже написано и представлено в вышедших в свет книгах, проникнуто душевно и бережно, с великой любовью к Валентину Распутину, радует и печалит, очищает и просветляет русскую душу, заставляет задуматься над нелегкой, подчас трагической, жизнью выдающегося нашего современника, с которым мы жили в одну эпоху. А мне так еще посчастливилось встречаться в Чите, Москве и в Иркутске, посчастливилось общались и соразмерять свои поступки с его поступками, с его совестью и нравственными постулатами. И понимать: Валентин Распутин – это великое средоточие ума и таланта. Неизменных принципов добро и твердого стояния за русский народ, за Русь великую.

Его Слово и Дело так сроднились с русской действительностью,  что продолжает хранить нашу страну и после его ухода.  Понимание этого подспудно и явно прослеживается во многих стихах и воспоминаниях авторов замечательного тома воспоминаний о Валентине Григорьевиче, изданного в Иркутске.

***

Я не только автор книги, посвященной Валентину Распутину. Я счастливый и жадный читатель всего того, что пишут о Распутине сегодня. Благо, большинство авторов таких изданий стараются, чтобы издания попали в руки нет. И вот у меня в руках книга Николая Зарубина «Сибирская глубина и Валентин Распутин.  Заметки провинциала» (Москва, издательство «Вече» 2018 год).

…Приезд Валентина Распутна в мае 2003 года, в один из районов земли иркутской, а именно в Тулунский, стал памятным событием для всех жителей района. Этот приезд послужил поводом для написания прозаиком Николаем Капитоновичем Зарубиным книги о глубине сибирского русского характера через творчество и судьбу Распутина. Книги-осмысления исторического пути Сибири,   бытовых реалий, человеческих взаимоотношений и событий конца XX и начала XXI века. И все это на примере сибирской глубинки. В книгу включены и другие очерки Николая Капитоновича, посвященные истории и выдающимся людям Тулунской земли.

По итогам XIV Всероссийского конкурса региональной и краеведческой литературы «Малая Родина» — 2018 в номинации «Люди нашего края» книга Никола Зарубина получила первое место. Этот ежегодный конкурс региональной и краеведческой литературы  проводится под эгидой Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям уже много лет и завоевал признание российских издателей. В конкурсе 2018 года участвовало около 250 изданий из разных городов России — Москвы, Санкт-Петербурга, Воронежа, Курска, Рязани, Якутска, Казани, Ижевска, Нижнего Новгорода…

Немного позже в городе Кирове вышла книга Николая Пересторонина «Путешествие в судьбу. Иордан. Байкал. Великая».

Эта книга о Распутине стала книгой-путешествием в судьбу  Валентина Распутина. И уникальность ее в том, что Николаю Пересторонину тоже выпало счастье общаться с Валентином Григорьевичем. Сюжет этой книги определила судьбоносная встреча в селе Великорецком, где в ноябре 1997 года Валентин Григорьевич Распутин побывал с группой российских писателей. Она позвала автора Никола Пересторонина в дорогу — на Байкал и в Иркутск, город Валентина Распутина. Но позвала не сразу, а через пару десятилетий: тем глубже стало осмысление бесед и событий, значение которых часто лицом к лицу не увидать…

За годы, что прошли со дня смерти Валентина Распутина в центральной прессе и региональных изданиях России появилось множество статей и воспоминаний о великом писателе. Я не склонен говорить о российской «Распутиниане», но количество изданий неуклонно растет… Отдельную благодарность за внимание к распутинскому наследию надо выразить журналу «Сибирь», что в 2018 году опубликовал  воспоминания кандидата филологических наук, доцента Иркутского государственного университета Натальи Дуловой « Молчановы и Распутины в моей жизни». Наталья Дулова вспоминает о семье Молчановых, из которой происходит супруга Валентина Григорьевича, рассказывает о самом Распутине и очень тепло и искренне вспоминает о Светлане Ивановне – жене и друге Валентина Григорьевича.

***

Моя «Распутинина» постоянно пополняется. Недавно в руках у меня оказалась еще одна книга. Книга самого Распутина, посмертное его издание —  «На родине». Полиграфически и составительски безукоризненное издание издательства «Алгоритм», книга состоит  из рассказов, очерков и статей Валентина Григорьевича. Радуясь появлению этой книги, с горечью приходится признать — это единственная книга Валентина Григорьевича в моей библиотеке без его автографа. Но она дорога тем, что составлена самим автором еще при его жизни. Книга  повествует о неразрывной связи человека со своей малой родиной, о том, как важно сохранять эту связь в современном агрессивном и перенасыщенном информацией мире, о том, какой надежной защитой от жестокости и равнодушия может стать для человека  связь с малой родиной.

