Понедельник, 01.03.2021
Журнал Клаузура

«Должна сказать это, даже если никто не услышит». К Международному дню памяти жертв Холокоста

«Только жалко безумно тех роз,

Что бездумно «забыли» полить,

Что их солнце спалило огнем,

А должно было радость дарить…»

Ехала как-то в поезде, относительно долго, интересные сайты и видео на телефоне уже были все просмотрены, журналы прочитаны, чай – кофе выпиты, спать не хотелось, колеса ритмично постукивали и располагали к беседам.  Посмотрев на меня и оценив момент, попутчица решила рассказывать о своей жизни. Она сказала, что поделиться вслух своими глубинами ей посоветовала подруга ее матери, поделиться вслух или даже написать об этом на бумаге. Сказала также, что раньше думала, что никогда это делать не будет, так как не сможет и серьезно не отнеслась к совету. Но вот, прошло время и что-то созрело внутри само — собой, как- то вот так…  И случайно оказавшись с человеком, с которым ничего не связывает, который выслушает молча, возможно, даже ни во что не вникая, о котором она больше никогда не услышит.  И тогда, унесется вся эта «обычная» история далеко — далеко, «размажется» по рельсам — как масло на бутерброде и растворится в бесконечности.

Сказала, что понимает и то, что ее рассказ ничего не изменит глобально, но какая-то глупая вера в то, что, высказав наружу наболевшее, оно каким-то путем попадет в незримое пространство и.., и..? — и что- то изменится…, но скорее всего, что более реально — просто излив душу, она возможно, получит облегчение, как от исповеди.

Если Вы не против, то я попробую, сказала она.  Я ответила, что не возражаю, мое сознание проснулось из полудремы и предложения с языка попутчицы начали раскручиваться как нитка из мотка, иногда путаясь в узлы и узелки, спотыкаясь словами об эмоции. Итак — родилась в относительно благополучной семье, мама – учительница, отец – начальник транспортного цеха, но не в этом суть. Суть проблемы заключалась в том, что ее родители были разных национальностей. Мама славянка, а отец  — другой = еврей, который помнил и носил в себе это, как и то, как пострадала его семья по этой же причине (расстреляли очень многих мирных самых близких членов семьи в годы второй мировой, а если уж быть точнее — почти всех, вывели из домов и расстреляли, просто пришли домой, вывели на улицу и… расстреляли).

Увидев эту картину, смысл которой как написал ее автор……, я примерила к своей, и пазлы сложились – эта картина стала близка мне и понятна. Автор картины в комментариях к ней написал, цитирую – попутчица открыла свой блокнот и медленно прочитала – «Это очень непростая картина, с весьма значительным смыслом. Колесо сломанной телеги дедушки и бабушки. Они ехали на телеге в эвакуацию, в 1941 году, вместе с семьями дяди и тети. Колесо телеги бабушки и дедушки сломалось и поэтому, все вернулись и были через некоторое время убиты фашистами — все. Все были — мирные жители, все убиты зверски пособниками фашистов. Когда рисовал — плакал и долго успокоиться не мог. Но потом был как-то удовлетворен тем, что нашел в себе силы нарисовать это……колесо, со сломанной шестой цельнодеревянной спицей…». Вот такое оно колесо телеги, со сломанной шестой цельнодеревянной спицей. 

«Сломанное колесо». Маслом на листе. А.Катин. 2020.

Рассказчица резюмировала — как же много таких историй, таких похожих и таких разных, в которых за каждым словом стоят разные люди вместе и отдельно, но объединяют такие истории – одна проблема — одна боль – одна беда.

Итак, продолжила она, мой отец всю вторую мировую войну был на передовой (получил множество боевых наград) и пытался всячески оберегать своих дочерей даже от любой информации на национальную тематику. Родителям казалось, что эти проблемы пройдут мимо их детей.

Но от жизни не оградиться ни стеной, ни «розовыми» очками.  Жизнь – она такая — какая есть, и не спрятаться от нее, и не убежать, ее можно только изменить, но это не всем дано.

Семья (родственники), в которой она росла была большая и многонациональная, кроме ее отца в семье были белорусы и русские, украинцы и чеченцы, литовцы и поляки, французы и болгары…  Однако, и это не смогло, даже в детстве, защитить ее уши от неприятных оскорбительных слов и действий по отношению к себе, и к другим лицам национальности отца. «Ошпаренные кипятком» однажды, такие слова не давали ей покоя ни днем, ни ночью, конечно же, не каждый день, иначе можно было просто сойти с ума. Закрытость темы для обсуждения в семье была мотивированной по-своему защитой, но давала обратный эффект и закручивала спираль волнения и тревоги, загоняла ее в глубину сознания, как гвоздь в бревно, формируя рану страха в режиме постоянного ожидания….