IV

Достаю особо значимую для меня папку с фотографиями Валентина Григорьевича Распутина, где он с родными и близкими, с гостями праздника «Сияние России», фото обложек его  многочисленных книг, автографы… Тут не захочешь, за поневоле исполнишься гордости от такого богатства, связанного с нашим классиком: одних только фотографий прототипа рассказа «Уроки французского» Лидии Михайловны Даниловой (Молановой) больше десятка, начиная с учебы в школе  и до преклонных лет.

Даже когда ищу нужное фото, не могу отказать себе в удовольствии неспешного просмотра фотографий. Перебираю их, вспоминаю… И вот нужная именно сейчас! На ней место захоронения самых близких Валентину Григорьевичу людей – дочери Марии и жены Светланы, с которой они прожили более 50 лет. Двух самых любимых и близких Распутину женщин! Больно перевести взгляд в левую сторону фотографии – туда, где Распутин завещал похоронить его, рядом со своими любимыми женой и дочкой. Место предполагаемой распутинской могилы пусто! И то сказать словами Писания, сказанными о Спасителе – не ищите живого среди мертвых. Но если отрешиться от образности, то невольно возникает недоумение — почему не была выполнена последняя воля   писателя?

… И снова нахлынут воспоминания. Горькие, но и светлые одновременно. Помнится, в последний день работы Всероссийского праздника русской духовности и культуры «Сияние России» в Иркутске в 2013 году удалось мне побывать в святая святых для Распутина – на Смоленском кладбище, что раскинулось на высоком лесном, песчаном холме, откуда открывается вид на долину Иркута. На этом кладбище жена и дочь Валентина Григорьевича. А я побывал там тогда благодаря известному кинооператору, фотохудожнику, писателю, общественному деятелю, заслуженному деятелю искусств России и Белоруссии Анатолию Заболоцкому. Услышал случайно, как Анатолий Дмитриевич просит художественного руководителя Иркутского театра русской драмы, заслуженного деятеля искусств России, заслуженного артиста России Михаила Георгиевича Корнева  свозить его на кладбище, где похоронены Мария и  Светлана Ивановна Распутины. И попросил взять меня с собой,  давно уже хотелось поклониться могилам этих женщин.

Смоленское кладбище. Могилы Светланы Ивановны и Марии.

И вот когда мы  уже тронулись в путь, выяснилось, что  никто из нас не знает, где находятся могилы. И тут я рискнул позвонить Валентину Григорьевичу. Он помолчал в трубку. Потом спросил: «А где вы сейчас находитесь?». Мы были еще в пределах Иркутска. Валентин Григорьевич велел подъехать к нему. Вышел с пакетом в руке. Как назло, у нас не получилось купить цветов: цветочный магазин, на который мы рассчитывали, оказался уже не цветочным!.. И так вот, без цветов, покаянно явились мы на кладбище. Когда стояли около могил Марии и Светланы, Валентин Григорьевич вынул из пакета бутылку марочного итальянского вина. И снова накладка: в машине не оказалось ни штопора, ни стаканчиков. Михаил Корнев как-то  чудом проткнул пробку вглубь бутылки. Так вот, по-русски, по-сибирски, без сервировочных изысков добрались мы до содержимого красивой итальянской бутылки…И также по-русски, по-мужицки, что говорится, прямо «из горла» пригубили по горькому поминному глотку. Я себя в душе ругательски ругал (да и сейчас не могу себе простить), что не подготовился к такой знаковой  поездке надлежащим образом. Но кто ж знал, что Бог пошлет мне эту поездку?..

Грустно, что судьба порой посылает нам возможность, а мы оказываемся не готовы… Видел я, что и у моих спутников как-то погрустнели и помрачнели лица. Только Распутин стоял, как всегда, отрешенно. Да еще Анатолию Заболоцкому некогда было предаваться мрачным думам, он снимал на камеру для будущего фильма кладбище, лес …  И вдруг – с дерева – белочка! Прыг прямо к нам. И ну-давай вертеться возле нас! И не боится ведь нас, человеков! Смотрю на белочку – и как-то отлегло на душе. Вдруг Валентин Григорьевич говорит: «А ведь это добрый знак, это душа усопших нам  о себе знать дает…» Анатолий Заболоцкий эту белочку как только ни снимал, с каких ракурсов! А она и кинокамеры не боялась, словно всю жизнь выдающимся кинооператорам позировала!..

Когда уходили с кладбища, Валентин Григорьевич сначала замедлил шаг, а потом и вовсе остановился: «Эдуард, а вот здесь, рядом со Светланой Ивановной, будет и моя могила. Мы были вместе всю земную жизнь, будем и после смерти рядом лежать…»

А вечером, накануне отъезда писателей из Иркутска, Распутин подарил мне красочный фотоальбом, изданный в Иркутске в 2012 году — «Валентин Распутин. Дорога домой» с таким автографом «Дорогому Эдуарду – не ахти какая книга, но все-таки. С надеждой на новую встречу в Иркутске. В.Распутин. 04.10.2013г.»

И, видимо, не только я, но и Господь прочёл распутинский автограф. Потому что встреча наша состоялась… Да, она состоялась, хотя Валентина Григорьевича уже не было в живых! Она состоялась через три года, когда я снова приехал на традиционный иркутский литературный праздник «Дни русской духовности и культуры. Сияние России». Первым делом я тогда поехал в знаменитый монастырь. Валентин Григорьевич был похоронен в Некрополе Монастыря.

Однако попасть на могилу Распутина и возложить цветы не получилось. Могила была огорожена и возле нее шли какие-то работы. Я потерянно бродил по некрополю, читая эпитафии на могилах. Обнаружил, что рядом с могилой Валентина Григорьевича находится украшенная черной мраморной плитой могила княгини  Екатерины Ивановны Трубецкой – жены знаменитого декабриста. И вообще, обнаружил, что наш классик обрел последнее пристанище в кругу декабристов, которых в Сибири очень любят и уважают, как подвижников культуры и просвещения. Поодаль нашли свой приют декабристы Муханов, Попов, Бечасный…

Только назавтра, когда нас, участников литературного праздника «Сияние России», повезли в Знаменитый монастырь и мы участвовали в официальной церемонии открытия памятника выдающемуся писателю земли русской Распутину, возложил я на могилу Валентина Григорьевича букет алых роз.

На могиле Валентина Григорьевича Распутина

Памятник открыл и освятил митрополит Ангарский и Иркутский Вадим при большом стечении народа. И все шло так по-сибирски чинно и несуетно, и на душе как-то понемногу стала угасать горькая боль… Но, когда упало покрывало с памятника, я чуть не ахнул. Памятник представлял из себя серый, похожий на масонский, огромный крест. Красивый, но… какое отношение к этому памятнику может иметь такой удивительно русский писатель, как Распутин? А ведь до этого роскошного памятника на  могиле Валентина Григорьевича стоял деревянный православный крест. Зачем было его менять на масонский? Сердце снова заныло…

Конечно же, не мог я тогда не побывать и на том Смоленском кладбище, где завещал себя похоронить Распутин. Порадовался, что могилы  Светланы Ивановны и Марии Валентиновны ухожены, огорожены единой оградкой, и после смерти мама с дочкой неразлучны. Вот только горячо любимого ими при жизни мужа и отца – Валентина Распутина – нет рядом с ними, как он хотел бы лежать после смерти…

И снова не отпускает и гложет душу вопрос – почему не была исполнена воля великого писателя? Ну а далее — самое «интересное» и очень грустное.

V

Сижу как-то за письменным столом, копаюсь в своих архивах и попутно жду звонка от друзей из Иркутска. Знаю, что именно сегодня должно закончиться судебное дело, о котором говорить больно, но сказать надо. Сегодня суд вынесет решение. А суть ситуации вот в чем. В 2016 году в Москве, в издательстве «Молодая гвардия» в серии «Жизнь замечательных людей» вышла книга Андрея Румянцева «Валентин Распутин».