Поверьте, сказала мне попутчица, что эти хронические чувства часто тяжелее физической боли.  Они не проходили и преследовали меня всегда: и в детстве, и в отрочестве, и когда стала взрослой…  Этот «лепрозорий» был всегда со мною и забывала об этом только на какой-то период времени, например, когда помогала чем-то другим, во время работы по профессии, от алкоголя, тяжелой физической работы, творчества… Однажды, я спросила бабушку по маминой линии (она русская в десятом поколении, из очень образованной семьи…), думала ли она о данной проблеме выдавая замуж свою дочь за моего отца. Она сказала, что ей такая проблема известна, но в ее семье, этой проблемы не стояло никогда. Потому – так….

Я слушала внимательно и сопереживала.

А она продолжала о том, как будучи подростком, она стояла во время отдыха летом на берегу реки. И какой-то незнакомый парень, который стоял за ее спиной на высоком обрыве над рекой, кинул камень ей в спину с криком – получай жидовская морда, и… и попал (если бы в голову, то…). Она упала на гальку у воды, отключившись на мгновение, и как после этого. превозмогая боль от сильного удара нашла в себе силы подняться с земли, и будто окрыленная какими-то всевышними силами просто «взлетала» на этот обрыв, побежала за обидчиком, догнала его, и надавала ему по щекам… и ушла в состоянии аффекта.

В школе тоже имели место подобные события – били, с определенной периодичностью в классе на переменах за «другую» национальность и ребят, и девчонок, сопровождая речевыми оскорблениями «других» – как? – не хочу описывать как – тяжело очень. Эти дети жаловались родителям, родители приходили в школу, после чего проводили общие собрания в классе с классным руководителем, и..?, и все заканчивалось на мягких тормозах, типа никто не виноват, ничего такого не было, но через некоторое время все это же возобновлялось в том же духе. Да, если бы подробнее описать все помнящиеся события, то можно было бы написать двухтомник или трилогию – сказала попутчица.

Родную мою сестру, продолжила она, которая закончила школу с золотой медалью и была победительницей олимпиад по математике и физике в стране, не приняли в ведущий вуз – сказав прямо в глаза, что знания очень хорошие, а причина отказа – «другая»., и мы ничего поделать с этим не можем – такая установка (после этого сестра больше так и не смогла прийти в себя, мягко говоря).

Рассказала собеседница и о том, как и на работе ее оскорбили однажды, обозвав неожиданно, и как после этого она бежала (натурально бежала) от этого подальше, километр за километром по родному городу, километр за километром, а в ушах все это звучало по — прежнему, и не исчезло и после того, как изможденная она упала где-то, прямо на землю и рыдала в нее и орала долго, очень долго – сколько? – не помнит… Хорошо, что это было какое-то пустынное место и не было никого, никого не было, никого… Лежала на земле и впервые по мне — сказала она,  стали волнообразно «ходить» то холодные, то горячие волны, с головы до пят и обратно… Поднялась, добралась до первого магазина, купила бутылку какой-то настойки или водки (не помню) и выпила из горлышка всю сразу….и не опьянела, только успокоилась… чуть… И повторяла, и повторяла сама себе как молитву девиз Скарлетт из «Унесенные ветром»: -«Я подумаю об этом завтра… Тогда я смогу это вынести…».

С тех пор больше не орала вслух – только в себя, …только в себя, научилась молча, не меняя, при этом, на людях выражения лица…

И как позже, тоже на работе, главный человек на общем собрании актива, при полном зале (сотни людей) кричал с трибуны, что он добьется того, что ни одного «другого» больше не будет работать в коллективе (страшно подумать, что он говорил в своем кабинете) … Как потом и на другой работе прослушала «серию» концертов «музыкальной» группы, из состава руководства, в основном песни «Мурка», с солистами, специально картавившими букву P = «Рррр…»  в словах и с комментариями после каждой такой «арии» на эту же тему о «других». Эти адские представления, трудно было вытерпеть с улыбкой на лице, и не знаю как, но вытерпела и повторные такие же «концерты» тоже.

Я молчала и молчала – сказала она, а потом как закричит – я молчала и молчала всегда –да так громко, что я прямо подпрыгнул с места, думаю, что и весь вагон тоже…