На фото: Сергей Валентинович Распутин

А уже во ближайшем номере журнала «Сибирь» ( 2017 год,  стр.265-270, появилась статья Сергея Распутина (сына Валентина Григорьевича). Статья под названием «Замысел или умысел?». В своей статье сын Валентина Распутина делает краткий разбор некоторых глав книги Андрея Румянцева. В частности, вот что он пишет:

«Текст книги Андрея Григорьевича Румянцева «Валентин Распутин» в серии «ЖЗЛ» попал ко мне случайно. Ни автор, ни издательство ни горели желанием знакомить с ним ни меня, ни моих близких родственников, хотя бы для того, чтобы попытаться избежать каких-то неточностей и ошибок. Февраль уже близился к концу и в «Молодой гвардии» готовились отдать текст в верстку – спешили успеть к годовщине смерти моего отца. Для меня до сих пор остается загадкой, как рукопись в таком сыром виде могла находиться буквально в двух шагах от печатного станка? Почему издательство смотрело сквозь пальцы на все ее недостатки? И если бы не наше незапланированное вмешательство, она была бы опубликована гораздо раньше и в еще более далеком от совершенства состоянии. Мы со своей стороны внесли миллион поправок, однако большая их часть была оставлена без внимания. Ну что же, Андрей Григорьевич, как автор, имел на то полное право, и надо отдать ему должное, что он все-таки согласился кое-что убрать, а кое-что, наоборот, добавить. Все это время я надеялся, что найдется в литературном сообществе профессионал, который оценит книгу по достоинству, но прошел уже почти год с момента ее выхода в свет, а никакого откровенного, без личной вежливости, отзыва так и не появилось. И я решил дать свою оценку этой работе. На мой взгляд, книга слабая, поверхностная и вызывает разочарование… Позвольте мне остановиться еще на одном символичном примере, показывающем, как автор книги относится к фактам, насколько для него важна та или иная информация и чем он руководствуется при жизнеописании своего героя, — это цитата из отзыва сына Валентина Григорьевича Распутина – Сергея Валентиновича».

Далее речь идёт о Б. Дмитриеве. И снова слово Сергею  Валентиновичу Распутину:

«Этот фотограф  не раз упоминается в книге А.Г.Румянцева, и даже делится своими воспоминаниями о писателе. Читая их, возникает ощущение, будто Б.Дмитриев был с писателем в дружеских отношениях. Да, действительно, был – до одного случая, после которого их общение полностью оборвалось. Подробно об этом написала в статье «Все беды – от  наших заблуждений»  известный иркутский критик Валентина Андреевна Семенова. Суть его в следующем. Писатель получил премию Правительства РФ за книгу «Сибирь, Сибирь» 2006 года издания. Автор фотоиллюстраций Б.Дмитриев награжден не был. Он направил протестное письмо в правительство, где предупредил, что если его права, как автора книги, не будут удовлетворены, он подаст в суд. Затем он позвонил писателю и сообщил ему эту новость. Как мне известно, отец поначалу оторопел от такой наглости, однако принял решение отдать фотографу половину премии (500 000 рублей), несмотря на очевидную нелепость его претензий. «Шаг для Валентина Григорьевича настолько естественный, что никто не удивился», — пишет Валентина Андреевна Семёнова в своей статье. Я почти уверен, что Дмитриев, зная отца, на это и рассчитывал, когда звонил ему. Очевидно, он отдавал себе отчет, что в случае чуда шансов у него никаких. Отец же, идя на такой «естественный» шаг, стремился как можно скорее закрыть тему и избавить себя от общения с человеком, который вызывал у него теперь только чувство брезгливости. С другой стороны, предлагая фотографу половину премии, писатель, возможно пытался дать ему последний шанс. Он как бы искушал его кругленькой суммой и ставил перед выбором: взять деньги, на которые при любом раскладе у того не было никаких прав, и окончательно потерять лицо, или хотя бы попытаться остаться — конечно, с большим натягом – порядочным человеком,  натянув на себя маску « борца за справедливость», ищущего «правду» в суде. Дмитриев деньги взял, не моргнув и глазом, и навсегда исчез из жизни писателя. Многие иркутские  литераторы расценили тогда его поступок, как вымогательство.

Книги воспоминания о Валентине Распутине

Но речь не о Дмитриеве. Речь о книге, которую мы обсуждаем. Прочитав рукопись, я предложил автору рассказать всю правду. Сказал «А», упомянув фотографа в своей книге, так скажи и «Б». но автор предпочел это злополучный инцидент замолчать, сделав вид, будто ничего не произошло. А зря. Мне кажется, что подобные истории из жизни в сто раз интереснее и ценнее, чем целые отрывки из его произведений, которыми так бесцеремонно злоупотребляет автор. Потому что не только работа и творчество, но и поведение человека в непростых ситуациях характеризует его, как личность. И еще: есть что-то лицемерное в этих дружеских воспоминаниях фотографа о писателе без правдивого рассказа о том, как полмиллиона рублей, принадлежавшие писателю, чудесным образом оказались в кармане его «друга».

Цитата закончена. И я позволил себе такую длинную цитату из отзыва Сергея Валентиновича Распутина потому, что ситуация на этом на разрешилась. Сразу же после опубликования статьи в журнале «Сибирь» вышеупомянутый распутинский «друг»-фотограф Борис Дмитриев не преминул обратиться в Кировский районный суд города Иркутска. Предъявил иск к сыну писателя и  Иркутскому региональному отделению Союза писателей России, требуя признать не соответствующим действительности, порочащими честь, достоинство, деловую репутацию сведения, озвученные в статье «Замысел или умысел?», опубликованной в  журнале «Сибирь». Видимо, возомнивший себя соавтором классика  фотограф, получив в свое время фактически ни за что полмиллиона рублей с самого писателя, решил на этом не останавливаться и получить еще деньги с сына классика, имевшего неосторожность доверять ему настолько, что позволить оформить его фотографиями свою книгу. В общем, Борис Дмитриев вошёл во вкус и затребовал в качестве моральной компенсации взыскать с Сергея Распутина и иркутской писательской организации 300 000 рублей. И при этом еще обязать якобы оскорбивших его достоинство Сергея Распутина и Иркутское региональное отделение Союза писателей России опровергнуть якобы не  соответствующие действительности, порочащее честь, достоинство, деловую репутацию сведения. Вот так вникнешь в ситуации, и крамольная мысль закрадывается в голову – хорошо, что сам Валентин Григорьевич всей этой тяжбы не увидит и не услышит!.. Он с его порядочностью и щепетильность, вряд ли бы вынес такое…

Суд проходил очень сложно и длился с апреля по октябрь 2018 года. Множество свидетелей, судебная лингвистическая экспертиза… И в итоге суд решил исковые требования фотографа Бориса Дмитриева удовлетворить, правда, частично.

Иркутское региональное отделение Союза писателей России суд обязал в течение месяца опубликовать резолютивную часть решения суда в очередном выпуске журнала писателей России «Сибирь». А с Сергея Распутина взыскать в пользу Бориса Дмитриева 10 000 рублей в качестве морального вреда. Также аналогичную сумму суд постановил взыскать и с иркутской региональной писательской организации. Все остальные требования фотографа суд не счел обоснованными. Точку в этом деле поставит лишь областной суд…

VI

Конечно, чего скрывать, решения областного суда я ждал с нетерпением, уж очень вопиюще выглядела ситуация с претензиями фотографа к классику, его сыну и коллегам…И тут вбегает ко мне мой младший внук, десятиклассник Архип: «Дедуля, открыл твой электронный адрес, а там материал интересный. Вот распечатал и принес, читай, изучай…».

Это было письмо от моего давнего друга Елены Григорьевны  Койнова, доцента Тольяттинского государственного университета, член Международного Есенинского общества «Радуница». Она прислала мне ксерокопию статьи из газеты «Православная Москва». Статья называлась «Неизвестная «Священная война» и в статье рассказывалось об авторских перипетиях великой песни «Священная война», автором текста которой было принято считать известного советского поэта Лебедева-Кумача. Но на деле не все так просто оказалось с авторством стихов этой песни. И высказывалась версия, что «Священная война» родом из прежней России, из Первой мировой. Стихи написал в 1916 году учитель словесности из города Рыбинска Александр Боде. Так писала в статье журналист Анастасия Чернова. Далее поясняла, что до революции песня не успела приобрести известность, а потом еще два десятилетия пролежала у Боде не востребованной. Невзирая на свои немецкие корни, Александр Адольфович Боде был верующим русским православным человеком. За год или два до смерти, в 1939 году (Бодэ умер в 1939 году – прим. Э.А.), он послал свое произведение Лебедеву-Кумачу, известному автору тогдашних советских патриотических произведений. Понимая, что под его  немецкой фамилией Бодэ эта великая песня не имеет шанса быть услышанной, автор стихов был готов пожертвовать своим авторством и подарил ее профессиональному поэту-песеннику. И таким подарком Лебедев-Кумач не преминул воспользоваться… Читал этот материал, а на ум приходила ситуация с «соавторством» книги Распутина «Сибирь, Сибирь…». А еще вертелись в уме слова  конан-дойловского Шерлока Холмса: «Самая главная ошибка – это придумывать версии. Не осознавая, человек начинает переворачивать факты, чтобы они подходили к его теории, вместо того, чтобы теория соответствовала фактам».