А теперь, продолжила она спокойно, чтобы ощутить глобальнее попробуйте поставить другую 5 графу вместо слова «другой» и перечитайте снова. Например, армянин, вспомнив о геноциде армян, геноцид народов СССР в период Великой Отечественной войны (“План Ост” являлся программой массовых этнических чисток населения Восточной Европы и СССР в рамках более глобального нацистского плана по “освобождению жизненного пространства” (т. н. Lebensraum) для немцев и других “германских народов” за счет территорий “низших рас”, таких, как славяне), русофобию 21 – ого века, геноцид негров в Америке…, геноцид поляков – Волынская резня, геноцид китайцев — резня в Нанкине (японцы в 1937 году только в Нанкине уничтожили более 300 000 женщин и детей)…., Варфоломе́евская ночь – резня на религиозной почве, а по сути – резня за власть и имущество —  массовое убийство гугенотов (протестантов) во Франции, устроенное католиками в ночь на 24 августа 1572 года, в канун дня святого Варфоломея. По различным оценкам, только в Париже в этот день погибло около 3000 человек…, полное, т.е абсолютное уничтожение народов, например, балтийских народов, которые имели свой язык, письменность… и даже флот: курши, ли́вы, земга́лы… К великому сожалению, можно привести много примеров геноцида в мире.

Ну, и как? — спросила она?  Стала тема понятнее?  Пожалуй – ответила я. Вот именно – ответила собеседница.

И продолжила о том, что об этом нужно знать каждому, прочувствовать и представить – поэтому и рассказывает, продолжала рассказчица для того, чтобы понять актуальность этой темы всегда и воспитывать общество так, чтобы такое в принципе, не повторялось ни в каком виде и никогда. Нужно знать, для того же, и историю, не частями, а в хронологии, хотя бы главные события.

Однако думаю, что глобальная политика элит, направленная лишь на обеспечение собственного благополучия (и экономического, и власти) действовали и видимо, будут действовать в русле любых «приправ»: и в разжигании национализма в любом виде, даже против народов, нацию которых представляют эти же лидеры, и в разжигании межрасовых, межконфессиональных и языковых противоречий — все на карту — без каких — то-либо ограничений. И все действия, и «философия» этих «продвинутых» будет «красиво» обоснована, и окутана и «упакована» для ушей какими — то «фактами», вырванными из контекста в угоду сегодняшним интересам этой элиты и «высоким» их идеалам.  А что дальше? …А дальше, как в пословице – «паны дерутся, а у холопов чубы трещат» — страдать будут простые люди: боль, кровь, могилы… и …реваншы?

«История – это не учительница, а надзирательница: она ничему не учит, но сурово наказывает за незнание уроков».

Василий Осипович Ключевский

Или вот Вам еще подобные примеры – продолжила она о личном… Как мой отец, будучи в преклонном возрасте, бредил ночами регулярно не войной, хотя 4 года сражался на передовой (именно, на передовой), а тем, как за ним пришли те фашисты, которые убили его родителей и часто строил ночами в квартире баррикады из мебели, подушек и матрасов…, стонал …и бормотал что-то.

«Шесть в черном квадрате». Маслом на листе. А. Катин. 2020.

Тут все имеет смысл: и черный квадрат, и 6 лепестков, и разделительное поле — типа «инь-ян», и цвета жизни лепестков верхнего яруса и цвета памяти, и уважения – нижних лепестков, и цифра 6 = в память о 6 миллионах жертв геноцида евреев в годы второй Великой отечественной войны. P.S. Фото картины и комментарии из ФБ.

Попутчица посмотрела мне в глаза, оценила… и сказала вдруг быстро, что она закончила уже и стала смеяться внезапно … до хохота.   Сказала, что все это придумала, что все хорошо, что она просто артистка – вот и решила проверить, не утратила ли свои профессиональные качества, отвернулась в другую сторону, без звука вытерла платком глаза… и повернулась ко мне с обворожительной улыбкой.

Стала потом угощать меня конфетами и каким-то рулетом с маком…, прислонилась щекой к окну и тихонько, хорошим голосом неожиданно напела:

«Стук вагонных колес, убегающих вдаль, Стук влюбленных сердец Вам развеет печаль, Радость нового снова поманит к себе, снова солнце заглянет к Тебе и ко мне…». 

Виктория Лом


комментария 3

  1. Катин Александр Яковлевич

    Благодарю Вас, Виктория Лом!!!

  2. Катин Александр Яковлевич

    «История – это не учительница, а надзирательница: она ничему не учит, но сурово наказывает за незнание уроков».
    Василий Осипович Ключевский

  3. валентина

    А.Я. я уже Вам все прокомментировала в устной форме. Поддерживаю целиком и полностью Ваши высказывания по данной теме. Я с Вами солидарна.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные поля помечены *

Копирайт

© 2011 - 2016 Журнал Клаузура | 18+
Любое копирование материалов только с письменного разрешения редакции

Регистрация

Зарегистрирован в РОСКОМНАДЗОР
Рег. № Эл ФС 77 — 46276 от 24.08.2011
Рег. № ПИ № ФС 77 — 46506 от 09.09.2011

Связь

Главный редактор - Дмитрий Плынов
e-mail: text@klauzura.ru
тел. (495) 726-25-04

Статистика

Яндекс.Метрика