В лихие 90-е годы и по наше время появилось много «охотников за сенсациями»… Показательно, что впервые авторство песни было подвергнуто сомнению в 1990 году на радио «Свобода». И автором «сенсации» стал некий журналист Мальгин. Им впервые была высказана версия, что почти идентичный текст песни был написан гимназическим учителем словесности из Рыбинска Александром Адольфовичем Боде еще в 1918 году. При этом Мальгин ссылался  на дочь Боде Зинаиду Колесникову, которая в начале 80-х годов показывала ему написанный на «пожелтевшей бумажке» текст (то ли написанный самим Боде, то ли переписанный ее рукой). Со слов Зинаиды Колесниковой её отец послал этот текст в конце 1937 года Лебедеву-Кумачу в преддверии будущей войны, считая, что текст может пригодиться в патриотических целях. На основании рассказа дочери Бодэ было подвергнуто сомнению авторство Лебедева-Кумача. Однако документально подтвердить существование автографа песни пресловутый журналист Мальгин так и не смог. Но зато страстно стремился развенчивать «советские мифы»! Потом эту тему сомнения в авторстве Лебедева-Кумача продолжил на страницах «Независимой газеты» другой охотник за сенсациями…

Дочь Лебедева – Кумача, защищая честь и творческое достоинство покойного отца, подала иск на газету в Мещанский районный суд города Москвы. Суд признал сведения, изложенные в статье Шевченко в «Независимой газете» об этом «несоответствующими действительности и порочащими честь, достоинство, деловую репутацию автора песни «Священная война» В.И.Лебедева-Кумача» и заставил газету дать опровержение», что и было газетой сделано, и принесены извинения дочери советского поэта Лебедева-Кумача. Но тема почему-то продолжает время от времени всплывать в газетах… Воистину: ложь и клевета, как сажа, не обожгут, так запачкают!

Спросите, зачем я привожу тут историю с авторством «Священной войны». А затем, что ситуация чем-то похожа на ситуацию с книгой Распутина, на которую нацелился в соавторы фотограф… С каким облегчением не один я, но и многие поклонники распутинского творчества вздохнули, когда в феврале 2019 года судебная комиссия по гражданским делам Иркутского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Бориса Дмитриева к Сергею Распутину и к  Иркутскому региональному отделению Союза писателей России. Областной суд вынес решение отказать фотографу Борису Дмитриеву в его претензиях на якобы оскорбленные честь и достоинство, оцененные им в триста тысяч рублей. Справедливость восторжествовала и спасибо суду. Но каких нервов и крови стоило это торжество близким и коллегам великого писателя! И невольно вспоминаются тут циничные слова Александра Солженицына, которые процитировал в одной из своих острых статей в газете «Завтра» известный публицист, писатель-фронтовик Владимир Бушин: «Отмываться всегда труднее, чем плюнуть. Надо уметь быстро и в нужный момент плюнуть первым…»

Плевак у нас всегда хватало. А уж сегодня их количество приблизилось к критическому и они настолько возомнили себя  совестью эпохи, что им ничего не стоит сутяжничать с самой совестью, чем всегда были и останутся для России книги Валентина Распутина и он сам – их автор.

Эдуард Анашкин

член Союза писателей России


комментария 3

  1. Римма

    Огромная благодарность автору этой замечательной, глубокой и трепетной работы! Валентин Григорьевич — наш родной человек, наша совесть, наша гордость и Пример подлинно христианского служения родному Отечеству!.. «Желающий творить Добро получает от Бога творить оное во всяком месте и среди мира и в безмолвии» (св. Симеон Новый Богослов). Так жил Валентин Распутин и нам заповедовал!..

  2. Благодарный читатель

    Спасибо замечательному русскому человеку и литератору Эдуарду Константиновичу Анашкину! Достойно, цельно. поучительно.

  3. Владимир

    Очень интересный рассказ. Только автору, приводя цитату из В.Г. Распутина, надо было проверить соответствие её тексту оригинала.
    «Откуда мне было знать, что никого и никому еще не прощалось, если человек в своем деле он вырывается вперед. Не жди тогда пощады, не ищи заступничества, для других такой человек выскочка, и больше всего ненавидит его тот, кто идет за ним следом» — здесь много несоответствий, искажающих смысл слов Писателя.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика